Наверх
21 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 1999 года: "Черным по белому"

Так что все-таки происходит в нефтяной отрасли? К чему нам готовиться — к переходу от экспорта к импорту нефти? Или же к возрастанию доходов бюджета от продажи нашего горючего за рубеж?
Динамика добычи нефти в России (млн. т)

1985542,3
1986561,2
1987569,5
1988568,8
1989552,2
1990515,9
1991461,9
1992398,8
1993354,9
1994317,6
1995310,7
1996302,9
1997307,4
1998304,3
1999307,0*

*Прогноз.

Данные предоставлены Международным центром нефтегазового бизнес-образования.

Юрий Шафраник, председатель правления Центральной топливной компании: «Я уже неоднократно говорил, что Россия находится на пределе энергетической стабильности. Мы подошли буквально к последней черте. В данной ситуации государство обязано принимать меры, причем оперативно. Для развития добычи надо привлекать прямые инвестиции, максимально освобождать инвесторов от налогового бремени. Необходимо переложить основную тяжесть налоговой нагрузки на розницу — от этого никуда не уйдешь (что фактически будет означать повышение цен на бензин и дизтопливо.— «Профиль»).
Инвестиции в новые месторождения должны иметь льготы лет на десять, потому что нефтяной бизнес — это бизнес долгосрочных вложений. По экспертным оценкам, Россия в ближайшие пять лет нуждается в привлечении инвестиций в размере $40—45 млрд. ежегодно. Безусловно, освоение новых месторождений должно помочь в исправлении сложившейся ситуации, но и здесь есть подводные камни.
Вот, например, раздел продукции. СРП (соглашения о разделе продукции) на самом деле пригодны далеко не для всех месторождений. Они подходят для Сахалина, Тимано-Печоры, Самотлора, но есть масса месторождений, которые никогда не смогут быть освоены на принципах СРП,— они дадут отдачу слишком в далекой перспективе, а потому вряд ли привлекут иностранных инвесторов. Чтобы их разрабатывать, надо менять общее налоговое законодательство.
В случае сохранения сложившихся макроэкономических условий в стране (ценовой и налоговой политики, неплатежей, слабости и неэффективности государственного регулирования и т.д.) добыча нефти в нашей стране к 2005 году может упасть до 200—225 млн. тонн в год. На данный момент мы имеем ситуацию, когда потребление энергоносителей, особенно нефти, падает, а энергоемкость ВВП растет. Получается, что при сохранении нынешней ситуации в нефтяной отрасли Россия не сможет в ближайшем будущем претендовать на роль экономически развитой промышленной страны».
Евгений Хартуков, генеральный директор Международного центра нефтегазового бизнес-образования, доктор экономических наук, профессор МГИМО: «Каждый год чиновники Минтопа и смежных министерств поднимают шум по поводу того, что добыча нефти неуклонно падает. Каждый год говорят, что в следующем мы добудем заметно менее 300 млн. тонн. Так было и в прошлом году. Однако добыли более 304 млн. То же говорят сейчас, хотя объективный прогноз показывает, что добыча в нынешнем году составит около 307 млн. тонн.
На самом деле суть вопроса очень проста: отрасль добудет ровно столько, сколько сможет экспортировать и переработать внутри страны. Здесь все очень просто. Экспорт нефти не может превышать 120 млн. тонн. Это проблема чисто техническая, труба ведь не резиновая. Из этого объема не менее 10 млн. тонн заняты под транзит казахской, туркменской и азербайджанской нефти. Внутренняя переработка составляет около 160—170 млн. тонн, из которых, кстати, 50—60 млн. уходит на экспорт в виде нефтепродуктов.
Кроме того, чистый экспорт в ближнее зарубежье составляет еще 20 млн. тонн, и технологические потери на нефтепромыслах и при транспортировке нефти составляют еще 10 млн. тонн. Вот и получаются те самые 300—305 млн. тонн. Из которых, повторяю, на внутреннее потребление приходится чуть больше 100 млн. тонн нефтепродуктов.
Поэтому нужно понять, что имеется в виду под угрозой энергетической безопасности страны. И почему такие разговоры регулярно возникают в коридорах министерств? Может быть потому, что нужно оправдывать сидение определенных людей в определенных креслах? Тогда безопасность страны ни при чем. Возможно, причина разговоров и в том, что есть желание выбить определенное количество льгот для отрасли в целом и для компаний в частности. Тогда тоже все понятно. Но безопасность страны опять же ни при чем. Повторяю, нефти в стране добывается и будет добываться столько, сколько мы реально в состоянии потребить сами и экспортировать».
Зия Бажаев, президент ОАО «Группа Альянс»: «Насколько катастрофична ситуация в нефтяной отрасли сегодня? И действительно ли падение темпов добычи нефти носит угрожающий для энергетической безопасности страны характер?
Прежде всего, падения добычи нефти пока нет. Последние четыре года среднегодовой уровень добычи поддерживается на достаточно стабильном уровне. По прогнозу Минэкономики, в 1999 году добыча нефти составит 304 млн. тонн. Нефтепереработка, вероятно, достигнет 172 млн. тонн. Такой показатель лучше прошлогоднего, хотя и хуже 1997 года. Однако, повторяю, падения пока нет. Нельзя забывать, что нефтяной комплекс инерционен. Это, с одной стороны, хорошо, а с другой — плохо. Крупнейшие капиталовложения в добычу и транспортную инфраструктуру, осуществленные еще в 80-е годы, работают до сих пор. Но большинство разрабатываемых месторождений находятся в поздней стадии. Ведь в среднем месторождение, достигнув пика, работает наиболее продуктивно несколько лет, затем отдача снижается более-менее плавно в течение десяти лет. Дальше, после извлечения 30—40% начальных запасов, поднимать «остатки» можно лишь при дополнительных финансовых вложениях.
Добыча нефтяной скважины сегодня в среднем едва 7,2 тонны в сутки. Это в два с лишним раза меньше, чем в конце 80-х (когда началось падение российской добычи), и, что самое главное, в нынешних экономических условиях это слишком близко к рубежу рентабельности.
На то, чтобы ввести в разработку новые месторождения, нужно не менее пяти лет. Однако вновь вводимые месторождения содержат все более трудноизвлекаемые запасы, то есть требуют растущих затрат. Платить такую цену мало кто может или мало кто готов. У государства средств нет. У потенциального инвестора нет уверенности в отдаче, которая не может быть скорой — а без гарантий со стороны государства не может быть вообще.
Главное — надо помнить, за счет чего была достигнута стабилизация отрасли. За счет максимального экспорта сырой нефти. В период высоких мировых цен экспорт давал выручку, достаточную для текущих нужд и нефтяников, и государства. Когда цены падали, государство было вынуждено давать послабления за счет экспортной пошлины, акцизов и пр.
И, что важно, долгое время существовать нефтяникам помогали неплатежи, кредиторская задолженность нефтяных компаний перед государством. Такая порочная практика не могла быть вечной, но когда государство постаралось ликвидировать задолженность, нефтяники были вынуждены брать кредиты под экспорт и оказались в должниках — теперь уже перед западными банками.
Нефтяники давно говорят о развитии ситуации в драматических тонах. Говорят о перспективе падения добычи до уровня около 170 млн. тонн в год и превращения России в нетто-импортера нефти и нефтепродуктов. В том, что уровень 300—305 млн. тонн добычи в год — это порог энергетической безопасности, многие из россиян могли убедиться в текущем году, когда рост мировых цен на нефть (такая, казалось бы, благодать) обернулся резким и продолжительным ростом цен на бензин внутри страны».
Дмитрий Долгов, руководитель пресс-службы НК «ЛУКойл»: «Действительно, критический рубеж добычи нефти для российской экономики составляет цифру в 300 млн. тонн. Прогноз по добыче на этот год — 305—307 млн. тонн, что вплотную приближается к критической отметке. Если тенденция на снижение сохранится, то в скором времени Россия будет вынуждена импортировать нефть.
Снижение добычи происходит во многом из-за того, что последние 20—25 лет на территории России не было разработано ни одного нового месторождения. Соответственно, это приводит к постепенному истощению используемых месторождений углеводородного сырья.
Единственным выходом из создавшейся ситуации является разведка и освоение новых месторождений. С этим сейчас сложилась не совсем простая ситуация. «ЛУКойлу», правда, удается привлекать целевые кредиты. Например, мы осваиваем кредит Сбербанка в $150 млн., выданный на разработку северных месторождений, прежде всего Тимано-Печорского бассейна. Но это становится возможным благодаря тому, что наша компания все-таки наращивает добычу. Пусть понемногу, на 750 тысяч тонн, на миллион тонн в год, но наращивает. В прошлом году мы добыли 64,2 млн. тонн, в нынешнем планируем по крайней мере не меньше.
В целом, повторяю, мы оцениваем общую тенденцию по добыче нефти в России как нисходящую, то есть уровень добытой нефти, скорее всего, будет падать».
Ховард Чейз, директор по связям с общественностью российского представительства компании «Бритиш петролеум»: «Я не могу судить о том, насколько близки к реальности утверждения российских министров. Наверное, у них есть достаточно весомые аргументы. Но совершенно очевидно, что российская нефтяная отрасль сейчас находится не в самом лучшем положении. Ее основная проблема — отсутствие инвестиций. И именно эта проблема может поставить под угрозу ее нормальную работу. Во всех наиболее авторитетных западных рейтингах инвестиционной привлекательности Россия занимает последние места. Надеюсь, российские чиновники это понимают и в ближайшее время примут необходимые решения. Без этого масштабных иностранных инвестиций, в том числе в нефтяную отрасль, у вас не будет».

ДЕНИС СОЛОВЬЕВ, ВЛАДИМИР ЗМЕЮЩЕНКО

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK