Наверх
10 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2006 года: "Ценность — историческая. Цена — гипотетическая!"

Можно ли, сохраняя историческое наследие, получать удовлетворение не только моральное, но и экономическое? Можно. Так, по крайней мере, считают американцы.Все-таки американцы — немного инопланетяне. Не сыскать на Земле других людей, столь искренне (тут без «подколок») желающих сделать жизнь русского человека счастливее и краше. Буквально во всех областях.

Вот, например, два замечательных ученых американца, Донован Рипкема и Пол Эдмондсон, давеча приехали в Москву, чтобы рассказать нам, как надо памятники беречь и что от этого (если подойти к проблеме с умом) можно и выгоду денежную поиметь.

Об этом Донован Рипкема даже книжку написал. «Экономика исторического наследия» называется.

Разговаривали мы с ними на одном языке. Английском. Но понимали меня американцы через раз. Им действительно трудно понять, что если по закону историческое здание принадлежит государству, то в России это ничего не значит. Им не понять, как у нас в памятниках, охраняемых государством, появляются гостиницы и рестораны. Им не понять, почему на территориях наших заповедников строятся дома новых русских и коттеджи высоких чиновников, если это не по закону. Но если опустить подобные досадные мелочи, разговор получился конструктивным.

— Вы оба в Москве и в России не первый раз. Как оцениваете шанс сохранить наше историческое наследие?

— Все зависит от того, сможете ли вы превратить эти объекты культурного наследия в объекты собственности. По закону. Появится рачительный и дальновидный собственник — и наследие будет сохранено, и выгода соблюдена.

— А в Америке процесс сохранения гладок? Проходит без сучка без задоринки? 

— Это и у нас проблема — объяснить гражданам, что и как надо сохранять. На объяснение у нас лично ушло 20 лет.

— У вас есть универсальный рецепт?

— Если можно вообще говорить о каком-то рецепте, то он вот каков: надо не лениться объяснять людям, что мы — тоже наследие, исчезающая натура. И давайте, мол, сегодня сохраним то, что имеем, для потомков. Им же будет интересно знать, как и чем мы жили.

— Да бог с ней, с моралью. Язык денег людям более понятен. Может, лучше объяснять не на словах, а на цифрах? В любом случае — так нагляднее…

— Можно и так. Например, в Америке экономический эффект от посещения туристами объектов наследия в пересчете на одного посетителя гораздо выше среднестатистической цифры по сфере туризма в целом. И это характерно не только для США. Международные исследования показывают, что на долю культурного туризма приходится 37% от всего мирового объема туризма, а темпы его ежегодного роста составляют 15%…

— …так что, граждане, сохраняйте культурное наследство, и люди потянутся к вам!!!

— Верно! Они потянутся к сохраненным вами памятникам, а также… в ресторанчики, гостиницы и магазинчики, которые вы понастроите рядом с вашими памятниками, и оставят там много-много денег. Гораздо больше, чем потратят на билет в сохраненный вами же заповедник! 

— Ой, как это воодушевляет! Хочется прямо все вокруг сохранить и на этом подзаработать! Скажите, а чем вы можете мотивировать, скажем, провинциального предпринимателя, который мог бы вложить деньги в исторический объект, что рядом, под боком, но пока не решается?

— Я расскажу ему про особенности туриста, посещающего исторические достопримечательности. Такой американский турист, например, тратит на $62 в день больше по сравнению с другими туристами. 90% из них приезжают с семьями. 55% приезжают не на один день и ночуют в местных гостиницах. 64% впервые попадают в это историческое место. 84% возвращаются, чтобы показать это место другим или задержаться подольше. Российским предпринимателям мы к тому же посоветуем активнее продавать и раскручивать бренды своих исторических городов. В этом они, на наш взгляд, пока не преуспевают.

— Приведите самый яркий пример рачительного отношения к историческим постройкам.

— В США когда-то построили множество продуктовых складов. Теперь столько не нужно. Поэтому склады перестроили в жилые дома. Причем дома довольно престижные. Вы можете сделать то же самое.

— Заразительный пример. Но у нас нет столько складов. И продуктов у нас до недавнего времени много не было. Зато у нас в провинции много старых монастырей, церквей и просто памятников, которые тихо-мирно разрушаются и никому не нужны.

— Я дам совет, как поступать с такими домами! Существуют 4 способа, как можно поступить с существующим старым зданием, если оно пустует и не используется по назначению: 1) ничего с ним не делать; 2) законсервировать и ждать непонятно чего; 3) реконструировать; 4) снести. Вы всегда можете воспользоваться четвертым вариантом, правда, он автоматически отменяет первые три. 

— В Москве частенько возникают склоки вокруг памятников архитектуры: то их кто-то не так перестраивает, то не тем отдают. В Америке такое бывает?

— У нас очень жесткие законы. Даже когда сам Дональд Трамп решил что-то переиначить в одном из своих исторически важных особняков или офисов во Флориде, это оказалось невозможно. 

— Российский обыватель может задать вам закономерный вопрос: Америка — такая молодая страна, неужели и вы дожили до того, что дома у вас резко стареют, рушатся и их необходимо срочно сохранять?

— Несмотря на то, что мы действительно молодая страна, и у нас уже есть что сохранять. Архитектура XVIII, XIX, XX веков… Но ведь и современная архитектура является объектом культуры, о котором надо заботиться. Здание не обязательно должно быть старинным или старым для того, чтобы являться объектом культуры, объектом для заботы. И потом, здание рождается не 500-летним. Сначала ему 10 лет. Потом 100, потом 200. Надо смотреть в будущее.



Донован Рипкема, президент Международной организации по стратегическому планированию в области сохранения историко-культурного наследия Heritage Strategies International (HIS), международный консультант в области экономики сохранения исторического наследия. Сфера его особого интереса — сохранение исторического наследия в контексте программ жилищного строительства и благоустройства территорий. Оказывал помощь правительствам ряда стран и крупным бизнесменам в разработке стратегического планирования в области сохранения историко-культурного наследия.

Пол Эдмондсон, вице-президент и главный консультант Национального доверительного фонда охраны памятников истории. Принимает участие во всех программах фонда и выступает по самым разным вопросам, касающимся политики и практики охраны памятников истории.

А теперь — непосредственно о книге Рипкемы, которую будет полезно прочитать и предпринимателю, и обывателю. 

До самого недавнего времени понятия «экономика» и «культурное наследие» считались совершенно несовместимыми. В сознании большинства наших граждан памятники архитектуры — черная дыра, способная поглотить любое количество финансовых вливаний. Тот факт, что восстановленные объекты историко-культурного наследия привлекают большее число туристов и способствуют общему росту цен на недвижимость, у нас пока игнорируется. 

Американец призывает нас не смотреть на свое историческое наследие сквозь пальцы. И доступно, с юморком, объясняет почему.

Как известно, экономическая выгода измеряется тремя показателями: количеством созданных рабочих мест, ростом доходов населения и увеличением спроса на продукцию других отраслей. Собственно, у книги Рипкемы одна цель — доказать, что лишь немногие из известных человечеству 500 видов экономической деятельности могут оказывать на местную экономику такое действенное влияние, как восстановление исторических зданий. 

Предлагаемый американцем экономический анализ сохранения исторического наследия осуществляется на разных уровнях. Это и государственная политика, и стратегия развития туризма, и обновление центра города, и решение проблемы занятости населения. 

Теоретические выкладки автор сопровождает практическими советами. Рипкема обстоятельно рассказывает, как нужно действовать, когда, скажем, принято решение о сносе памятника; или какая-либо бюджетная структура выбирает между строительством нового здания и восстановлением существующего; или принимаются решения по капиталовложениям в конкретные объекты недвижимости; или владелец решает модернизировать принадлежащее ему здание. 

В конце книги дается что-то вроде перечня форс-мажорных ситуаций и указывается, какими именно аргументами в пользу наследия стоит воспользоваться. Возможно, такой подход может показаться слишком прямолинейным и наивным, но опыт Национального траста по сохранению исторического наследия показывает: простота — лучшее оружие в борьбе за памятники. Убедительнее всего об этом говорят цифры: в конце 2004 года в городах — участниках программы траста «Главная улица» на каждый доллар, потраченный на поддержку возрождения торговых кварталов в историческом центре, приходилось $26,67 новых инвестиций. 

А нам слабо?
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK