Наверх
15 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "ЧЕЛОВЕК-ПРИВЫЧКА"

Обсуждение михалковского манифеста будет провальней «Предстояния», поскольку в манифесте вообще нечего обсуждать.    Тут отдельные люди высказывают опасения: не является ли манифест Никиты Михалкова «Право и правда» проектом новой единороссовской предвыборной программы? Не есть ли это набросок путинской предвыборной риторики?
   Отвечаю: нет. И не надо этого бояться. Путин сам ужасно боится всего мистического, иррационального, чересчур масштабного — всего, что способно превратить эффективного менеджера в реаль-ного национального лидера. Он однажды уже пренебрег михалковским предвыборным know-how, а именно тройст-венным письмом, в котором его призывали остаться на третий срок. Путин не любит избыточной верноподданности, пора бы это понять. Путин любит разводки. Не имея возможности возвыситься над страной интеллектуально или нравственно, не совершая ни этически привлекательных, ни эстетически соблазнительных поступков, он предпочитает эффектные обманки: сначала сулит крайне неприятный ход, потом от него отказывается. Сначала пугает чем-нибудь ужасным, потом героически отвергает это. Сначала опирается на самых оголтелых сторонников, потом сдает их. Пора бы к этому привыкнуть. Пора бы понять главный путинский алгоритм — отчасти, конечно, предательский, — но в спецслужбах другому не учат: сначала он поощряет слишком ретивых апологетов только для того, чтобы они успе-ли аккумулировать, замкнуть на себя народную ненависть, а потом делает их мишенями, вовремя дистанцируясь. Если у лидера нет достаточного ли-чностного потенциала, что-бы привлечь сердца, он может действовать от противного — отвлекать народный гнев на слишком откровенных лизоблюдов. А потом выходить в белом — дескать, он не он, и лошади не его.
   Тот, кто внимательно следил за путинской политикой с 2004-го по 2008-й, мог бы заметить, что сдает он не столько оппонентов, сколько неумеренно ретивых помощников. Потому что эти помощники пытаются раздуть из Путина фигуру пла-нетарного масштаба. А его это совершенноне устраивает. Он свой масштаб осознает. Бо-лее того: хорошо развитой ин-туицией спецслужбиста он чувствует, что для России по-настоящему опасен не вектор, а именно масштаб. Не глупый либерал (дураки вообще ни для кого не опасны), а умный, решительный политик любой ориентации, от радикально-революционной до консер-вативно-православной. А еще опасней для России люди искренние, которые действительно верят в то, что гово-рят. Путин вот не верит ни одному собственному слову, у него это на лице написа-но. На этом фоне Михалков по крайней мере выделяется тем, что верит в собственные слова; что действительно на первое место ставит семью и дом; что искренне выступает за консерватизм, поскольку хотел бы зафиксировать такое положение вещей, при котором он — обанкротившийся художник, двадцать лет не знающий, что такое творческая удача, — оказывался бы главным российским режиссером. Именно поэтому его сольют. На него отвлекают негативную энергию масс, делают из него жупел — и ни-каким крупным политичес-ким лидером он, разумеется, не станет. Он нужен со своим манифестом лишь для того, чтобы заранее выпустить пар; чтобы негативные эмоции, предназначенные Путину, достались ему.
   Возникает естественный во-прос: неужели Никита Михалков этого не понимает? Неужели не видит, что его сливают с самого начала? Понимает. Он человек ум-ный и быстро реагирующий. Пока он писал свой манифест, он, может быть, чем черт не шутит, искренне верил, что власть его идеями воспользуется. Но сейчас, кажется, у него никаких иллюзий нет. Он понимает, что его использовали как жупел. Русский консерватизм никогда таким не будет — таким непоследователь-ным, самовлюбленным и от-кровенно сервильным. Путин опять оказался хитрее всех — спровоцировал талантливого человека на глу-пость и лукаво устранился от нее.
   Что заставляет Никиту Ми-халкова участвовать в этой разводке? Корысть? Не думаю. У него все есть. Идея? Опять же не уверен: когда надо, он легко меняет идеи — вон и Чубайса в свое время поддерживал… Видимо, дело в привычке. И это самое страшное. Потому что привычное зло страшнее идейного.
   А нам остается утешаться тем, что добро, конечно, вознаграждается не всегда, но зло получает свое даже от большего зла.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK