Наверх
18 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2008 года: "Борислав МИЛОШЕВИЧ: «Белграду нельзя было заранее отказываться от применения силы»"

Борислав Милошевич, брат покойного президента Югославии и посол в РФ в 1998—2001 годах, в эксклюзивном интервью «Профилю» рассказывает о становлении албанского национализма и о «главной ошибке» Слободана Милошевича.   — Какова ваша оценка недавних заявлений экс-прокурора Гаагского трибунала Карлы дель Понте о причастности албанских сепаратистских лидеров Косово к торговле человеческими органами, изъятыми у захваченных сербов?
   — Речь идет о таком изуверстве, что человеку трудно даже собраться с мыслями… Белград и ранее располагал материалами о том, что с момента ввода в Косово сил KFOR в крае убиты и пропали без вести тысячи сербов. Дель Понте обвиняет в преступлениях в том числе и Хашима Тачи, нынешнего косовского премьера. На Западе пытаются потушить скандал. Очень важно то, что Россия официально запросила у трибунала информацию о преступлениях против косовских сербов и предпринятых действиях по их расследованию. Первыми должны дать объяснения Бернар Кушнер и сама Карла дель Понте. В своей книге она ссылается на препятствия в расследовании, которые ей чинили представители миссии ООН в Косово. Характерно, что о подобных препятствиях говорила и ее ближайшая сотрудница Флоренс Артман, чья книга «Мир и наказание» вышла в свет еще в прошлом году.
   — Возглавлявший до июня 2006 года миссию ООН в Косово (UNMIK) Сорен Йессен-Петерсен называл обвиненного в военных преступлениях Рамуша Харадиная своим другом и говорил, что его присутствие в Косово является «гарантией мира и безопасности». Дель Понте в своей книге описывает посещение нынешним замглавы UNMIK Лари Росином свадьбы близкого родственника Харадиная. Как вы все это объясняете? Могла ли речь идти о прямой коррумпированности руководства миссии ООН?
   — Я считаю это вполне возможным. Думается, что в Косово вообще деньги первичны. Доказательств в юридическом смысле слова у меня нет. Однозначно можно утверждать о совершенно предвзятой позиции руководства миссии ООН. Тот же Бернар Кушнер вводил новые правила, касавшиеся имущественных отношений, таможенного контроля, добивался открытия иностранных представительств в Косово. Он готовил отделение Косово от Сербии. Эти «законы» нарушали правопорядок и суверенитет Сербии, а также резолюцию №1244 Совбеза ООН. Мой друг Живадин Йованович, который был тогда главой МИД Югославии, пытался опротестовывать эти так называемые законы Кушнера, но всякий раз безуспешно.
   — По телевидению мы могли видеть ликование населения Приштины после оправдания Рамуша Харадиная Гаагским трибуналом. Не складывается ли у вас впечатление, что косовские албанцы охвачены радикальным национализмом?
   — Я не стал бы говорить о некоем вирусе фашизма у албанского народа в целом. Но идеология его вождей, особенно в последние десятилетия, действительно становилась все более шовинистической. Вообще, проявления той идеологии, которую нацисты и фашисты в годы Второй мировой войны засеяли в созданные ими независимые государства — Великую Хорватию с Боснией, Великую Албанию с Косово, — налицо.
   Вот, к примеру, Исмаил Кадаре, известный албанский писатель, живущий во Франции, написал предисловие к книге Ибрагима Руговы «Косовский вопрос», изданной в Париже в 1994 году. Кадаре пишет, что албанцы первыми в бывшей Югославии массово покинули компартию, так как она стала для них «символом национального угнетения». «Несколькими столетиями ранее, — продолжает писатель, — они отреклись от христианской веры, чтобы не разделять ее с сербами». Здесь явно выражена идеология «албанизма», национального эгоизма, то есть стремления создать мононациональное, моноконфессиональное и монокультурное общество, и оказывается, что эта идеология близка многим албанским интеллектуалам.
   Со времени создания в 1878 году Призренской лиги развивается концепция объединения всех территорий, населенных албанцами, в одно государство. Собственно, все к тому и идет. Уже несколько лет албанские боевые организации действуют и за пределами Косово — в Македонии (Албанская национальная армия) и в албанонаселенном районе Южной Сербии (Армия освобождения Прешева, Медведжи и Буяновца).
   — Распространение «албанизма» в массах — это и результат жесткой политики Белграда по отношению к косоварам?
   — Еще 15 лет назад миллионное албанское население Косово было в массе своей лояльно к Белграду. Конечно, албанский вопрос существовал и во времена Тито, и раньше, в Королевстве Югославия. В 1968 году в Приштине проходили массовые студенческие демонстрации под лозунгом «Косово — республика!» Демонстрации были во многом инспирированы извне. Тито направил туда две дивизии, и они самим своим присутствием восстановили контроль. Затем был 1980 год, когда руководство СФРЮ было вынуждено ввести режим ЧП в Косово.
   С другой стороны, у меня все-таки нет такой мысли, что даже в прошлом речь шла исключительно о межэтническом конфликте албанцев и сербов в Косово и Метохии. Ведь только в Белграде проживало 90 тыс. шиптаров, то есть албанцев, и не было проблем. Правильнее говорить о конфликте албанского сепаратизма с сербской государственностью. Выраженная антисербская направленность албанскому национальному движению придавалась также извне, а целью было стравить два народа и создать предпосылки для военного вмешательства и достижения собственных стратегических целей.
   В середине девяностых Косово все еще было полиэтническим обществом: там проживали албанцы, сербы, черногорцы, цыгане, горанцы, турки, адыги, потом переехавшие в Краснодарский край. Повторяю, далеко не все албанцы поддерживали радикальных сепаратистов из Армии освобождения Косово и ее идеологов. Именно поэтому в обвинительном заключении по делу Харадиная можно видеть столько имен албанских жертв.
   — Следовало ли Сербии начать военную операцию в Косово после провозглашения косоварами независимости в одностороннем порядке?
   — Вопрос этот сложный. У Сербии сегодня малочисленная армия — около 30 тыс. человек (притом что югославская армия была одной из мощнейших в Европе). В Министерстве обороны Сербии, равно как и в Генштабе, работают западные эксперты. Сербия заявляет о намерении вступить в НАТО. Белградские власти заранее отказались от возможного использования силы. Они заявили, что будут сопротивляться отделению Косово от Сербии политическими, дипломатическими, экономическими методами. Военными — нет. Этим Западу был послан ошибочный сигнал. Никогда нельзя заранее отказываться от любого легитимного средства защиты государства и народа.
   — Зачем Западу создание в лице Косово еще одного мусульманского государства в Европе?
   — Я думаю, что создание независимого Косово — а в перспективе и «Великой Албании» — коррелирует прежде всего с геополитическими целями США. Бисмарк, как известно, говорил: «Хорошо, когда на Балканах идут конфликты и царит напряженность. Это обременяет наших противников.» США, на мой взгляд, используют Косово как своего рода фактор сдерживания Европы, ограничения ее самостоятельной политики, в первую очередь по отношению к России. Для американцев это важно, так как Европа неоднородна, и на смену таким в целом очень лояльным к США политикам, как Меркель и Саркози, могут прийти иные фигуры. Кроме того, о фундаменталистском исламском государстве в Косово говорить все-таки не приходится. Националистическая идеология лидеров Косово не очень опасна для американцев. А с другой стороны, признание Косово для них еще и реверанс в сторону мусульманского мира.
   — Как вы относитесь к плану отделения населенных сербами районов Косово?
   — Здесь нужно учитывать, что психологически, да и политически для любого правительства в Белграде очень трудно начать делить свою территорию. Но я считаю такой вариант легитимным. Если делима Сербия, делимо и Косово — по аналогии с известной фразой о Канаде и Квебеке. С гуманитарной точки зрения это было бы совершенно оправданным — непонятно, каким образом сербы вообще могут жить в агрессивной среде самопровозглашенного Косово.
   — Компромиссный план раздела Косово был озвучен в ходе сербо-албанских переговоров в Рамбуйе в 1999 году. Совершил ли ошибку ваш брат, не приняв его тогда?
   — В Рамбуйе я сам не был, но тогдашний президент Сербии Милан Милутинович звонил мне и давал информацию о ходе переговоров. Об ошибках Слободана Милошевича пусть судит история. Мне кажется, главной его ошибкой было то, что он поверил американцам после Дейтонских соглашений 1995 года. Слободан считал, что этап конфронтации пройден и теперь можно найти с США modus vivendi. Американское руководство ведь публично говорило в то время, что Слободан Милошевич — это фактор стабильности на Балканах. На переговорах в Рамбуйе нашей делегации был представлен ряд албанских партий Косово, и она, делегация, была готова действительно сотрудничать, вести переговоры. Но главная проблема была в том, что переговоров вообще не было. Западные державы не хотели решения проблемы мирным путем. От Белграда требовался вывод войск из Косово, а от албанской стороны не требовалось ничего, даже ограничить действия боевиков. Международные посредники — Кристофер Хилл, Вольфганг Петрич и Борис Майорский — со своими обязанностями не справлялись, они не могли даже обеспечить встречи делегаций лицом к лицу! Или не хотели, не было им велено такое. Так или иначе, в проект соглашения в Рамбуйе в последний момент были вставлены две главы, предусматривавшие ввод войск НАТО на всю территорию Югославии. Ни один лидер суверенного государства не мог согласиться с такими условиями. Даже российская сторона подписала этот пресловутый документ с оговоркой — «кроме глав 2 и 7». Это основные факты, а «планы раздела» — туман…
   Но после свержения Милошевича, в октябре 2000 года, сербское «демократическое правительство» агитировало проживающих в Косово сербов принимать участие в муниципальных и парламентских выборах и тем легитимизировало сепаратистские органы власти. 6 тыс. албанских бандитов были освобождены из тюрем Сербии — без всяких условий, как «инакомыслящие»! Вот вам и демократы… Хотя бы об обмене можно было подумать — на тех несчастных людей, которые в это время ожидали смерти в албанских застенках… Но у сербских демократов был такой подход — все валить на Милошевича и снимать штаны перед Западом, делать все, что Запад скажет.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK