Наверх
12 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2002 года: "Чечня: Западу пора надавить на президента Путина"

 Жесткая линия. Именно ее избрал российский президент Владимир Путин для разрешения потрясшего страну инцидента с захватом заложников в Москве. С таких же позиций он подходит к решению проблемы, лежащей в основе происшедшего, — кровавой, безысходной войне в отколовшейся от России Чеченской Республике. У такого подхода мало шансов на успех, и в интересах западных лидеров помочь Путину понять это.
Для освобождения примерно 800 человек, взятых в заложники в театральном центре в Москве чеченскими террористами, у которых была взрывчатка, Путин решил использовать российский спецназ. Это было тяжелое решение, которое, однако, можно оправдать. В результате применения газа на основе фентанила для усыпления террористов погибли по меньшей мере 117 заложников. Но кто может сказать наверняка, что террористы не убили бы всех находившихся в здании? «Мы показали, что Россию нельзя поставить на колени», — заявил Путин 26 октября.
Однако цена сохранения чести матери-родины (если, как дает понять Путин, для него неприемлема сама идея урегулирования путем переговоров) будет расти с каждым днем, месяцем и годом, да, годом, на которые затянется военное решение. Его тактика так же мало эффективна для покорения чеченцев, как жесткая политика израильского премьера Ариэля Шарона (Ariel Sharon) — для подавления палестинцев, тоже ведущих войну за право на самоопределение.
За последние три года жестоких боев уже погибли 4500 русских солдат и еще 10 000 — в первую чеченскую войну 1994—1996 годов. Заявления Путина о том, что российские войска контролируют территорию Чечни, опровергаются продолжающимися нападениями на российские части и обстрелами вертолетов. «Используя только военную силу, мы никогда не решим эту проблему», — считает лидер российской либеральной партии «Яблоко» Григорий Явлинский.
Захват заложников в Москве приблизил войну к политической элите, которая относилась к Чечне как к проблеме нервирующей, но решаемой. Подцензурные Путину СМИ ограждали общественность от информации о жестокости войны. Теперь, когда иллюзия благополучия нарушена и терроризм пришел прямо в столицу, Путин будет вынужден срочно заняться мрачным и, весьма вероятно, невыполнимым делом — превращением России в крепость. Чеченские сепаратисты угрожают ударами по экономическим объектам, включая ядерные электростанции. У России — самая большая территория в мире, и это делает ее удобной мишенью.
Из-за развертывания силовыми министерствами массированных антитеррористических действий неизбежно пострадает главный приоритет Путина внутри страны — возрождение экономики. Хотя Путин дал своей экономической команде указания по либерализации курса, ему самому приходится часто вмешиваться в схватки непримиримых бизнес-групп вокруг принципиальных моментов реформ. Теперь у него будет меньше времени на коренную перестройку энергетики, газовой отрасли, банковского сектора, законодательства и образования. Конечно, в долгосрочной перспективе усиленная борьба с терроризмом укрепит уверенность участников рынка в политической стабильности в России. Но при этом могут затормозиться важные структурные реформы, что в той же долгосрочной перспективе способно снизить привлекательность России в глазах иностранных инвесторов.
Путин заявляет, что борется с международным терроризмом — в одном строю с США, воюющими с Аль-Каидой. Несомненно, чеченские боевики связаны с арабскими исламистскими воинствующими группировками, которые помогают финансировать и обучать боевиков. Но корни чеченского конфликта — не в воинствующем исламизме, а в истории, в сопротивлении чеченцев Российской империи в XIX веке. Цели группировки Усамы бен Ладена, выбравшей мишенью Америку как глобальное зло, расплывчаты. Цель чеченцев конкретна: независимость. Это открывает возможность для дипломатии.
Даже бывший российский премьер-министр Евгений Примаков считает, что Кремль должен начать переговоры с чеченскими полевыми командирами, чтобы найти политическое решение. Это маловероятно, если только международное сообщество не подтолкнет президента Путина на путь переговоров. Президент США Джордж Буш (George W. Bush) предоставил ему полную свободу действий в Чечне. Но это плохая услуга России, в экономическом и социальном благополучии которой заинтересован и Запад. «Мы все — заложники неправильной политики», — говорит одна из основательниц Комитета солдатских матерей, созданной в 1989 году антивоенной общественной организации, 49-летняя Любовь Кузнецова. Она права. Сейчас, как никогда, самое время для поиска выхода.

Пол Старобин (Paul Starobin) с Кэтрин Белтон (Catherine Belton). — Business Week.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK