Наверх
22 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2000 года: "Будет сидеть"

В Кремле не скрывают, что наблюдают за теми, кто пытается «развести» Владимира Путина с главой администрации Александром Волошиным,— за журналистами и пиарщиками, в той или иной степени контролируемыми Борисом Березовским. Впрочем, его контроль сужается: недавно Березовский фактически продал контролируемые им акции ОРТ Роману Абрамовичу.Все, кроме дзюдо

Начать с того, что сильный Путин (если он и вправду способен быть сильным) не нужен многим. Губернаторам, которые еще надеются, что не мытьем, так катаньем смогут манипулировать федеральным центром. Прежней номенклатуре, привыкшей к старым правилам игры. Наконец, изгнаннику Березовскому, который привык жить рука об руку с властью.
Слабый Путин со слабой администрацией и слабым правительством нужен им всем.
Но и кремлевские тоже не лыком шиты — «рулят» и «равноудаляют». Причем по правилам, которые придумывают на ходу и сразу приводят в действие, как в военное время.
Президент едва успевает высказываться по поводу быстрого укрепления власти или ее захвата (это уж как кому нравится) — и сразу следует дело: то страну на семь округов поделит и наместников туда разошлет, то экспорт оружия под себя подкует, то проект о политических партиях в Думу вбросит, то либеральных экономистов за армию взгреет, то книжку про дзюдо напишет. Все это, кроме, может быть, дзюдо, приводится в действие президентской администрацией — Александром Волошиным и Ко.
Лучшей палкой в это колесо был бы кризис — желательно системный, хорошо бы правительственный.
Но, честно сказать, при сложившейся благоприятной экономической конъюнктуре (прежде всего устойчиво высоких ценах на нефть и газ и стабильных дополнительных доходах в казну) правительству, чтобы вызвать настоящий кризис, надо предпринять откровенно садистские, пиночетовские действия, направленные на социальное сжатие, лишив таким образом президента его главного ресурса — поддержки населения.
Спровоцировать такой кризис сегодня не под силу никому.
Но кризис может быть и не столь глобальным. Неполадки в кабинете министров, дрязги в президентской администрации, отсутствие консолидированных действий исполнительной власти, разброд и шатание в группах влияния при президенте или виртуальный рассказ обо всем этом приводят к формированию образа слабой власти. А кризис в головах в период реконструкции — вещь разрушительная.
Что касается засидевшегося в Кремле Александра Волошина, то, коль скоро он сделался фундаментальной фигурой власти, именно вокруг него будут концентрироваться (поскольку PR в наше время остается все еще эффективным оружием политической борьбы) самые разнообразные слухи, интриги, компроматы, информационные вбросы и выбросы. К тому же у главы президентской администрации немало личных недоброжелателей. И в первых рядах те, кто по его милости оказался за кругом новой политической и экономической элиты. Борис Березовский, пожалуй, самый влиятельный из отверженных и самый несмирившийся.
Между тем нельзя сказать, чтобы были прямые свидетельства полного расторжения отношений между Волошиным и Березовским, но то, что они довольно далеко отошли друг от друга со времен совместного бизнеса начала—середины 90-х,— факт. Хотя, как утверждают собеседники «Профиля» в Кремле, Волошин до сих пор не считает Березовского своим врагом и относится к бывшему партнеру и патрону неплохо.
Но Березовский давно показал себя человеком, для которого совершенно не важно, кто и как к нему относится. Главное — получать с отношений дивиденды. Волошин же нынче не тот, что раньше: не подает. И вообще стал излишне циничен — создал такой закрытый плацдарм госстроительства, на который даже приведшему Волошина в Кремль Березовскому прорваться не удается.
Не удается даже тогда, когда Березовский предпринимает попытки открытой сдачи. Он уже отказался от телевидения, фактически продав контролируемые им акции ОРТ близкому к Кремлю Роману Абрамовичу (эта информация пришла от телевизионщиков и была подтверждена в администрации президента). А в 20-х числах ноября Березовский и вовсе позвонил Борису Ельцину и попросил первого президента РФ помирить его, Березовского, с Путиным. Ельцин ответил, что он пенсионер и большой политикой не занимается.
В отличие от Ельцина, Березовский без политики жить не может. Если его не пускают в дверь, он проникает через окно.
Поэтому в администрации президента слухи об отставке своего шефа связывают именно с активизацией Березовского и сообщают «Профилю» следующее: «Став зубром российской политики, Волошин оказался одновременно и эффектной мишенью. Развести Путина с Волошиным или секретаря Совбеза Сергея Иванова с ним же, перессорить все президентское окружение, сталкивая амбиции питерских путинцев с московскими,— задача хорошего профессионального уровня для пиарщиков. Естественно, что люди Березовского в российских СМИ, а также заранее проплаченные пиарструктуры, включая французских пиарщиков — новых партнеров Березовского, сейчас занимаются этим доходным делом. То они рассказывают, что премьера Касьянова кремлевская власть, если она ощущает угрозу кризиса, должна немедленно заменить — причем среди преемников называют секретаря Совбеза Сергея Иванова. Через неделю уже оказывается, что менять Касьянова не стоит — уволить надо вице-премьера Кудрина, а в правительство следует рекрутировать бизнесменов. Еще днем позже «увольняют» уже не правительство, а главу администрации из-за разногласий все с тем же Сергеем Ивановым».
Караул! Устал!

Президент, конечно, может уволить главу своей администрации. Собственно, и увольнять не надо — Волошин уже давно, с лета этого года, хочет уйти из администрации, полгода побыть в тени, просто отдохнуть, а потом вернуться — но не непосредственно в политику, а в крупный бизнес.
Все дело в том, что Волошин нужен президенту. Владимир Путин в новой роли все-таки еще остается политиком-провинциалом, который до конца не может просчитать, чем обернется затея с придуманным в той же администрации «эффективным государством» — для того же государства и для него лично. Президенту нужна команда. И не только команда в погонах, но светская, ушлая, московская команда, которая сможет, если надо, политически прикрыть Путина, создать его благопристойный образ с расчетом на восприятие Запада — так сказать, экспортный вариант. Волошин, в отличие от «политиков в штатском», такие тонкие услуги оказывать умеет.
Кроме того, Волошин в президентском окружении — самый опытный на сегодняшний день политик, если не считать Анатолия Чубайса. В отличие от Путина, он обладает связями федерального уровня, позволяющими ему привлекать на госслужбу не бывших и нынешних чекистов, а профессионалов — экономистов и управленцев, иными словами, пополнять скудную кремлевскую и белодомовскую скамейку запасных. Волошин, наконец, сближает путинских питерцев с московскими, не давая развиться аппаратному кризису.
А еще второй президент России просто обязан Волошину своим восхождением. В президентской администрации утверждают, что именно Волошин курировал поиски ельцинского наследника, остановившись в итоге на Путине. Позже, в процессе борьбы за власть, они сработались — по крайней мере, так утверждают в Кремле. Настолько сработались, что Волошин оказался в Питере 9 октября (в день торжественной презентации в Москве последней книги Ельцина) на дне рождения у Путина.
Наиболее злые языки рассказывают, что Волошин и Путин просто дружат. И якобы этому процессу, не может помешать даже президентский любимчик, секретарь Совбеза Сергей Иванов. Хотя, по информации «Профиля», в намерения последнего это и не входит. Свои амбиции Сергей Иванов пока держит при себе и политикой занимается не столь охотно, как пробуют изобразить дружественные и враждебные пиарщики. Короче, в президентском окружении считают, что Иванов пока вполне может быть левой рукой Путина — при том, что правой останется Волошин.
Что до секретаря Совбеза, то он вскоре может стать участником кадровой перестановки силовиков, сделавшись министром обороны вместо Игоря Сергеева (на нынешнее место Иванова претендует полпред президента в Центральном регионе Георгий Полтавченко, а еще один президентский полпред, Виктор Черкесов с Северо-Запада, возможно, сменит директора ФСБ Николая Патрушева).
При этом сам Волошин фундаментальных разногласий с Сергеем Ивановым не видит. О мелких предпочитает не распространяться. В администрации говорят, что Волошин вообще отличается от Иванова большей светскостью — и только.
Волошин против Волошина

Волошина, конечно, можно при желании попытаться сделать ответственным за полусонное правительство Касьянова: изменение таможенного законодательства было проведено недостаточно радикально, помимо Налогового кодекса и бюджета в первом чтении, ничего серьезного в законодательной сфере кабинет министров не инициировал. Президент несколько раз публично критиковал премьера и финансового вице-премьера Алексея Кудрина и даже пригрозил-таки правительство разогнать. Тем временем администрация старается заниматься больше политикой и меньше экономикой. Соответственно, вследствие видимой расторопности администрации и столь же видимой прохладцы кабинета политические реформы ушли заметно вперед экономических.
Так что администрации придется либо расшевелить правительство, либо негласно взять часть его функций на себя: писать проекты законов или заказывать их частным институтам, вносить их через депутатов или через то же правительство в парламент. Но это будет тот случай, когда администрации придется подменить правительство в вопросах экономической стратегии, в то время как кабинет, освобожденный от умствования, упоительно займется хозяйственной деятельностью, в основном распределением денег. Вряд ли Волошин-управленец и Волошин-бизнесмен согласится с такой несправедливостью. Вот когда Волошин уйдет со Старой площади, тогда другое дело: реформированный кабинет, возможно, с тем же премьером Касьяновым станет окончательно техническим, уступив стратегию администрации.
Либо придется принять действительно радикальные меры — начать реформу исполнительной власти прямо завтра. Но в этом случае Волошин пойдет уже против себя. По словам собеседника «Профиля» в администрации президента, предпринять радикальный белодомовский передел сейчас (до желаемого укрепления федерального центра, отлаживания новых отношений с регионами, включая бюджетные — все это Кремль планирует закончить весной) означает спровоцировать панику среди чиновничества. При виде неожиданного, неподготовленного разгрома кабинета чиновники растеряются и будут бояться одного — лишиться места; тогда лелеемая Путиным—Волошиным реформа управления сведется, по мнению главы администрации, к формальности — к укрупнению или размножению структур.
Между тем подготовка к смене кабинета, как было сказано, может продлиться до весны — и именно весну, а точнее, март в президентской администрации называют временем, когда Александр Волошин сможет наконец покинуть Старую площадь.

НАДЕЖДА КОНСТАНТИНОВА

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK