Наверх
6 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2005 года: "Чем заряжен магазин"

В Интернете появилась масса форумов, где владельцам охотничьего оружия объясняют, как его переделать, чтобы добиться большей кучности стрельбы, увеличить емкость магазина, заставить карабин стрелять очередями. Интересные идеи. А боевики в Нальчике первым делом захватили охотничий магазин «Арсенал». Что они там нашли? За ответом корреспонденты «Профиля» отправились в такой же магазин в Москве.   В полумраке оружейного зала нас встречает директор магазина Отар Аробелидзе.

   — Показывайте, что у вас тут такого страшного? — потираем мы руки: на зеленом сукне по стенам висят ружья и карабины — образцов семьдесят, не меньше.

   — Любое оружие — страшная вещь, — важно изрекает Отар Карлович кавказскую мудрость. — У нас в основном образцы для охоты, а для самообороны можно приобрести, к примеру, карабин «Сайга-12», он довольно компактный, патронов в магазине достаточно.

   В руках Отара Карловича появляется внушительных размеров карабин.

   — Стреляет чем угодно — дробью, картечью, пулями. Все, конечно, зависит от сужения ствола. Если ствол к дульной части сужается (это называется «чок» или «получок»), то пулей стрелять не стоит. Ну и пуля, соответственно, должна быть подкалиберной, чтобы не испортить ствол.

   Когда завод «Ижмаш» объявлял о выпуске этого карабина — первого в семействе «Сайга», — он рекламировался как «калька» автомата Калашникова (АК). Но гладкоствольная «Сайга» не очень похожа на знаменитый автомат внешне. А хотелось, чтобы если взял в руки, то все бы сразу подумали — легендарный «калаш». Отар Карлович усмехается и ведет нас к следующему стенду, с нарезными «Сайгами». По дороге успеваем поинтересоваться: если нарезная «Сайга» срисована с «калаша», можно ли ее зарядить обычным армейским патроном?

   Звон ключей, тихое лязганье открываемой стеклянной дверцы стенда, и перед нашими глазами — почти один в один «Калашников». Но это «Сайга».

   — Автомат Калашникова выпускался под калибр 7,62, сейчас выпускается под 5,45. Чтобы зарядить оружие, нужно еще соблюсти длину патрона. Для армии это — 39 мм. Мы тоже продаем патроны 7,62х39, но это ослабленные охотничьи патроны. Если же в «Сайгу» зарядить армейский патрон, то первый же выстрел разорвет ствол карабина в клочья.

Для непонятливых сообщаем: нельзя.
   Любое оружие надо рассматривать не само по себе, а в связке «оружие-патрон». Переходим к стенду с боеприпасами.

   — Смотрите, патронов калибра 7,62 у нас четыре вида, есть даже огромные, двенадцатисантиметровой длины для охоты на медведя, но армейских нет.

   Понимаем намек директора. Боевые патроны, оснащенные специальными пулями (например, трассирующими, бронебойными, зажигательными), запрещены для продажи и использования населением.

   Но, оказывается, охотники нашли способ стрелять пулями, придуманными исключительно для армии. Они называются полуоболочечными. Такая пуля — из свинца, покрытая слоем менее плотного металла, кроме самого кончика. Попадая в мягкие ткани, она «выворачивается» наизнанку, что позволяет охотнику с большей вероятностью брать трофей с первого выстрела, не оставляя подранка. Такие пули продаются в любом охотничьем магазине.

   На одном из стендов над современными ружьями красуется потертая винтовка. С первого взгляда узнаем: легендарная трехлинейка системы Мосина — винтовка, с которой русский солдат прошел шесть войн. Судя по искривленной ручке затвора, перед нами — снайперский вариант образца 1938 года. В некоторых условиях такая игрушка — не хуже современной СВД, снайперской винтовки Драгунова!

   — Понимаю ваш восторг, — улыбается директор магазина, — но эта винтовка изготовлена в 1943 году. Надежная вещь, однако устаревшая. Во время Великой Отечественной войны трехлинейки делались в большом количестве, поэтому их до сих пор много на армейских оружейных складах. Потрепанное ложе — результат ежегодных инвентаризаций на складах: взяли в охапку и перекинули с места на место. Она не использовалась в армии, а просто хранилась на складе. Ствол родной, выпуска 1943 года, но не сугубо армейский, а ослабленный — через него прокатили стальной шарик. Это делается для сглаживания граней нарезов, чтобы они не так сильно врезались в пулю и не слишком закручивали ее. Мы эти винтовки выкупаем на складе и продаем.

   Все оружие, которое продается в охотничьих магазинах, по своим ТТХ уступает армейским образцам. Но некоторые владельцы знают, как усовершенствовать свои ружья и карабины. В Интернете есть масса форумов, где подробно описано, как добиться большей кучности стрельбы, увеличить емкость магазина или заставить карабин стрелять очередями. Интересно, зачем нужны владельцам такие переделки? Не за горами 2007—2008 годы. Бархатных революций в России не бывает. Можно ли использовать ассортимент охотничьих магазинов в «революционных» целях?

   Отар Карлович открывает стенд, на котором висит что-то совсем уж невообразимое по величине и дизайну, и отвечает:

   — Можно запросто. Даже ничего не надо переделывать. Вот карабин «Тигр», сделан на базе снайперской винтовки Драгунова.

   А молчавший до сих пор продавец добавляет: «Из него можно даже стрелять армейскими пулеметными патронами 7,62х54, а оптика поставляется родная, от СВД».

   Вдоволь налюбовавшись красавцем «Тигром», замечаю в руках директора магазина еще более внушительный ствол.

   — У нас практически все в охоту пришло из армии. Это «Вепрь» под патрон 5,56х45, переделка из ручного пулемета Калашникова, знаменитого РПК. Магазин на 10 патронов. И выглядит внушительно, и работает отменно.

   Любое охотничье оружие нельзя носить по городу или возить в машине. Выйти с ним на улицу можно только во время охотничьего сезона и имея в кармане охотничью путевку.

   Сейчас, чтобы купить любой из экземпляров этого оружия, нужно получить лицензию на приобретение гладкоствольного охотничьего, пневматического или нарезного оружия, установить дома металлический сейф. И — вперед в магазин. Но это в теории.

   — К нам приходят люди с Северного Кавказа, в частности из Дагестана, — признается Отар Карлович. — Говорят, дайте такой-то карабин. Мы, естественно, просим разрешение. Они на нас смотрят как баран на новые ворота: у них там таких проблем нет. Оружие покупается так же, как у нас колбаса. Нужно ему двести патронов — пошел и спокойно купил. Не думаю, что там органы этого не знают. И это не только Кавказ, из российской глубинки люди приходили, и, когда мы требовали документы, они удивлялись: «Зачем?»






   Владимир Жириновский, вице-спикер Госдумы: «Власть боится переворота»

   «Почему власть не хочет разрешить короткоствольное нарезное оружие? Потому что нестабильная ситуация. У нас и так народ вооружен — в одной Москве сто тысяч охранников, легально имеющих оружие. И какую они могут ориентацию занять? У них есть машины, они могут в центр Москвы съехаться все вооруженные за двадцать минут. В 1905-м революция почему провалилась? Потому что у нее не было оружия. А в 1917-м почему победила? Потому что у революционеров уже было оружие. Просто власть боится переворота! А страх, он всем управляет. У нас не получится майдана, у нас получится совсем другое».

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK