Наверх
7 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2009 года: "БУРЯ ПЕРЕД БУРЕЙ"

Беспрецедентная серия терактов демонстрирует силу исламских экстремистов, обосновавшихся на границе с Афганистаном. Пакистанская армия готовится к антитеррористической операции.    Движение в Исламабаде остановилось. Обычно пакистанская столица с ее широкими, перпендикулярно пересекающимися улицами, в отличие от других азиатских мегаполисов, обходится без хронических заторов. Сегодня дорога с одного конца города на другой занимает не один час. Виной тому всплеск террора.
   Все силятся предотвратить очередной теракт. В центре города полицейский на мотоцикле обгоняет белый пикап, делает знак, чтобы водитель остановился у левого края. «Покажите, что вы везете», — говорит он. Водитель, молодой паренек, выпрыгивает из кабины, обегает автомобиль, отбрасывает пластмассовый тент. «Здесь только земля, везу в сад моего отца». Убедившись в этом, полицейский машет рукой: езжай дальше.
   Другие стражи порядка досматривают еще несколько автомобилей, кто-то из водителей останавливается прямо посреди дороги: у тротуара места на всех не хватает. За считанные минуты пробка разрастается до нескольких сотен метров.
   В столице полного опасностей Пакистана такие проверки не в новинку. Но обычно кордоны устраиваются только на магистралях, ведущих в центр города.
   Сегодня же досматривают повсюду, причем задействованы все сразу: полиция, военные и военизированные организации оккупировали наполненный слухами город. Террористы якобы угрожали взорвать парламент. В это можно поверить: в городе что ни день, то новый теракт.
   В аэропорту тоже ужесточили меры безопасности. Регистрация на рейсы происходит практически бесперебойно лишь потому, что люди приезжают на несколько часов раньше. Один аэропорт на большом табло светится красным: авиасообщение с Дераисмаилханом, находящимся в непосредственной близости от Вазиристана, городом в Северо-Западной пограничной провинции, приостановлено. Пассажиры считают, что аэропорт Дераисмаилхана уже занят военными. Скоро должна начаться давно обещанная антитеррористическая операция армии против талибов в Южном Вазиристане.
   Последняя кампания террора пакистанских исламистов стартовала 5 октября — в тот день взрыв прозвучал в представительстве Мировой продовольственной программы ООН, расположенном в густонаселенном районе Исламабада. Одетый в форму мужчина сказал, что хочет воспользоваться туалетом, и его впустили. Проникнув в здание, он взорвал начиненный взрывчаткой жилет — погибли пять сотрудников организации.
   Четырьмя днями позднее в Пешаваре, столице Северо-Западной пограничной провинции, жертвами теракта стали уже 53 человека: смертник взорвал начиненный взрывчаткой автомобиль на оживленной рыночной площади.
   Подготавливаясь к намеченному на 10 октября нападению на пакистанский Генштаб в Равалпинди, террористы не только оделись в форму, но и установили на свой автобус военные номерные знаки. Экстремисты прорвались через первый КПП, застрелили нескольких военнослужащих на втором и, захватив заложников, 22 часа держали военных в напряжении. В конечном счете отряду спецназа удалось ликвидировать зах-ватчиков. Один из преступников, одетый в жилет, начиненный взрывчаткой, принудил 22 заложников сесть на корточки вокруг себя. Живым удалось взять только главаря.
   Двенадцатого октября, в понедельник, в городе Алпураи, на северо-западе страны, смертник взорвал себя, в четверг той же недели террористы атаковали сразу три учреждения полиции в Лахоре, считающемся культурной столицей Пакистана. В учебке элитного армейского подразделения, в которой женщины проходят подготовку вместе с мужчинами, появились три террористки, одетые в форму и имевшие при себе действительные удостоверения личности военнослужащих. В Кохате, на северо-западе Пакистана, в тот же день взорвался автомобиль, начиненный взрывчаткой, еще один взрыв прогремел в Пешаваре.
   Сегодня на Пешаваре — городе у Хайберского перевала, где некогда была основана «Аль-Каида» Усамы бен Ладена, — сосредоточено основное внимание талибов. 16 октября смертник взорвал бомбу перед полицейским участком, погибло 12 человек. От самого террориста почти ничего не осталось — следователям удалось обнаружить только оторванную ногу. Определить, чья это нога, женская или мужская, оказалось непросто.
   Террористическая кампания в Пакистане вновь пробуждает на Западе опасения относительно возможной дестабилизации в атомной державе. Она подрывает представление, что армия вопреки всему способна отражать атаки исламистов — такую репутацию пакистанские военные смогли подтвердить около четырех месяцев назад в долине Сват. В курортном регионе, не столь удаленном от Исламабада и в выходные привлекающем красотами природы многих столичных жителей, воины Аллаха установили «богоугодную» власть страха — столица трепетала от ужаса.
   Сегодня ей вновь приходится трепетать.
   Беспрецедентная серия терактов — реакция на заявление пакистанской армии о предстоящем вторжении в эпицентр террора, Южный Вазиристан, с целью «искоренить террористические элементы».
   Именно в Южном Вазиристане расположена штаб-квартира «Движения талибов Пакистана», объединяющего местных экстремистов; там же прочно обосновалась «Аль-Каида». На территории провинции, граничащей с Афганистаном и не контролируемой государством, может находиться до 10 тыс. боевиков. Группировки гибко взаимодействуют друг с другом. «У нас не остается выбора», — заявляет главнокомандующий пакистанской армии генерал Ашфак Парвез Каяни, приведший в боевую готовность 28 тыс. военнослужащих.
   В видеообращении руководства пакистанских талибов, транслированном «Аль-Каидой» 14 октября, командиры Хакимулла Мехсуд и Вали-ур-Рехман заявили, что их истинная цель — помочь афганским братьям освободиться от оккупации со стороны западных держав. Пакистан же «связался» с Америкой, и потому сегодня приходится воевать против собственного правительства, чтобы тем самым ослабить их альянс.
   Сегодня террористы могут опираться на сеть союзников, охватывающую всю страну, в том числе на группировки сторонников джихада в ядровом Пакистане, некогда «взращенные» пакистанскими спецслужбами для борьбы за охваченный кризисом индийский регион Кашмир. Их члены действуют в восточной провинции Пенджаб, самой густонаселенной части страны, и, в отличие от «Талибана» и «Аль-Каиды», не вызывают у многих пакистанцев антипатии.
   Население считает группировки наподобие «Джаиш-э-Мухаммад» («Армия пророка Мухаммеда») или «Лашкар-э-Джангви» потенциальными союзниками в войне против Индии и США, а также против мусульман-шиитов, чьи мечети время от времени оказываются объектом терактов. Религиозные междоусобицы играют определенную роль и в среде экстремистов.
   Запад и в особенности США давно настаивают на антитеррористической операции пакистанской армии в Южном Вазиристане. Талибы из соседнего Афганистана вербуют там пополнение. В прошлом месяце посол Соединенных Штатов в Исламабаде Энн Пэттерсон заявила, что Пакистан, по всей видимости, имеет «другие приоритеты» в контексте борьбы с исламистами в этой пограничной провинции. Правительство, критиковала она в одном интервью, «не спешит принимать меры».
   Как выясняется, этому были причины. Предстоящая операция армии в прибежище талибов спровоцировала серьезный разлад между армейским командованием и гражданским правительством страны.
   Выступая с заявлением перед ограниченным кругом журналистов, генерал Каяни не скрывал своего разочарования политическим руководством Пакистана: «Страна переживает тяжелейший кризис. Однако премьер-министр Сайед Юсаф Раза Гиллани едет с визитом в Китай, а президент Асиф Али Зардари и вовсе исчезает из поля зрения». Армейскому командованию не хватает однозначного обращения правительства к народу, заявления, что это война всего Пакистана, причем война неизбежная, вести которую необходимо, в том числе в Южном Вазиристане.
   Взаимодействие с президентом Зардари с самого начала дается военным с трудом. Своей политической карьерой бывший диск-жокей и плейбой обязан убитой супруге, Беназир Бхутто. Большинство офицеров Генштаба считают главу государства совершенно профнепригодным, необходимость исполнять его приказы больно ударяет по их самолюбию.
   Поэтому в столичных политических кругах упорно ходят слухи, будто в следующем году военные собираются вынудить Зардари уйти со своего поста. Впрочем, это может удаться им лишь в случае, если пакистанский президент сам до этого не отправит в отставку могущественного командующего армией Каями и не заменит его более лояльным генералом.
   Есть у Каяни и другая проблема: сейчас он делает все, чтобы основательно испортить свои отношения с США. Правительство Барака Обамы готово ежегодно предоставлять практически лишенному средств государству экономическую помощь в размере $1,5 млрд — в дополнение к военной помощи, объем которой составляет $1 млрд в год, — правда, на определенных условиях.
   Желание США связать помощь стране с обязательствами, призванными предотвратить попадание денег не в те руки, приводит генерала Каяни в возмущение: он усматривает в этом одностороннюю поддержку гражданских властей. В конце прошлого месяца во время визита в Кабул генерал дал понять командующему американскими войсками в Афганистане генералу Стэнли Маккристалу, что считает критерии Вашингтона оскорбительными для армии.
   Каяни распространяет свои соображения посредством многочисленных неофициальных бесед с представителями СМИ. Он подогревает в массах недовольство Соединенными Штатами и их несправедливыми требованиями. Вероятно, сегодня пакистанцы настроены по отношению к США враждебнее, чем кто бы то ни было в мире. Большинство населения, начиная с профессоров в университетах и заканчи-вая водителями такси, убеждено, что террор — это не внутренняя проблема страны, а следствие вторжения Америки в Афганистан.
   Каяни едва ли придерживается иного мнения. Он даже требовал от правительства направить в Вашингтон министра иностранных дел Шаха Мехмуда Курейши, чтобы заявить протест против выдвинутых требований. Накануне подписания в середине октября Бараком Обамой соглашения о предоставлении помощи Конгресс оперативно ратифицировал дополнительный протокол, согласно которому оба государства обязуются уважать суверенитет друг друга.
   Многочисленные серьезные теракты по всей стране основательно действуют правительству в Исламабаде и союзникам в США на нервы. Теперь никто никому не доверяет сполна. Возможным считается любое развитие событий.
   Многое зависит сейчас от пакистанских военных. Высокопоставленные офицеры, как, например, бывший командующий армией Мирза Аслам Бег, опасаются, что следующим шагом террористов будет попытка напасть на один из военных объектов, где хранится ядерный арсенал Пакистана. До сих пор армейцы всегда авторитетно заверяли, что террористам не удастся получить в свои руки ядерное оружие, обладающее к тому же чрезвычайно сложной и продуманной системой блокировки.
   Однако сегодня никто не может исключить, что в один «прекрасный» момент им все же удастся преодолеть первые барьеры безопасности.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK