Наверх
6 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2011 года: "«Черный тюльпан» на Кавказе"

Рууд Гуллит-игрок был звездой мирового футбола, свободолюбцем, знавшим свое ремесло. Гуллита-тренера судьба занесла в послевоенный Грозный, в футбольный клуб «Терек», президентом которого является единовластный правитель Чечни Рамзан Кадыров. Сам нидерландец называет свою нынешнюю миссию почетной.   Решение принимают после матча. Трибуны опустели, свет прожекторов погас. В продуваемом всеми ветрами гараже, перед выходом из раздевалок, среди черных седанов Mercedes и телохранителей тренер ФК «Терек» ждет своего шефа вот уже три четверти часа.
   «Терек» проиграл 0:1. Где-то в недрах стадиона совещается руководство. Наконец, появляется он — президент.
   Это бледный, коренастый мужчина невысокого роста, тип — боец ближнего боя. Тренер — темнокожий, долговязый. После ободряющего легкого тычка в область почек он чуть заметно улыбается. Как ученик, которому дали понять: экзамен хоть и без блеска, но сдан.
   Теперь он, великий Рууд Гуллит, может работать под началом Рамзана Кадырова.
   Кадыров — президент «Терека», входящего в высшую лигу российского футбола, и единоличный правитель кавказской Республики Чечня. Правозащитники вменяют ему в вину убийства, пытки и похищения людей; сам он подобные подозрения отвергает. Венская прокуратура ведет дело об убийстве, возможным организатором которого следствие считает Кадырова-младшего. Рамзан — «человек войны и террора», писала убитая в 2006 году журналистка Анна Политковская.
   Нидерландец Гуллит, в свое время самый дорогой игрок континента, напротив, снискал всемирную известность в амплуа второго Растелли с задорными африканскими косичками. За пределами поля футболист, получивший прозвище «Черный тюльпан», изображал из себя бунтаря. «Золотой мяч» лучшего игрока Европы, врученный ему в 1987 году, он посвятил Нельсону Манделе, в то время еще находившемуся в неволе. Свою помощь Фонду Анны Франк он лаконично объяснял так: «Если ты чего-то достиг, ты должен говорить. И люди тебя услышат».
   Однако в последнее время о самом Гуллите мало что было слышно. Найти клуб, который захотел бы взять его тренером, с 2008 года не удавалось. Но вот в январе поступило предложение от Кадырова. Теперь общественность — футбольные болельщики, правозащитники, журналисты — снова внимают ему. Однако Гуллит немногословен.
   В своем временном пристанище, тщательно охраняемой гостинице для игроков ФК «Терек», нидерландец сидит под портретами убитого в 2004 году Ахмада Кадырова и его сына Рамзана. Не так давно республику и футбольный клуб еще возглавлял Кадыров-старший, сегодня на место отца заступил Кадыров-младший. Гуллит не видит между этими двумя постами никакой связи: на вопросы, не связанные с футболом, говорит он, у него ответов нет.
   Но что если его начальник держит железной хваткой не только всю республику, но и футбольный клуб? Гуллит раздражен, но отвечает уверенно: «Конечно, Кадыров — президент «Терека», но он не вмешивается в футбольные дела. Клубом управляют другие люди». Что до него самого, то Гуллит надеется, что сможет принести народу, пережившему две войны, немного радости: «Так что я не просто зарабатываю здесь хорошие деньги, но и делаю нечто достойное».
   Как поговаривают, его гонорар составляет что-то между одним и двумя с половиной миллионами евро в год, подоходный налог — 13%. Это в сотни раз больше средней зарплаты в Чечне. Для республики, где, даже по официальным данным, почти каждый второй — безработный, в финансовом отношении это солидная трата. Взамен от Гуллита ожидается ни много ни мало стремительное рождение команды европейского класса — плюс осторожность в вопросах политики и непритязательность в том, что касается досуга.
   Жизнерадостному нидерландцу и бывшему капитану команды, получившей в 1988 году титул чемпиона Европы, доводилось играть и в «Милане», и в лондонском «Челси». Тренерская стезя привела его в Лос-Анджелес. Еще раз такого поворота он себе не пожелает, говорит Гуллит о своей работе в Штатах: «Тренировать в стране, где футболом попросту не интересуются, — это кошмар».
   Тогда уж лучше в Грозном. Гуллит решил для себя обращать внимание на хорошее. Принимать город со всем, что в нем есть: с портретами лидера и его убитого отца, которые смотрят со стен столь же неотвратимо, как Кимы в Пхеньяне. С болельщиками, которых можно отличить от телохранителей Кадырова разве что по отсутствию оружия. Черные кожаные или болоньевые куртки с черными же шерстяными шапками здесь носят практически все. Когда «Терек» играет дома, западная трибуна стадиона заставляет вспомнить траурные процессии на похоронах мафиози.
   Столица Чечни считалась важнейшим транспортным узлом и жемчужиной Северного Кавказа, пока в 1994 году не разразилась первая война за независимость. Пятью годами позднее последовала вторая чеченская кампания, начатая по инициативе тогдашнего премьер-министра и будущего верховного главнокомандующего Путина. В сражениях против федералов и вследствие терактов республика потеряла более 10% довоенного населения.
   Рамзан Кадыров сначала встал было на сторону повстанцев, потом занял сторону Москвы. За такой переворот в мышлении теперь он ежегодно получает вознаграждение из федерального бюджета в размере 1,8 млрд евро, деньги он должен «закачивать» в восстановление республики и борьбу с радикальными исламистами. Простым чеченцам внушается, будто на эти цели идут его личные средства. «Рамзан, спасибо за Грозный!», «Рамзан, спасибо за все!» — гласят лозунги, которые можно увидеть в центре города.
   Что это — культ личности? «То обстоятельство, что эти плакаты не срывают, свидетельствует, насколько народ меня любит», — произносит Кадыров с усмешкой. Скоро полночь, однако глава республики внезапно приглашает к себе в зал заседаний — поговорить. На нем фантастический костюм из темно-синего бархата, смелое с точки зрения моды сочетание военной формы и пижамы.
   Чтобы попасть в гости к Кадырову, нужно пройти блокпосты вооруженных омоновцев. А затем — контроль службы безопасности. Дежурный ерничает: «Давайте, пошевеливайтесь, там вас и расстреляют». Затем попадаешь как бы в Диснейленд с парком, мечетью, фонтанами и правительственными зданиями современной постройки.
   Кадыров, бывший повстанец, впоследствии отмеченный званием Героя России, человек, который может позволить себе содержать футбольный клуб, на фоне массивной мебели из дерева и кожи чем-то напоминает роттенфюрера в камуфляже. Он хочет произвести впечатление государственного мужа, говорит о борьбе за человеческое достоинство, против «алкоголя, наркотиков, проституции и торговли женщинами». Одобрительно отзывается о странах «с сильными лидерами», таких как Китай или Саудовская Аравия. Торжествует, что смог уничтожить «шайтанов» в рядах предводителей боевиков. Чечня, говорит он, сегодня является «вообще одним из самых безопасных мест».
   Вопросы безопасности — слабое место проекта по внедрению «Терека» в Лигу чемпионов. Всего два года назад во всей Чечне действовало чрезвычайное положение. Берлинский МИД «настоятельно рекомендует» воздерживаться от поездок в центр объятого повстанческим движением региона между Черным и Каспийским морями. Однако в Грозном вечно доплачивать мировым звездам за риск не хотят.
   Рууда Гуллита удалось уломать — и это только начало. Правда, затраты новоиспеченного тренера «Терека» на страхование жизни возросли вдвое, а его супруга и вовсе предпочла остаться дома. К тому же для него не секрет, что даже глава республики Кадыров во время поездок по Чечне «прячется» в колонне из чуть ли не трех десятков черных машин сопровождения. На это у него есть причины.
   В прошлом августе группа боевиков атаковала Центорой, родовое селение Кадырова, где тот обосновался среди вольеров с леопардами и тиграми. Погибли по меньшей мере 14 человек. В октябре террористы-смертники взорвали себя перед зданием парламента в Грозном — их акция стоила жизни трем ни в чем не повинным людям. Наконец, полтора месяца назад, как следует из сводок правоохранительных органов, в столи-це республики были уничтожены двое мужчин, готовившихся себя взорвать.
   После окончания войны жизнь в Чечне стала безопаснее, однако, по-настоящему безопасной ее не назовешь. Гуллит выказывает бесстрашие — говорит, что наконец получил счастливую возможность самостоятельно составить картину происходящего. Вместо полных драматизма сюжетов CNN он слушает истории «простых людей».
   Вообще-то, правдивые истории в Грозном рассказывают лишь в кругу своих. И в прессе не публикуют. Все они разыгрываются по другую сторо-ну железной ограды, за которой протекает жизнь «Терека». Например, на улице Шовхалова — неподалеку от большой мечети.
   От дома, который стоял здесь еще в начале марта, остались только развалины. От человека, скрывавшегося в нем, — свидетельство о смерти. Речь идет об Арби Сигаури — «боевике, уничтоженном в ходе спецоперации», как выразился ее непосредственный руководитель, глава республики Кадыров собственной персоной. Сигаури предположительно был «эмиром» исламистской бандгруппы. Саида, брата убитого и пламенного болельщика «Терека», учившегося на четвертом курсе истфака, в тот же день похитили спецслужбы, до сих пор он числится пропавшим без вести. Студент пополнил список из по меньшей мере 3000 человек, бесследно исчезнувших в кадыровской Чечне.
   У руководства «Терека» появление грозненского владыки вызывает другие проблемы. Приходя на тренировки, Кадыров панибратски начинает обнимать, толкать и заводить Гуллита. Этим утром на поле тренируется дублирующий состав. «Давай, давай, хорош!» — рычит ассистент в то время, пока главный тренер пытается поддержать хорошее настроение правителя. Пока на поле игроки разучивают азы — быстрые пасы, дальние передачи. О «сексуальном футболе» — мечте Гуллита — пока не может быть даже и речи.
   «Терек», гордость одержимых футболом чеченцев, должен выбиться наверх — это понятно. Ведь успех «Терека» отвечает национальным интересам: нельзя, чтобы там, где не хватает хлеба, еще и зрелища приносили одни огорчения. Кавказские сепаратисты угрожают территориальной целостности России. И поэтому в Дагестане наняли футбольного ветерана Роберто Карлоса, которому предположительно выплачивают по 6 млн евро в год.
   А что же Чечня, управляемая практически одним человеком? Робкий капитан команды Гуллита — к ужасу пресс-секретаря — рассказывает, что его назначили исключительно потому, что «так решил Кадыров». Ситуация в «Тереке» свидетельствует, что дела идут в гору, говорит вице-президент Алханов, который без обиняков называет договор с Гуллитом «политической победой». «Мы хотели показать: ну не может быть, что у нас здесь настолько уж плохо, как вы все пишете».
{PAGE}
   Подсобить «Тереку» согласились даже такие футболисты, как Кафу, Ромарио и Бебето. 8 марта бразильские экс-чемпионы мира прибыли в Грозный, чтобы сыграть главные роли в гротескной инсценировке, официально — в благодарность за помощь Чечни жертвам наводнения в окрестностях Рио. Нужно было обыграть «команду Грозного» во главе с Кадыровым, в которую также вошли Рууд Гуллит и Лотар Маттеус, с минимальным преимуществом. Исполнение одиннадцатиметровых поручили главе республики. Первые две попытки ему не удались, и только третью он реализовал.
   В «Тереке» можно услышать, что уже ведутся соответствующие переговоры с Зеппом, президентом ФИФА Йозефом Блаттером. Швейцарский футбольный функционер, как следует из его слов, с симпатией относится к России, рынок которой оценивается во многие миллиарды. Вероятно, человека, который занимался бы мониторингом российской спортивной прессы, у него нет.
   В декабрьском интервью газете «Спорт-Экспресс» терекский функционер Алханов заявил, что впредь «никаких договоренностей с арбитрами не будет». И потому конкурентам по высшей лиге российского футбола он сказал: «В «Терек» можете больше не звонить». И к любым пожеланиям относительно исхода встреч, будь то со стороны клубов или местных администраций, прислушиваться не будут.
   Слухи о том, что победа над самарскими «Крыльями Советов» в июне 2004-го, ставшая самым большим успехом «Терека» и принесшая ему Кубок России, стала возможной в результате манипуляций, не стихают по сей день. В России можно услышать, что «политический» триумф на траве был спущен сверху, ведь произошло это всего пять лет спустя после начала второй чеченской войны и всего через две недели после того, как предыдущий глава республика Ахмад Кадыров погиб на трибуне стадиона от взрыва бомбы. Нужно было дать северокавказскому народу повод для праздника.
   Дело в том, что почти за десять лет до прихода Гуллита от футбольного клуба «Терек» (Грозный) мало что осталось. В свое время нападающим и функционером клуба был Шамиль Басаев. Как сообщается, им был организован чемпионат мира среди моджахедов, где в качестве главного приза фигурировал гранатомет. Позднее за Басаевым, объявленным террористом номер один, охотились по всей стране, в 2006 году он был ликвидирован спецслужбами.
   Но сегодня в Грозном старые истории не в почете. Ведь в Грозный приехал Гуллит, и в кулуарах гостиницы для игроков «Терека» французские агенты перешептываются, что «Терек» может стать восточным «Челси». Тем более что рядом с полем стоит влиятельный человек, решивший помочь чеченскому футболу совершить рывок.
   Основное занятие Булата Чагаева, зятя последнего председателя компартии Чечено-Ингушской АССР, — бизнес в Женеве, дела идут превосходно. Хобби — спонсорская поддержка «Терека». Он не расскажет, что история с приглашением Гуллита в Грозный, по сути, явилась следствием предшествовавших неудач (испанец Виктор Муньос и швейцарец Кристиан Гросс один за другим отклонили приглашение тренировать «Терек»).
   Зато Чагаев может поведать, насколько важен для него успех «Терека»: «Мы чеченцы. И каждый помогает по-своему. Это система добровольной солидарности. Кадыров никогда не просил меня помочь клубу деньгами».
   «Нам нужны еще один хороший защитник и нападающий, — говорится в мартовском наказе Рамзана Кадырова министру Чечни по физкультуре и спорту. — Посмотрите, кого еще можно заполучить в команду».
   

   ГРОЗНЫЙ ПРОДОЛЖАЕТ РАСТИ
   Когда «Терек» тренируется у себя, а не в расположенном в 250 км от Грозного городе-курорте Кисловодске, Гуллита везут по Грозному на представительском авто Mercedes S500. Через тонированные стекла задних дверей открывается вид на город, который еще несколько лет назад выглядел так, будто пришедший в исступление великан поработал кулаками, срывая на зданиях злобу. Многие районы фактически отстроены заново.
   20 лет спустя после распада Советского Союза Грозный, переживший две войны, продолжает расти. На главной улице, которая сегодня носит имя Путина, с ее новыми магазинами, офисными высотками, салонами мусульманской моды тро-туары, как во времена Брежнева, подметает многочисленная армия бабулек с метелками. Правда, все больше женщин ходят в платках, чтобы избежать неприятностей со стороны суннитских блюстителей нравов, и практически не осталось кафе, в которых действующий в республике запрет на спиртное обходили бы, подавая в чайниках водку.

   

   АМБИЦИОЗНЫЕ ПЛАНЫ
   После того как сорвался переход в «Терек» уругвайского футболиста, звезды ЧМ-2010 Диего Форлана, Гуллит понял: раньше начала августа трансферов не будет. Еще 17 матчей придется обходиться теми игроками, которые есть. Но задача, поставленная перед ним, от этого не меняется: «Терек», занявший в прошлом году в турнирной таблице пятое место с конца, должен стать «лучшей командой России и Европы», настаивает Кадыров. И как можно быстрее.
   В среднем игроки в Грозном получают по $300 тыс. в год, говорит вице-президент «Терека» Хайдар Алханов. Дел у министра Чечни по физической культуре, спорту и туризму не то чтобы много, и потому Алханов в свободное время разгадывает планы своего шефа. «Рамзан требует, чтобы мы стали, как «Челси» или «Манчестер Юнайтед», — говорит министр совершенно серьезно. — Возможно, сегодня это вызывает улыбку, но время покажет».
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK