Наверх
22 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2008 года: "Царица Горы"

Умерла Софико Чиаурели — одна из самых любимых и светлых актрис советского кино, одна из талантливейших трагикомических актрис грузинского театра.

Она верила в Бога, но говорила, что надо нести свой крест не с тягостью, а с радостью. Она не любила строить грандиозных планов и учила окружающих наслаждаться каждой минутой, подаренной судьбой. Так она и жила — наслаждаясь жизнью, творчеством, друзьями, детьми и внуками, работой.
   


Ей суждено было стать актрисой, хотя ее отец Михаил Чиаурели, любимый режиссер Сталина, и мать Верико Анджапаридзе, величайшая трагическая актриса, которую Английская академия искусств назвала одной из лучших в XX столетии, не одобряли выбор Софико. Как суждено было проснуться знаменитой после фильма , в котором она снялась со своим однокашником по ВГИКу Леонидом Куравлевым и произнесла фразу, ставшую поговоркой: .
   


Всю свою жизнь Софико прожила в одном месте — на легендарной Горе Раздумий в центре Тбилиси. Испокон веков там уединялись влюбленные, и именно там молодой Михаил Чиаурели впервые поцеловал Верико Анджапаридзе и пообещал: . Он сдержал слово, и через несколько лет в этом доме родилась Софико. Кого только не видел этот дом, ведь двери его не закрывались никогда. Весь цвет грузинской интеллигенции — Яшвили, Табидзе, Чиковани, Туманишвили, русские гости — Книппер-Чехова, Качалов, Немирович-Данченко, позже — друзья самой Софико: Параджанов, Тонино Гуэрра, Плисецкая, Ростропович, Фрейндлих, Ванесса Редгрейв, Витторио Гассман и многие-многие другие.
   


В этот дом привела она своего первого мужа — режиссера Георгия Шенгелая, в этом доме родились ее дети — Нико и Сандро, здесь через 20 лет играли ее свадьбу со вторым, последним супругом — знаменитым актером и спортивным комментатором Котэ Махарадзе. Здесь Софико и Котэ устроили музей Верико Анджапаридзе, а потом и маленький камерный театр, в котором играли вдвоем. Отсюда она провожала его в последний путь, отсюда ушла сама:
   


Как и отец, она умела делать все: пилить, строгать, строить, ремонтировать машины и домашнюю технику. Однажды в Одессе, когда Чиаурели снималась в фильме , ее поселили в местной гостинице в номере . Но даже не распаковав чемодана, Софико тут же отправилась в магазин, где купила обои и краску, чтобы сделать ремонт. Съемки длились долго, и актриса не раз приезжала в Одессу из Тбилиси. Каждый раз администрация гостиницы селила ее в новый номер, и история повторялась — Софико неизменно делала ремонт:
   


Она была созидателем по натуре, ее жизнь бурлила всегда, она не могла остановиться до последнего момента. Наверное, и это тоже привлекло в ней главного друга и режиссера ее жизни — Сергея Параджанова. Он сам был таким же — бурным, неуемным и гениальным, в его руках все становилось творчеством и, как и у Софико, каждая мелочь становилась произведением искусства. Так, в немыслимом вихре, они и создали свои шедевры — фильмы, которые на следующий день после выпуска стали легендами: (), , . И последний, незаконченный — пронзительная автобиографическая , где Чиаурели должна была сыграть мать режиссера.
   


Именно Параджанов подарил всему миру то, что останется с нами навсегда, то, что в Грузии называют национальным достоянием грузинского народа, — глаза Софико в . Огромные, удивительные, скорбные и таинственные: Глаза, увидев которые на экране один раз, уже никогда не смогла забыть великая Джульетта Мазина.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK