Наверх
12 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2001 года: "Чеченский блицКРИК"

К 15 мая новому руководителю федеральных сил в Чечне директору ФСБ генерал-полковнику Николаю Патрушеву приказано доложить президенту о стабилизации обстановки в мятежной республике.Последний резерв Верховного?

Почему руководство федеральными силами в Чечне передано именно директору ФСБ? Еще месяц с небольшим назад СМИ со ссылками на военное командование, администрацию правительства и Совет безопасности РФ сообщали о том, что в марте руководство Объединенной группировкой федеральных сил перейдет от Министерства обороны к Министерству внутренних дел и лично к Владимиру Рушайло. Но на совещании с ключевыми членами правительства РФ в Кремле 22 января Владимир Путин заявил, что операцию в Чечне продолжат «специальные силы». И этим власть фактически признала, что до сих пор вела в Чечне именно войну. Публично об этом никогда не говорили. Тех, кто называл происходящее на Северном Кавказе войной, помощник президента РФ Сергей Ястржембский вместе с первым заместителем начальника Генерального штаба Вооруженных сил генерал-полковником Валерием Маниловым поправляли: «На территории республики проводится контртеррористическая операция».
Председатель думского комитета по обороне генерал Андрей Николаев уточняет: «Несмотря на то, что президент Путин начиная с осени 1999 года ни на шаг не отступал от своей позиции касательно Чечни, ожидания быстрого разрешения конфликта не оправдались».
Тем не менее федеральные войска разбили чеченские незаконные вооруженные формирования (НВФ), которые представляли собой фактически регулярную армию. И тем самым выполнили главную свою задачу. Но при этом почти все руководители чеченского сопротивления уцелели и продолжают руководить действиями боевиков. По их команде остатки НВФ разделились на мелкие мобильные группы и перешли к диверсионно-террористической деятельности.
Этим прежде всего и объясняется то, что бороться с ними приказано Федеральной службе безопасности. Именно контрразведка по своему предназначению должна заниматься диверсантами и террористами. Не армия — у нее другие задачи, в ее штате не предусмотрены специалисты по антитеррору, и не чеченская милиция, которую предлагал набрать для борьбы с терроризмом глава администрации Чечни Ахмад Кадыров.
Бывший министр внутренних дел, а ныне депутат Думы от ОВР Анатолий Куликов говорит: «Я абсолютно не согласен с тем, что Кадыров ставит вопрос об увеличении до 20 тысяч человек численность чеченской милиции. Это значит, что мы легализуем бандитов, ведь милиционеров надо где-то набрать, скорее всего, из отрядов боевиков. В этом нет необходимости. Численность чеченской милиции должна быть такой же, как и в других субъектах Российской Федерации, и решать задачи именно те, которые возложены на милицию. Пусть со скотокрадством борется, с убийцами и ворами».
Николай Патрушев, возглавивший Оперативный штаб по управлению контртеррористическими операциями, уже принял под свое начало все федеральные силы на Северном Кавказе. Начальником Регионального оперативного штаба, который будет руководить действиями специальных сил и средств метрополии в самой Чечне, назначен заместитель директора ФСБ — начальник Департамента по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом вице-адмирал Герман Угрюмов. Войсковую поддержку специальным силам ФСБ станут оказывать части Минобороны и МВД.
Большое солдатское спасибо

Так уж совпало, что решение о частичном отводе войск из Чечни и передаче операции под контроль ФСБ было принято перед заседанием Парламентской ассамблеи Совета Европы, где дискутировался (и был в итоге рассмотрен положительно) вопрос о восстановлении полномочий российской делегации, ранее отозванных именно из-за Чечни. Появились даже предположения, что Кремль таким образом пытался задобрить европарламентариев и побудить их к «нужному» решению.
Но в доверительной беседе с корреспондентом Агентства военных новостей высокопоставленный чиновник Министерства обороны утверждал, что это не было сознательным политическим ходом Кремля. Скорее уж запоздало-вынужденным действием: «Такое решение назрело еще в конце лета. В то время армейские части уже не вели активных операций. Противника, равного им по мощи, в Чечне не осталось. В этих условиях держать в Чечне большие массы войск стало не просто бессмысленно, но и вредно. Армейские части, сосредоточенные в районах временной дислокации, превратились в весьма уязвимую мишень для летучих групп боевиков. Гибель десятков солдат и офицеров при ночных обстрелах воинских частей в значительной степени является следствием промедления с решением о выводе войск».
Почему не Рушайло, а Патрушев был поставлен во главе нового этапа чеченской операции? По словам собеседника «Профиля» в правительстве РФ, причина — аппаратная: «Силовик, назначенный сейчас на Чечню, усиливается автоматически и многократно. Усиливать Рушайло для Путина — это действовать против своих же интересов. Видимо, Путин надеется, что ему вот-вот удастся избавиться от него. В свое время Ельцин запретил Путину трогать Рушайло — это было одно из жестких условий преемничества».
Ударение на слове «спец»

В целом в Минобороны и Генштабе решение президента о частичном выводе войск и передаче ответственности ФСБ восприняли с облегчением. Правда, командующий Объединенной группировкой генерал-лейтенант Валерий Баранов поначалу заявлял, что численность армейской группировки не должна урезаться столь существенно (более чем в два раза). И в интервью Агентству военных новостей даже заметил: «Если нарушить сегодняшний баланс сил, то вскоре мы вновь столкнемся с эскалацией боевых действий, с новыми жертвами со стороны мирных жителей и потерями среди личного состава группировки».
Впрочем, с Валерием Барановым новый руководитель операции Николай Патрушев, очевидно, уже нашел общий язык: по крайней мере, тот больше резких заявлений не делает.
Подготовка к выводу армейских частей из Чечни к местам постоянной дислокации уже идет. В первую очередь, по словам начальника Главного оперативного управления — первого заместителя начальника Генерального штаба Вооруженных сил РФ генерал-полковника Юрия Балуевского, из Чечни будут выведены тяжелое вооружение и части, не входящие в состав Северокавказского военного округа (СКВО).
Между тем силы боевиков, которые еще сопротивляются, Генштаб оценивает примерно в 1000—1500 штыков (Николай Патрушев 1 февраля заявил уже о 5000 активных боевиков). В этих условиях президент Путин считает достаточным оставить в районе операции дислоцированные в республике на постоянной основе 42-ю мотострелковую дивизию Минобороны численностью около 15 000 человек, 46-ю бригаду Внутренних войск — 7000 человек, а также части 58-й общевойсковой армии СКВО и армейской авиации. В Минобороны уже подсчитали, что численность армейской группировки в республике не превысит 20 000 штыков. Но, как уже было сказано, на передний край борьбы с боевиками выйдут специальные подразделения силовых структур, в том числе армейский спецназ.
Вообще-то, ударение на «спец» в разговорах на тему «зачистки» Чечни Кремль теперь будет делать все чаще. «Спецоперации», «спецподразделения», «спецсредства». Именно спецслужба стала «руководящей и направляющей силой» в Чечне, а ее руководитель — главным полководцем.
Свой вклад в военную операцию в Чечне Лубянка и до этого оценивала высоко. Герман Угрюмов, который за руководство спецоперациями в Чечне был удостоен звания Героя России, рассказывал, что контрразведчикам удавалось упреждать многие акции боевиков, причем не только террористические акты, но и попытки вооруженных отрядов выйти из горной зоны в равнинную Чечню. То, что ряд чеченских тейпов (в частности, беной, аллерой) запретили своим юношам вступать в незаконные вооруженные формирования, Угрюмов тоже относит к заслугам ФСБ, давая понять, что была проведена «соответствующая работа».
Но аналитики, не связанные с ФСБ, оценивают успехи спецслужбы на театре военных действий гораздо скромнее. И считают, что, несмотря на требование президента доложить к 15 мая 2001 года о стабилизации обстановки в Чечне, руководство ФСБ этого сделать не сможет.
Армейская «крыша» для ФСБ

Были времена, когда структура, которую ныне возглавляет Николай Патрушев, действительно могла почти все. Ее отборные воинские формирования справились с широким басмаческим движением в Средней Азии, после войны в порошок стерли бандеровское подполье на Украине, вывели под корень вооруженные отряды «лесных братьев» в Прибалтике. Да и с той же Чечней, к слову сказать, разобрались в одночасье, депортировав все население республики. Правда, на все это были соответствующие политические решения, позволявшие госбезопасности открыто действовать с предельной жестокостью.
Живя в современном мире, Владимир Путин просто не может позволить себе то, что позволял себе и своим «спецам» Сталин. Но и сама система госбезопасности за последние 10—15 лет многое утратила. Из-за бесчисленных реорганизаций, кадровых чисток и безденежья многие профессионалы оказались за воротами Лубянки. Спецподразделения, которые есть в составе второго департамента ФСБ (та же «Альфа»), сегодня уже не те, что раньше. Да и личный состав их подготовлен и экипирован главным образом для освобождения заложников в самолетах и других транспортных средствах. Так что прежде чем выпускать «альфовцев» на свободную охоту в чеченские горы, их придется к этому серьезно готовить.
Кроме того, у генералов-адмиралов с Лубянки нет достаточных военных знаний. И еще неизвестно, не ударятся ли они в амбиции, когда армейские командиры начнут втолковывать им, какова тактика применения общевойсковых подразделений, авиации.
Впрочем, сам Николай Патрушев, похоже, понимает, что будет значить для него поддержка армии. Как утверждают собеседники Агентства военных новостей в Министерстве обороны, директор ФСБ крайне заинтересован в качественном усилении остающихся в Чечне войск. Новое оперативное построение войсковой группировки, суть которого в создании гарнизонов во всех ключевых населенных пунктах республики (более чем в 200), с Патрушевым предварительно обсуждалось и возражений у него не вызвало. По вполне очевидным причинам: на Лубянке понимают, что это облегчит вербовку агентуры из числа местных жителей, вынудит боевиков держаться в некотором отдалении от городов и сел, даст людям ФСБ ощущение безопасности и защищенности.
Но упомянутые армейские гарнизоны вряд ли смогут обеспечить тотальный силовой контроль за всей территорией Чечни — слишком уж они будут привязаны к местам дислокации. Между тем спецподразделения, занятые охотой на боевиков, должны быть уверены, что огневую поддержку, если что, получат в считанные минуты. Поэтому мобильность войсковой группировки в новом, сокращенном составе, безусловно, придется повысить. А для этого потребуются специальные аэромобильные силы.
Их создание уже началось. Как заявил на прошлой неделе главнокомандующий Военно-воздушных сил генерал армии Анатолий Корнуков, после встречи с новым руководством операции принято решение увеличить поблизости от Чечни число ударных самолетов. В дополнение к действующей в Чечне группировке армейской авиации (вертолеты огневой поддержки) на военном аэродроме в Моздоке (Северная Осетия) будут размещены несколько штурмовиков и фронтовых бомбардировщиков. До сих пор самолеты, участвовавшие в военной операции против боевиков, базировались на более отдаленных аэродромах — в Ростовской области, Ставропольском и Краснодарском краях. Теперь же, вылетев из Моздока, самолеты в течение 5—7 минут после взлета смогут оказаться в любой точке Чечни и поддержать действия спецподразделений огнем с воздуха. Кроме того, они будут применяться и для нанесения ударов по лидерам боевиков.
Только такие мобильные силы и средства способны сыграть на новом этапе операции в Чечне роль палочки-выручалочки для спецназа, главного «патрульного» Чечни. И надежной «крыши» для ФСБ.
Как в худших домах Лондона

Между тем блицкриг в Чечне у ФСБ не получится. По данным разведки Объединенной группировки федеральных сил, после подписания президентом РФ указа о новой структуре федеральных сил в Чечне ичкерийский лидер Аслан Масхадов провел совещание с наиболее авторитетными полевыми командирами. Там была принята специальная программа ответных мер. Ею, в частности, предусмотрено назначение «дублеров» руководителей вооруженных формирований, диверсионно-террористических групп, а также ячеек подпольной сети боевиков в населенных пунктах республики. Решено, что эти «дублеры» будут привлекаться к планированию всех операций и акций против федеральных сил, но в боевых действиях участия принимать не будут. Их задача — быть в полной готовности и в случае гибели тех или иных руководителей заменить их. Кроме того, перед руководителями сепаратистского подполья в Чечне поставлена задача активнее внедрять своих людей в органы новой власти.
Все это позволяет говорить о том, что даже с захватом или ликвидацией Масхадова, Басаева, Хаттаба и других знаковых фигур в Чечне не настанут тишь да гладь. По всему видно, что федеральная власть должна быть готова к превращению Чеченской Республики в некий особый район России, где ситуация будет развиваться по так называемому североирландскому варианту. Там уже несколько десятилетий сепаратисты-католики и их боевое подполье — Ирландская республиканская армия (ИРА) всеми доступными средствами борются с английским присутствием в Северной Ирландии.
Лондону и проанглийским властям Северной Ирландии (наподобие администрации Кадырова в Чечне), несмотря на усилия сепаратистов и боевиков из ИРА, удается обеспечить в целом нормальную жизнь в этом регионе. Хотя там действуют особые, жесткие правила, определяющие, по сути, усиленный полицейский режим.
Анатолий Куликов: «У англичан люди специально готовятся для службы на территории именно Северной Ирландии. У них даже есть специальный центр по такой подготовке, он же, кстати, готовит и специалистов по проведению миротворческих операций».
Излишен вопрос, готов ли сегодня Кремль к такому развитию событий в Чечне. Для этого нет ни правовой основы, ни центра специального «чеченского» обучения, ни механизмов обеспечения безопасности населения. Для этого, по большому счету, нет специальных полицейских сил, способных надежно, но цивилизованно держать регион в узде — не тыча прикладом в зубы каждому подозрительному чеченцу, не поливая огнем неурочно появившуюся на дороге автомашину, не хватая в облавах сотни граждан, большинство из которых никакого отношения к боевикам не имеют.
Дело осложняется тем, что начало заявленного Путиным «специального» этапа чеченской операции придется на весну, когда в Чечне традиционно активизируются боевики. Уже по косвенным признакам (из неспокойных районов уходят женщины и дети) видно, что с приходом весны федералам предстоят новые стычки.

ЮРИЙ ГЛАДКЕВИЧ (Агентство военных новостей), ИНЕССА СЛАВУТИНСКАЯ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK