Наверх
25 января 2020
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2001 года: "Брат-2"

У побывавшего в Республике Хакасия человека создается устойчивое впечатление, что люди там живут сами по себе, а экономика работает сама по себе. Неспешный жизненный ритм поддерживает и председатель правительства Хакасии Алексей Лебедь.Лебедь по-хакасски

Алексей Лебедь близок и понятен простым людям. Может быть потому, что глава республиканского правительства действует, сообразуясь со старым правилом: живи сам и дай жить другим.
Народ Хакасии избирал Лебедя председателем правительства республики дважды. Причем во время последних выборов в декабре 2000 года за него в первом туре проголосовало более 50% населения республики. Толкуется это по-разному — начиная от всеобщей любви и кончая полным равнодушием: раз народу не представили других достойных кандидатов, пускай остается человек, всем уже привычный.
Впервые Лебедь был избран главой правительства в 1997 году, завершив — тогда еще непривычным образом — карьеру офицера-десантника. В то время в республике царила политическая неразбериха, и многим фигура командира десантного полка, расквартированного в Абакане, да еще с такой известной фамилией, показалась более чем привлекательной. Кроме того, младший брат Александра Лебедя пришелся по душе руководству Саянского алюминиевого завода (СаАЗ) и получил мощную финансовую поддержку «Сибала» (владельца СаАЗа).
Помощь Лебедь-младший оценил: тогдашний хакасский алюминиевый «серый кардинал» — гендиректор СаАЗа (и правая рука Олега Дерипаски) Эдуард Цукерман — получил возможность поставить на ведущие посты в правительстве своих людей. Так в Хакасии начались годы правления «Сибирского алюминия», и глава правительства, похоже, этому не препятствовал. Экономика республики под чутким руководством «алюминиевых людей» развивалась так, как нужно было им, а председатель правительства занимался совершенствованием собственного имиджа.
В 1997 году, например, Алексей Иванович явился народу в образе лихого десантника: на празднике в честь дня независимости Хакасии тряхнул стариной и прыгнул с парашютом, стропы которого сразу же запутались. Толпа жителей Абакана с ужасом следила за тем, как председатель правительства на большой скорости приближается к земле. Но Бог беду отвел: парашют все же раскрылся и Лебедь отделался лишь крепким ударом о землю, однако особо не пострадал.
В общении Алексей Лебедь естествен, может и поговорить по-простому, и посмеяться от души. Его искренность чувствуют как обыватели, так и местные бизнесмены, прощая Алексею Ивановичу некоторые слабости — например, дружбу с «зеленым змием».
Что же до большой политики, то тут Лебедь-младший находится в тени Лебедя-старшего, правящего соседним Красноярским краем. Впрочем, и попыток выйти из этой тени за ним не замечено. Да и зачем, собственно, было пытаться, если до последнего времени основные вопросы в республике решались людьми «Сибала»?
Хакасский пленник

В последние четыре года, говоря «экономика Хакасии», жители республики подразумевали экономику «Сибала». Однако в 2001 году ситуация изменилась.
История развития промышленности Хакасии в 90-х годах неразрывно связана с двумя гигантами — Саяно-Шушенской ГЭС (СШГЭС) и Саянским алюминиевым комплексом (куда, кроме СаАЗа, входит и АО «Саянская фольга»). Правда, кроме этих предприятий в Хакасии некоторое время работали и завод «Абаканвагонмаш», и комбинат «Саянмрамор», и Сорский молибденовый комбинат, и мощное объединение «Хакасуголь», а также четыре крупных строительных треста. Но — иных уж нет, а те далече.
Новейшая капиталистическая история экономики Хакасии делится, как, впрочем, и во всей стране, на два периода: развал и «приватизация». Развал происходил в первой половине 90-х, а вот период «приватизации» начался с приходом к власти Алексея Лебедя и продлился с 1997 по 2001 год.
«Приватизация» по-хакасски — это планомерная региональная экспансия компании «Сибирский алюминий». Заняв кресло главы республики, Лебедь назначил своим первым заместителем по экономике Аркадия Саркисяна, работавшего до того начальником службы безопасности СаАЗа, а главным консультантом — Эдуарда Цукермана, тогдашнего саазовского гендиректора. По свидетельству очевидцев, двери премьерского кабинета были открыты для Цукермана всегда, и именно он давал бывшему десантнику советы по поводу того, как управляться с новым хозяйством.
Закономерно: кто платит, тот и заказывает музыку. А СаАЗ платил налоги в бюджет республики не только в срок, но и, бывало, вперед, обеспечивая до 60% поступлений бюджета (в 2000 году — более 1,35 млрд. рублей). Правда, СаАЗ не оставался в накладе. Например, состоявшаяся в 1999 году проверка республики Счетной палатой Госдумы выявила, что дотационная Хакасия за свой счет построила многокилометровые железнодорожные подъездные пути к СаАЗу, потратив на это более 30 млн. рублей из своего дефицитного бюджета (в 2000 году дефицит составил 27 млн. рублей, а в 1998 году — более 68 млн. рублей).
В 1997—1999 годах при поддержке Лебедя «Сибал» начал планомерно скупать наиболее перспективные предприятия Хакасии. Так, за четыре последних года под контролем алюминиевого монстра оказались единственный в России Сорский молибденовый комбинат, АО «Абаканвагонмаш», объединение «Хакасуголь» и др. «Сибал» создал в республике и собственную агропромышленную компанию, которая скупила немногие работавшие сельские предприятия. Заметим, что сельхозотрасль в республике и в советские времена была крайне неразвита, а теперь ее доля в бюджете — доли процента. У тех хозяйств, которые еще существуют, изношенность техники превысила 80%, зданий и сооружений — 60%.
И все-таки, несмотря на содействие Лебедя, у руководства «Сибала» не все получалось в деле приватизации. Так, несмотря на все усилия, Цукерман и Дерипаска не смогли осуществить свою заветную мечту — объединить СаАЗ и Саяно-Шушенскую ГЭС. В случае создания этого энерго-металлургического холдинга ГЭС фактически стала бы цехом «Сибала» и продавала бы электроэнергию заводу по себестоимости (2,8 коп. за 1 кВт). Но здесь точка зрения «Сибала» схлестнулась с интересами РАО ЕЭС: при таких тарифах СШГЭС просто не смогла бы осуществить начавшееся сейчас строительство водобойного колодца (тоннеля в обход ГЭС, который при паводках будет служить для отвода сверхнормативной воды из хранилища) стоимостью $156 млн., на такие уступки Чубайс пойти не мог. Кстати, с 15 июля 2001 года среднерасчетный энерготариф для потребителей АО «Хакасэнерго» повысился и составляет 15,53 коп. за 1 кВт (для населения — 29 коп.).
Работая на «Сибал», прежнее правительство Хакасии практически полностью запустило такую важную в экономике отрасль, как строительство. Так, из четырех крупных строительных трестов, активно работавших в Хакасии еще в начале 90-х годов, сегодня остался только один. Дошло до того, что власти Абакана, объявив недавно конкурс на возведение новых социальных объектов, обнаружили, что выбирать им не из кого.
Об экономической стагнации в последние три года говорит и наблюдающееся устойчивое снижение инвестиций в основной капитал. В 2000 году в экономику края поступило 1569,6 млн. рублей — 89,5% к 1999 году. Причем объем вложений в промышленность сократился еще больше и составил 737,5 млн. рублей (82,8% к уровню 1999 года). Строительная сфера получила лишь 57% средств от уровня 1999 года. Правда, словно пробудившись из летаргического сна, Алексей Лебедь поставил своим подчиненным на 2001 год задачу не допустить дальнейшего обнищания экономики. Объем бюджетных инвестиций в экономику республики из всех источников запланирован на 100,4% от уровня прошлого года.
Если говорить об остальной промышленности Хакасии, то она представлена частными ремонтно-строительными предприятиями, автохозяйствами, обслуживающими хакасских промышленных гигантов — от алюминиевого завода до угольных разрезов. Об этой части промышленности руководство республики никогда не вспоминало: небольшой бизнес в Хакасии предоставлен сам себе. Возможно, поэтому он мало-помалу развивается. Особенно это стало заметно, как и во всей стране, после кризиса 1998 года, когда из глубинки, какой, несомненно, является Хакасия, практически исчезли импортные материалы и товары — и никакой катастрофы не случилось.
Начало XXI века совпало с окончанием периода засилья «Сибала» в республиканской экономике. В связи с организацией холдинга «Русский алюминий» Саркисян и другие «алюминщики» уехали из Хакасии. Но вместе с ними исчезло и донорство СаАЗа в бюджет края: превращение «Сибала» в «Русал» в 2000 году перенаправило большую часть налоговых платежей хакасских «алюминщиков» в центр корпораций по месту регистрации — в Самару. В результате из республики ушли такие платежи СаАЗа, как налог на прибыль и часть НДС. Кроме того, на СаАЗе фактически продолжала действовать печально известная толлинговая система переработки алюминия, что привело к формальной убыточности цветной металлургии Хакасии и недобору в бюджет республики.
Впрочем, свято место, как известно, пусто не бывает. В июне 2001 года в Хакасию пришли новые крупные игроки: предприятия, подконтрольные Олегу Потанину, положив таким образом конец многолетней монополии «Сибала» в экономике Хакасии. Норильская горная компания (НГК) в июне этого года стала владельцем Туимского завода цветных металлов, выиграв тендер правительства Хакасии на управление заводом.
Не мешать — значит помогать

Победу на выборах Алексею Лебедю обеспечила реально проводимая политика социальной поддержки незащищенных слоев населения.
Поняв во второй половине 90-х, что ждать от «алюминиевого» правительства республики нечего, многие жители Хакасии сосредоточились на создании своего дела. Поспособствовал этому и принятый еще в 1996 году закон о поддержке малого бизнеса (действовал до принятия Госдумой в 1999 году налога на вмененный доход), предусматривающий для предпринимателей 40-процентное снижение ставок на аренду помещений, находящихся в госсобственности. Реальную помощь оказывал и созданный республиканским правительством «Фонд поддержки малого предпринимательства». Кредиты выдавались за половину ставки рефинансирования, и размер фонда ежегодно увеличивался: с первоначальных 220 тыс. рублей до 7 млн. рублей в этом году.
Может быть, поэтому сейчас на 1000 человек постоянного населения в Хакасии приходится 2,6 малого предприятия (всего — 1522), что является одним из самых высоких показателей в России. В сфере малого бизнеса в Хакасии занято более 20% экономически активного населения. Малое предпринимательство стало одним из основных источников насыщения рынка товарами народного потребления, бытовыми, медицинскими, строительными услугами. Именно здесь в последние годы было создано наибольшее количество рабочих мест.
Вообще, после своего переизбрания на пост председателя правительства Алексей Лебедь объявил, что приоритетом развития отныне будет социальная сфера, улучшение жизни людей. И первые результаты налицо. На 1 июня 2001 года в республике полностью погашены копившиеся с 1996 года долги по выплате детских пособий. Хакасия стала четвертым в России регионом, где целенаправленными усилиями был закрыт этот важный для людей долг государства. А уже к 15 июля 38 тысяч абаканских пенсионеров получили июльскую пенсию с 10-процентной добавкой от правительства Хакасии.
Однако эти меры так и не смогли решить проблему окончательно. Так, удельный вес населения с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума (в Хакасии это 1140,4 рубля в месяц) увеличился с 45,4% в 1999 году до 47,6% уже к началу 2001 года. Т.е. практически каждый второй житель республики является нищим. Да и откуда взяться доходам, если просроченная задолженность по заработной плате уменьшилась за тот же период всего лишь на 5,3 млн. рублей (с 280,6 млн. в 1999 году до 275,3 млн. рублей к 2001 году).
Чрезвычайно существенна и разница между минимальными и максимальными заработками простых жителей Хакасии.
Так, в угольной промышленности средняя зарплата составляет в среднем 2,5—3 тыс. рублей, на СаАЗе поднимается и до 10 тыс. Хотя в бюджетной сфере, у медработников например, заработки колеблются от 300 рублей до 1,5 тыс. рублей.
В 2000 году закрепилась положительная тенденция в сфере обеспечения населения работой. За последние два года прирост занятых составил 6,7 тыс. человек. Численность работников на предприятиях увеличилась на 2,7 тыс. И хотя рост этот произошел за счет развития малых частных предприятий, тенденция общего подъема экономики России повлияла и на условия жизни граждан Хакасии.

Некоторые основные социально-экономические показатели Республики Хакасия

ПоказателиНа 1.01.1999 годаНа 1.01.2000 годаНа 1.07.2001 года
Объем промышленного производства (по сравнению с предыдущим периодом)95% — 53 место*; (95%)**101% — 79 место; (108%)107,5% — 24 место; (104,5%)
Доля трансфертов федерального бюджета в доходной части местного бюджета7,6%8%10,9%
Индекс потребительских цен182,3% — 10 место; (184,4%)139,8% — 37 место; (136,5%)101,2% — 26 место; (100,5%)
Удельный вес населения с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума (в общей численности населения региона)38,0% — 18 место; (23,4%)45,0% — 38 место; (29,9%)47,5% — 43 место; (32,4%)
Среднемесячная начисленная заработная плата занятых в экономике1169,6 рублей — 24 место; (1051,5 рубля)1642,4 рубля — 26 место; (1522,6 рубля)3015 рублей — 27 место (3283,7 рубля)
Просроченная задолженность по заработной плате399 млн. рублей232 млн. рублей268,1 млн. рублей
Средний размер назначенных месячных пенсий424,3 рубля — 24 место; (402,9 рубля)557,3 рубля — 22 место; (521,5 рубля)1057,3 рубля — 25 место; (1020,3 рубля)
Общая численность зарегистрированных безработных11,9 тыс. человек8,2 тыс. человек6,6 тыс. человек

Данные по Чеченской Республике не учитываются.

* Место среди других субъектов РФ.

** Здесь и далее в скобках указан среднероссийский показатель.

ВЛАДИМИР СОКОЛОВ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK