Наверх
17 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2000 года: "Часть и достоинство"

Какой будет приватизация без Чубайса?Алексей Князев, начальник Управления продаж Российского фонда федерального имущества: «Новый законопроект демонстрирует принципы плавного приближения российских приватизационных процессов к стандартам западного рынка. Если сегодня для того, чтобы реализовать пакет акций компании, необходимо наличие как минимум двух заявок на конкурсе, то теперь это требование отменяется и достаточно будет хотя бы одного претендента. Эта мера давно назрела, ведь ни для кого не секрет, что зачастую реальным инвесторам приходится создавать фирмы-сателлиты, чтобы обеспечить соблюдение формальностей.
К положительным сторонам нового законопроекта можно отнести то, что предусматривается публичное размещение акций. Это позволит всем желающим физическим и юридическим лицам делать заявки на покупку, указывая свою цену. По итогам определяется средняя цена и удовлетворяются те заявки, в которых указана цена выше средней. Тем самым достигается максимальная эффективность приватизационного конкурса».
Андрей Нечаев, президент Российской финансовой корпорации, доктор экономических наук: «На всех предыдущих этапах российской приватизации задача привлечения инвестиций реально не была приоритетной. На первом этапе, когда проводилась ваучерная приватизация, была решена политическая задача: максимальная реализация государственной собственности. Задача создания института эффективного собственника декларировалась, но реально не решалась.
Второй этап российской приватизации, связанный с залоговыми аукционами,— это, по сути дела, размен госсобственности на финансовую и организационную поддержку Ельцину со стороны будущих «олигархов» на президентских выборах 1996 года.
Впоследствии все приватизационные сделки решали сугубо фискальные задачи — пополнение бюджета. При этом действительно серьезные деньги были получены только в ходе продажи акций «Связьинвеста» (напомним, что пакет акций холдинга 25% плюс 1 акция был продан в 1997 году за $1,875 млрд.— «Профиль»).
Нынешний этап приватизации уже не так масштабен, как предыдущие: в проекте бюджета на 2001 год доход от приватизационных сделок заложен на уровне 18 млрд. рублей (в частности, предусмотрена продажа госпакетов акций нефтяных компаний «ОНАКО» и «Славнефть».- «Профиль»). Едва ли такие объемы в состоянии существенно подействовать на инвестиционный климат. Поэтому сейчас, на мой взгляд, принципиально важно сделать следующее: учитывая, что государство имеет пакеты акций часто незначительные, в огромном количестве АО ему целесообразно либо продать большинство акций, либо наладить жесткий контроль за получением дивидендов по ним. С другой стороны, нужно очень осторожно подходить к приватизации на остающихся в госсобственности предприятиях. Особенно в ВПК. Многие из них сегодня успешно работают, имеют стабильную прибыль и значительные доходы от экспорта. Поэтому, прежде чем принимать решение об их приватизации, необходимо очень серьезно взвесить все за и против».
Ольга Вдовиченко, председатель государственного предприятия «Внешнеэкономическое объединение «Машиноимпорт»: «Первая приватизация прошла так коряво, что проиграли и многие предприятия (они получили зачастую неэффективных собственников), и государство (оно не выручило за собственность того, что могло бы выручить). Так что на нынешнем этапе спешить не следует.
Сейчас необходимо, во-первых, точно определиться, что и на каких условиях государство готово и должно продать. А во-вторых, нужна точная оценка стоимости приватизируемых объектов.
В то же время государство просто обязано оставить государственными некоторые организации. Которые работали бы на государство и зарабатывали для него деньги. Это нормальная практика для мировой экономики. Для того чтобы государство не наблюдало за тем, кто и как зарабатывает, а принимало бы участие в выгодных для него же проектах.
Для примера возьму наше госпредприятие — «Машиноимпорт». С тридцатых годов оно зарабатывает для бюджета деньги. Сегодня «Машиноимпорт» — крупнейший импортер оборудования для ТЭК.
Мы знаем, как строить за рубежом, и умеем координировать действия смежников. У нас хорошие заказы в Ираке. К примеру, недавно мы выиграли тендер на поставку нефтедобывающего оборудования в Ирак на $700 млн. Плюс получили право на перекачку 16,5 млн. баррелей иракской нефти.
С нами хотят работать Куба и Пакистан. В Сирии мы получили заказ на строительство системы водоснабжения в Дамаске. Да весь Ближний Восток наш: шельфы, трубопроводы, коммуникации.
Кроме того, у нас сильная группа по поставкам спецтехники компетентным органам. В январе этого года проведены переговоры с ФАПСИ и соответствующими подразделениями Генпрокуратуры России об обеспечении импорта оборудования на сумму $30 млн. в счет кредитной линии Эксимбанка США. Это же весьма тонкое дело государственной важности! Можно ли его поручать частным компаниям? Разве это не угроза национальной безопасности?
Есть еще одна тонкость: за десятилетия совместной с государством деятельности мы должны друг другу примерно по $700 млн. И мы прощаем задолженность государству, потому что являемся его контрагентом. Простила бы государству долги частная структура? Сомневаюсь.
Я не чиновник Мингосимущества, а бизнесмен, работающий на государство. Поэтому осознаю, что если государство решится приватизировать такие предприятие, как наше, то оно потеряет контроль над деньгами, которые мы ему отдаем. Тому же, кто нас купит, достанутся не только мощности. Но и имя. А оно обеспечивает 50% успеха на переговорах.
Так что приватизация на нынешнем этапе должна быть обоснована сугубо экономическими соображениями».
Михаил Алексеев, вице-президент АКБ «Росбанк»: «Отрадно, что количество подлежащих на нынешнем этапе приватизации предприятий относительно невелико. Это дает шанс организовать «штучную» приватизацию, когда будет учитываться специфика каждого конкретного приватизируемого объекта.
Между тем думается, что приватизация в России не может рассматриваться как самодостаточная цель. Как показывает наш (и не только наш) опыт, превращение предприятия из государственного в частное далеко не всегда способствует повышению эффективности управления им. Вот почему надо четко определить главный приоритет — повышение эффективности управления предприятиями — и исходить прежде всего из этого.
Приватизация является лишь одним и далеко не единственным направлением реализации этой стратегической задачи.
Представляется, что более плодотворным направлением ее решения является сдача предприятий, сохраняемых в государственной собственности, в управление специализированным организациям, определяемым по условиям открытых, публичных, реально состязательных конкурсов».

ДЕНИС СОЛОВЬЕВ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK