Наверх
16 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "Четыре четверти пути"

На этой неделе должно состояться первое заседание рабочей группы по обсуждению конкретных условий создания экономического союза России, Украины Белоруссии и Казахстана. По логике вещей, эта встреча должна закончиться либо потасовкой, либо пройти в теплой, дружественной атмосфере, характерной для абсолютно пустых и ни к чему не обязывающих совещаний.ОРИ громче

Все, кто видел лицо российского министра экономразвития Германа Грефа в момент объявления президентами России, Белоруссии, Казахстана и Украины о намерении уже в нынешнем году образовать новый экономический альянс, наверное, предположили, что случайно попали не в Кремль на официальное мероприятие, а на репетицию финальной сцены «Ревизора». Удивление — это самое слабое определение для гаммы эмоций, отразившихся на лице министра.
Удивляться и впрямь есть чему. Во-первых, президенты заявили, что в ВТО все четыре страны будут вступать одновременно. Для России, вплотную приблизившейся к указанной цели, это серьезный шаг назад. Во-вторых, создание Организации региональной интеграции (приличной аббревиатуры еще нет, так что пока это ОРИ) будет происходить через «создание зоны свободной торговли» и «гармонизацию соответствующего законодательства». Чье законодательство при этом станет основой для «гармонии», никто уточнять не стал. И, наконец, в-третьих, всем ясно, что такого рода инициатива (если только она не останется голой политической декларацией) стоит весьма дорого — в смысле уступок, компенсации потерь той или иной стороне и т.д.
Мы так близки, что слов не нужно

Впрочем, сам по себе ответ на вопрос о том, возможна ли интеграция, особых сомнений не вызывает. По мнению экспертов, экономики четырех государств вполне способны к адаптации в рамках единого экономического пространства. Ведь, несмотря на некоторую разницу в макроэкономических показателях и структуре производства, во многом экономики четырех стран схожи (см. таблицу и графики). Более того, друг для друга они служат основными рынками сбыта.
Вот цифры. В 2002 году из всего товарооборота РФ со странами СНГ (а это $25,8 млрд.) на долю Казахстана, Белоруссии и Украины пришлось 90%. Причем по объему товарооборота Белоруссия занимает второе после Германии место среди всех внешнеторговых партнеров России.
Так что высокая степень интеграции экономики «союза четырех» уже сейчас налицо. Этот процесс логично дополняется экспансией российского бизнеса в соседние государства. Например АвтоВАЗ собирает свои автомобили в Херсоне, Кременчуге и на Луцком автозаводе; он же наладил сборку «Нив» в Казахстане. Другой монстр российского рынка — «РусАл» — владеет на Украине Николаевским глиноземным заводом да плюс к тому закупает глинозем в Казахстане. Из шести расположенных на Украине нефтеперерабатывающих завода российские компании контролируют четыре: Херсонский НПЗ (группа «Альянс» совместно с «Казахойл»), Одесский («ЛУКойл»), Лисичанский (ТНК), Кременчугский («Татнефть»). В Белоруссии все 3 НПЗ также в руках россиян. Российские нефтяники уже владеют большинством автозаправкок на Украине и в Белоруссии. И это только малая часть примеров.
Вместе с тем понятно, что высокая степень интеграции — это одно, а единое экономическое пространство — совсем другое. Хотя бы потому, что первое — дело стихийное и добровольное, а второе — насаждаемое сверху и требующее согласований в бюрократическом порядке (причем помноженном на четыре).
Бюрократии всех стран, соединяетесь!

А требующих согласования вопросов ничуть не меньше, чем примеров, свидетельствующих о потенциале интеграции.
Начнем с того, что новейшая история взаимоотношений стран четверки богата примерами торговых войн — в силу общего советского прошлого мы с соседями производим достаточно много наименований продукции схожего качества, но разной по цене. А поскольку мы, как уже было сказано, интересны прежде всего друг другу, то такое «перехлестывание» неизбежно приводило и приводит к конфликтам на почве дележа рынка.
В качестве иллюстрации можно привести регулярно встающий вопрос о необходимости антидемпинговых расследования по поставкам в Россию украинских труб, арматуры, карамели и крахмальной патоки. В свою очередь, наши малороссийские соседи ограничивают поставки «Жигулей», которые вступают в прямую конкуренцию с продукцией Запорожского автозавода — сейчас украинско-южнокорейского СП. Совсем недавно, 19 февраля, Белоруссия ввела ограничения на ввоз российского пива. Это только часть противоречий.
Поэтому слова главы Минэкономразвития РФ Германа Грефа о том, что в совокупности с Белоруссией, Казахстаном и Украиной рынок России становится в 1,5 раза больше, чем ее собственный, можно трактовать и иначе. Ровно настолько же увеличивается рынок для наших друзей-соседей. Иными словами, мы получаем достаточно серьезных конкурентов внутри своего экономического пространства. И большой вопрос, насколько преимущество расширения внутреннего рынка окупит затраты на повышение конкурентоспособности.
Есть и другая проблема, которая неизбежно обострится в процессе создания единого экономпространства, — серьезные расхождения в законодательстве стран четверки.
К примеру, в России сегодня налоговая нагрузка на бизнес составляет 32% от ВВП, и правительство планирует снижать ее в течение ближайших трех лет на 1% ВВП в год. На Украине же средний уровень налоговой нагрузки в составляет 35%. Но при этом у наших соседей чрезвычайно (как у нас самих в середине 1990-х) развита система льгот. Достаточно сказать, что сейчас на Украине имеется 11 свободных экономических зон и 9 территорий приоритетного развития — своего рода «черные дыры» для налогообложения.
Принципиально по-разному построена в странах создаваемого ОРИ и система таможенных пошлин. На Украине — и в меньшей степени в России, а также в Белоруссии — таможенная политика по ряду позиций носит протекционистский характер. Для Казахстана, где по ходу приватизации значительная часть собственности перешла в руки западного капитала, это не актуально.
Уже известно, что воплощать идею свободной торговли станет единая — и не зависимая от правительств четверки — межгосударственная комиссия по торговле и тарифам. Вот только непонятно, как она указанные противоречия сможет к удовлетворению всех сторон разрешить.
Тем более, что количество проблем при обсуждении «рабочих моментов» будет только возрастать. Например, в случае создания единого экономического пространства наверняка возникнет вопрос перетока рабочей силы. В последние годы наблюдается тенденция роста численности как легальных иностранных рабочих в России, так и нелегалов, которых, по экспертной оценке, в РФ более 5 млн. человек. И возможное открытие границ в любом случае (если это не будет оговорено особо) приведет к притоку на российский рынок квалифицированной, но более дешевой рабочей силы из Украины, Белоруссии. И прощай снижение безработицы, рост зарплаты.
В конце концов, большинство экспертов сходятся во мнении, что при желании объединить можно что угодно. Например, смогли же объединиться капиталистическая ФРГ и социалистическая, совершенно не рыночная ГДР. Проблема в одном — кому-то придется нести убытки, особенно на начальной стадии. Обычно, как уже мы говорили, это «привилегия» более сильного. Не нужно обладать особой проницательностью, чтобы увидеть — именно Россия обладает самыми большими (по объему) показателями: и по территории, и по населению, и по ресурсам, и по промышленности.
Да и законодательство (особенно внешнеторговое) у нас практически на 95% уже соответствует нормам ВТО. Поэтому представляется возможным такой вариант событий, когда РФ фактически станет паровозом в новом союзе. Как, например, Германия в ЕС. А остальным во многом придется ориентироваться именно на Россию.
Вот только устроит ли такая перспектива правительства, парламенты и деловые сообщества государств четверки? Ответ на этот вопрос может дать только подведение баланса преимуществ и убытков, получаемых каждой из четырех стран от создания единого экономического пространства. А такого подсчета, похоже, пока никто не производил.

Темпы роста основных показателей экономик России, Украины, Белоруссии и Казахстана в 2002 году (% к 2001 году)*

СтранаВВППромышленная продукцияВаловая продукция сельского хозяйства (все категории хозяйств)Инвестиции в основной капитал (все источники финансирования)Индексы потребительских цен
Белоруссия104,7104,3102103142,6
Казахстан109,5109,8103119105,9
Россия104,3103,7102103115,1
Украина104,1107,0102106100,8

* По данным Статистического комитета стран СНГ.

Доля стран СНГ в общем объеме товарооборота РФ со странами Содружества (по итогам 2002 года)*

Азербайджан1,4% ($362,9 млн.)
Армения0,6% ($150,8 млн.)
Белоруссия38,4% ($9896,4 млн.)
Грузия0,6% ($159,7 млн.)
Казахстан16,8% ($4346,3 млн.)
Киргизия0,7% ($178 млн.)
Молдавия2,1% ($550,1 млн.)
Таджикистан0,5% ($132,8 млн.)
Туркмения0,7% ($174,3 млн.)
Узбекистан3,1% ($792,9 млн.)
Украина35,1% ($9060,5 млн.)

* По данным ГТК РФ.

Экономический вес стран «четверки»

ВВП (по итогам 2002 года)*
Россия$343 млрд.
Украина$39 млрд.
Белоруссия$14 млрд.
Казахстан$25 млрд.
Численность населения (млн. человек)
Россия144
Украина48,9
Казахстан14,8
Белоруссия10
Территория (тыс. кв. км)
Россия17 075,4
Украина603,7
Казахстан2717,3
Белоруссия207,6

* По данным ГТК РФ.

* По данным Статистического комитета стран СНГ.

ЕВГЕНИЙ ДМИТРИЕВ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK