Наверх
18 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "Бум и юань — братья навек"

Феерический рост экономики Китая перешел в новое качество. В этом году это уже не рост, а просто бум какой-то. В этой связи КНР ввергла финансистов США и Японии в психологическую депрессию. Они принялись агитировать Пекин поднять курс юаня, чтобы самим за счет этого вылезти из депрессии экономической.На прошлой неделе министр финансов США Джон Сноу посетил Токио, где они со своим партнером Масадзюро Сиокавой высказали солидарное недовольство тем, что Китай не хочет либерализовывать свой валютный рынок и держит курс юаня на неоправданно низком уровне.
Заручившись моральной поддержкой на островах, Сноу двинулся на континент. В Китае он заявил, что «американские производители возмущаются по поводу того, что низкий курс юаня в сочетании с низкой стоимостью рабочей силы и наличием больших производственных мощностей в Китае снижают их возможность конкурировать с китайскими товарами». Якобы, по оценкам Национальной ассоциации производителей США, «китайские товары стоят на 40% дешевле, чем они должны были бы стоить». Оказывается, проблема в том, что богатые и либерализованные вчистую проигрывают бедным и госрегулируемым в честной конкуренции! И страшно-страшно этим, оказывается, возмущены. Во как!
Китайцы, как положено на Востоке, Сноу выслушали и отправили восвояси. Дескать, если хотите, сами продолжайте ослаблять свои доллар и иену, а нам наш слабенький юань гарантирует рост экономики, который вам и не снился. Пока невозможно себе представить, чтобы российские власти могли бы так отвечать на добрые советы США и МВФ. Сначала надо хотя бы удвоить ВВП. А для этого не грех поучиться не только у богатых и либерализованных, но и у тех, кого боятся даже эти крутые «коровьи мальчики».
Утопающий в зелени

Возьмем на себя смелость утверждать, что сегодняшний китайский бум зачат и порожден твердым юанем и мягкой монетарной политикой. Почти десять лет назад курс юаня был зафиксирован на уровне 8,28 за доллар (плюс-минус 1%), и при этом он уже тогда был девальвирован с 6 юаней за бакс. Пять лет назад Банк Китая с 13% до 6% привлеченных средств снизил норматив обязательного резервирования для банков, работающих в коммерческом поле. В последние год-два сильно помягчала эмиссионная политика: сегодня экономика Китая — самая монетаризованная в мире, но денежная масса продолжает расти.
Что же они за это имеют? Во-первых, у них практически нет внутренней инфляции. Во-вторых, они не знают, куда девать доллары. Вплоть до того, что от безысходности стали крупнейшим покупателем американских гособлигаций. В-третьих, они разогнали темпы роста экономики с 7—8% в год в начале века до «бумовых» 10—11%, прогнозируемых по итогам 2003 года.
Почему же они все это имеют? Заниженный курс юаня позволял стране много лет держать активное торговое сальдо на уровне до $50 млрд. при общем объеме экспорта в $350—400 млрд. За это время золотовалютные резервы Банка Поднебесной выросли до фантастических $350 млрд. Еще $800—900 млрд. составляют долгосрочные депозиты населения и фирм, размещенные в коммерческих (заметим — государственных) банках страны. Имея такие резервы и ресурсную базу, банковская система Китая кредитует экономику как бешеная. Достаточно сказать, что в 2003 году ожидается удвоение выданных экономике кредитов по сравнению с 2002 годом — до уровня $500 млрд. Но кредиты-то даются в юанях, поэтому для их обеспечения внутренней валютой банк пошел на эскалацию кредитной эмиссии. Хорошие объемы внешнего и внутреннего спроса разогнали экономику, которая выдает продукцию быстро и помногу, и поэтому на внутреннем рынке практически не происходит роста цен.
Сегодня экономика Китая начинает наращивать импорт. Ведь для такого роста нужны материальные ресурсы. С начала года импорт вырос на 45%, в том числе машин и оборудования — на 55%, конструкционных материалов — на 80%. Бум требует столько денег, что китайские банки стали выводить средства из зарубежных активов, в том числе из США — по $10—15 млрд. в месяц. И это несмотря на то, что сегодня месячный прирост иностранных инвестиций в Китай перевалил, по оценкам, за $10 млрд.
Впрочем, многие считают, что экономика страны начинает перегреваться. Такие темпы роста могут вызвать кризис внутреннего сбыта, при таких ожиданиях роста неминуемо портится (по закону больших чисел) качество кредитных портфелей банков, а активное сальдо торговли из-за роста импорта не сможет обеспечить необходимую стабильность валюты. Во всяком случае, похожий перегрев наблюдался перед кризисом в странах ЮВА в 1997 году.
Китайские монетарные власти пока сохраняют спокойствие. Юань трогать не собираются, а ставку отчислений банков в фонд обязательного резервирования со следующей недели меланхолично повысят с 6% до 7%.
Пушистый Сноу

Естественно, главные торговые партнеры Китая — Япония и США (на них приходится примерно по $100 млрд. оборота в год) — сильно обеспокоены тем, что, несмотря на проводимую ими политику слабого доллара и слабой иены, не могут сделать платежное сальдо в отношениях с Китаем активным. Это ущемляет их достоинство, да к тому же невыгодно и политически, и экономически.
При этом они понимают, что при таких монетарных резервах и экономической мощи Китай хоть завтра может вытеснить доллар и иену из международного оборота в ЮВА и АТЭР. Этого стоит бояться, ибо в таком случае спрос на эти мировые валюты может упасть настолько, что придется бороться уже за их крепость, дабы не допустить массированного оттока капитала из США и Японии на другие рынки.
На поверхности лежит и еще один мотив Джона Сноу — вместе с юанем подвергнутся ревальвации и иностранные инвестиции, уже сделанные в Китай. Будет создан хороший плацдарм для расширения американо-японской инвестиционной экспансии в Поднебесную, что позволит им оживить свои экономики. Они со своими жалкими темпами роста все меньше и меньше интересуют своих внутренних инвесторов.
Кроме того, нам кажется, что агитация Сноу преследует и еще одну неявную цель — несколько подсвернуть в трубочку китайский бум, отчасти лишив его внутренних источников финансирования. Если юань окрепнет, то Китай не только лишится своих экспортных преимуществ, но, весьма вероятно, войдет в полосу снижения внутренних цен. Это может вызвать плохо предсказуемые изменения рентабельности и общей конъюнктуры, что в условиях возможной перегретости экономики обострит все риски. В том числе и риски по некоторым кредитам. По оценкам, около $750 млрд. кредитов, выданных банками Китая, не являются рискованными лишь в ситуации бума. Если нацбанку КНР придется спасать своих коммерческих госбанкиров от банкротства, на это может уйти значительная часть резервов банка. Возможно, Китаю будет тяжело спасти свои банки без внешней помощи. Тогда у США и Японии есть все шансы облагодетельствовать банковский сектор Китая своим участием в его приватизации.
Может быть, кому-нибудь эта версия покажется бредом китайского патриота. Но я помню американских экономических советников и по Египту, и по Аргентине, и по России. Вкрадчивая у них практика — подсадить национальную идею на иглу своих умных советов.
Причем либерализовать и укрепить юань Джону Сноу хотелось, видимо, так сильно, что он отбросил в сторону все риски, которые может понести американская экономика от торможения Китая. Аналитики BusinessWeek называют по крайней мере три достойные нашего внимания линии негативного влияния ревальвации юаня на американскую экономику. Во-первых, если Китай перестанет покупать облигации США, спрос на них упадет, значит, под вопросом останется сохранение низкого уровня ставок — цены денег — в американской экономике. Значит, будет спад. Во-вторых, Китай станет меньше импортировать, в том числе и из США. Значит, в США начнется спад. В-третьих, сильный юань приведет к росту цен на ввозимые из Китая товары — от игрушек до чипов. Значит, будет спад, по крайней мере в торговле и американском производстве электроники. Добавим, что за счет покупаемых Китаем гособлигаций финансируется дефицит гобюджета США (примерно на 25%). Перестанут брать облигации — будет свернута программа снижения налогов. Значит, будет спад.
Однако г-ну Сноу, видимо, так хочется убрать еще одну причину, мешающую воцарению всемирной американской гегемонии, что он пренебрег даже этими рисками.
Впрочем, как уже было отмечено выше, китайские товарищи посоветовали г-ну Сноу не искать черную кошку в темной комнате. Сноу исчез посрамленный, оставив после себя легкий аромат серы.
P.S. «А как же Россия?» — спросит патриотически настроенный читатель. Ответим. Сноу к нам даже и не приезжал. Но мы сами из последних сил укрепляем рубль, не хотим наращивать резервы, не хотим подбросить в экономику средств даже для финансирования сверхрентабельных проектов, к 2007 году хотим всем разрешить свободно выводить валюту из страны etc. Короче говоря, мы оказались белее и пушистее самого г-на Сноу.

Темпы роста ВВП в 2002 году (%)

Япония—0,5
Еврозона0,9
США2,2
Россия4,4
КНР8,2

Степень монетаризации экономик в 2002 году (денежная масса в % к ВВП)

Россия20
Еврозона50
США55
Япония139
КНР215

НИКИТА КИРИЧЕНКО

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK