Наверх
23 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "Бренд нации"

Когда идея овладевает массами, она становится материальной силой, говаривал Карл Маркс. Идея «русской мафии», овладевшая умами литовских парламентариев, может стоит поста президенту страны Роландасу Паксасу.
В прошлый четверг депутаты литовского Сейма начали сбор подписей в поддержку начала процедуры импичмента. Как ожидается, оппоненты президента без труда наберут необходимые 36 подписей. По всей видимости, не встретит препятствий и решающее голосование по импичменту: глава парламентской фракции социал-демократов Альгирдас Бразаускас, от воли которого зависит исход голосования, еще в начале декабря предложил Паксасу добровольно уйти в отставку.

Литовские оппозиционеры обвиняют президента в связях с «русской мафией», которая шантажирует его, чтобы захватить крупнейшие литовские предприятия. И теперь Паксасу остается выбирать между отставкой и импичментом.

На Западе (а также в странах, которые, как Литва, к Западу себя причисляют) «русская мафия» — это вообще весьма распространенный жанр компромата. В свое время, когда Республиканской партии США потребовалось «завалить» кандидата в президенты от демократов Альберта Гора, был раскручен скандал об отмывании денег «русской мафии» (то есть выделенных при поддержке Гора и якобы украденных ближайшим окружением Бориса Ельцина кредитов МВФ) через Bank of New York. Потом, правда, ничего не нашли и ничего не доказали. Но, как говорилось в старом анекдоте, «осадок остался».

А в июне 2002 года, в разгар дипломатического конфликта между Россией и Евросоюзом по поводу дальнейшей судьбы Калининградской области, в Италии, Франции и Швейцарии была проведена операция под названием «Паутина». В ходе которой арестовали несколько десятков «русских мафиози». Чем закончилось следствие и что решил суд, до сих пор неизвестно. Но по прошествии полутора лет никаких реальных фактов западной общественности предъявлено не было.

По такому же сценарию «под раздачу» угодил даже российский президент Владимир Путин. В конце 2001 года некоторые германские и американские издания опубликовали материалы о деятельности «Санкт-Петербургской холдинговой компании недвижимости» (St. Petersburg Immobilien und Beteiligungs AG (SPAG), которая, по их мнению, отмывала деньги «русской мафии» и в консультационный совет которой входил вице-мэр Петербурга Владимир Путин.

Причем тут Путин

Мощь и устойчивость представлений о «русской мафии» объясняются многими причинами. Например, тем, что на Западе плохо различают национальную принадлежность выходцев из бывшего СССР. Точно так же, кстати, в Москве во всем обвиняют «лиц кавказской национальности».

Есть и более серьезные причины. Начнем с того, что российские капиталисты конца 80-х, зарабатывавшие свой первый миллион, действительно мало походили на образец «цивилизованного предпринимателя». К этому времени на Западе уже давно забыли, каким образом у них появлялись первые крупные состояния. Ведь на фоне освоения Дикого Запада, «золотой лихорадки» и гангстерских разборок в Чикаго подавляющее большинство «новых русских» являлись практически вегетарианцами.

«Немалая ответственность за возникновение темы «русской мафии» лежит на крупных российских финансово-промышленных группах, которые с середины 90-х вели друг против друга информационные войны с использованием западных СМИ», — говорит глава московского управления консалтинговой группы Bakster Олег Матвейчев. Механизм при этом был приблизительно следующим: если требовалось запустить компромат на какого-нибудь политика или бизнесмена в провинции, соответствующая публикация должна была появиться в одной из известных столичных газет. Если же целью кампании должен был стать олигарх федерального масштаба, заказная статья о его криминальном прошлом размещалась в авторитетном западном издании. В России принято верить в непогрешимость и неподкупность западных журналистов, поэтому такого рода публикации становились крупным информационным поводом, их охотно цитировали даже те, кто не был непосредственно вовлечен в информационную войну.

Эти информационные войны наложились на традиционные для Западной Европы и США представления о России как об источнике некой опасности. Просто если раньше опасностью был «русский тоталитаризм», то в 90-е годы, когда советский строй рухнул, ею стал «русский криминал», расцветший на почве «русского хаоса», который воцарился на одной шестой части суши.
Дети хаоса, приученные выживать в экстремальных условиях развитого социализма и его краха, оказались реальными конкурентами привыкших к размеренной и спокойной жизни западных предпринимателей. В результате Запад не смог простить русским того, что они сегодня оказались носителями классического духа свободного предпринимательства, который сам Запад в последнее время начинает забывать. В итоге образ классического русского в западном изложении приобрел черты «акулы капитализма» из советского агитпропа 60-70-х годов.

В общем, идея «русской мафии» прочно овладела массами, а затем и бюджетами PR-агентств и спецслужб. Не так давно Венгрия и США объявили об открытии в Будапеште специального офиса ФБР, целью которого должна стать борьба с «русской мафией». А в разгар очередного скандала, связанного с разоблачением «русских мафиози», была названа весьма любопытная цифра, касающаяся их численности, — аж 160 тыс. человек.

Стоит справедливости ради сказать, что дело не только в западных стереотипах. Нынешняя российская власть в лице Владимира Путина сама не слишком заинтересована в исчезновении темы «русской мафии». Поскольку ее существование заведомо оправдывает любые силовые наезды на крупный бизнес. «Благодаря наличию представлений о «русской мафии» олигархам был отрезан путь на Запад и возможность представить себя жертвой политических репрессий, — считает Олег Матвейчев. — Тому же Березовскому стоило больших трудов и денег отмыть свою репутацию в Великобритании. Причем в Германии или Франции ему на это не хватило бы всего состояния».

По большому счету, проблема в том, что Россия обладает только двумя международно признанными и узнаваемыми брендами. Это «русский тоталитаризм» и «русская мафия». Иногда они могут меняться местами. В последний год-полтора на Западе (если не считать таковым Литву) практически не было крупных скандалов, связанных с темой «русской мафии». Зато бренд «русского тоталитаризма», если судить по публикациям западной прессы, все больше входит в обиход. И чем чаще на Западе будут говорить о российском тоталитаризме, тем больше в Москве будут муссировать идею о необходимости борьбы с «русской мафией». А эта борьба, впрочем, как и борьба с международным терроризмом, для Запада является оправданием любых тоталитарных методов.

Так, ЮКОС из примера образцовой, почти западной компании усилиями Генпрокуратуры превратился в гнездо «русской мафии». Западные конкуренты могут быть довольны.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK