Наверх
22 октября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "ЧЕТЫРЕ ПЯТЫХ"

Министр финансов РФ Алексей Кудрин предложил на 20% сократить число федеральных государственных служащих. В целях экономии, разумеется.    Смысл этой меры, по мысли Алексея Кудрина, сугубо экономический: мол, при сокращении за три года 120 тыс. 507 сотрудников федеральных органов власти бюджет получит дополнительно почти 43,4 млрд рублей. Впрочем, если быть до конца точным, то бюджет получит 21,7 млрд рублей, то есть половину сэкономленных денег. Именно эту сумму Минфин сможет пустить на поощрение оставшихся госслужащих. Во-первых, за «беспокойство»: ведь, по идее, под сокращение мог попасть каждый — значит, волновались все. А, во-вторых, чтобы работали лучше. Есть же теория, согласно которой, чем больше получает чиновник от государства, тем меньше он у него крадет (впрочем, у этой теории имеются и весьма серьезные оппоненты, которые не словом, а делом ежечасно доказывают ее полную ошибочность).   Как бы то ни было, но президенту предложение Минфина показалось достойным дальнейшего обсуждения. «Это, безусловно, достаточно жесткая мера, которая может помочь в решении целого ряда задач, — заявил Медведев. — В то же время такие решения не могут приниматься механически или исходя только из финансовых соображений. Во-первых, это судьбы людей, а во-вторых, я хотел бы понять, в конечном счете, на что мы можем выйти».    А выйти мы можем на все что угодно. Ведь наша бюрократия, решая вопросы оптимизации самое себя, всегда действует по старому советскому принципу, заимствованному у самогонщиков и описанному, кажется, еще Ильфом и Петровым — «сократить аппарат, удлинить змеевик». В итоге каждое сокращение почему-то приводит к еще большему раздуванию штатов. Скажем, за десять путинско-медведевских лет, когда государство укреплялось и становилось более эффективным (по крайней мере согласно бытующим в определенных кругах представлениям), госаппарат вырос вдвое — с почти 490 тыс. до почти миллиона человек. Значит, нельзя исключать и такой сценарий: прибавив оставшимся чиновникам зарплату за счет уволенных, государство спустя некоторое время вновь может прибегнуть к новому призыву на госслужбу, но теперь уже на увеличенные ставки. Ясно, что это вызовет ажиотаж среди определенной категории граждан, и бюрократов вновь прибудет.   Среди тех, кто не верит в благие намерения Кудрина, — коммунисты. Ви-це-спикер Госдумы от КПРФ Иван Мельников прямо заявил, что министр финансов неспроста «ввинтил этот вопрос в повестку нашей жизни». «У него и его команды на любое явление государственной жизни имеется только один однобокий взгляд: что можно сократить, урезать, снизить. А ведь это типичный буржуйский метод», — полагает Мельников. Впрочем, коммунисты ругают Кудрина только потому, что он Кудрин, и даже, если бы он действовал не буржуйскими, а сугубо пролетарскими методами, ему все равно бы от них досталось.   Кстати, не менее «буржуйскими» методами действуют и подчиненные другого вице-спикера — Владимира Жириновского, которые внесли в Думу законопроект позволяющий «косить от армии за бабки». Любой не желающий служить, согласно предложенным поправкам в закон «О военной обязанности и воинской службе», может внести миллион рублей и больше не думать о своем конституционном долге.    По идее, такой подход можно было бы распространить и на остальные статьи Основного закона. Например, человек или группа граждан не желает подчиняться требованию местных властей проводить то или иное общественное действо (митинг, шествие или демонстрацию) в специально отведенном месте, а хочет проводить его там, где хочет. Можно было бы обязать местные власти платить каждому, кому было отказано в праве самовыражаться по месту требования, по миллиону (за то, что эти власти не исполняют обязанность обеспечить конституционное право граждан на свободу собраний и митингов) и, как говорится, спать спокойно.    А поскольку такая норма не действует, приходится людям с фантазией идти на создание еще более сложных конструкций. Например, член Общественного совета при ГУВД Москвы, журналист Алексей Венедиктов предложил закрыть Триумфальную площадь для всех митингов, чтобы она больше не была предметом политического конфликта между «несогласными» и московской милицией. А разного рода протестные акции проводить в других местах. На соседней Пушкинской площади, например. Тем более что власти, кажется, сами не против такого сценария. Но «несогласные» на то так и называются, что согласиться не могут ни на какой вариант, кроме того, что предусматривает точечный мордобой с последующим «свинчиванием» в околоток. В итоге организаторы митингов в защиту 31-й статьи Конституции, проводимых по 31-м числам, назвали предложение Венедиктова неприемлемым. «Господин Венедиктов требует изменения Конституции РФ и введения чрезвычайного положения на отдельно взятой площади, — заявил писатель Эдуард Лимонов. — Это предложение выгодно властям, которые хотят убрать нас с Триумфальной, для нас это будет уступкой, и мы на нее не пойдем».    Отказавшись от вполне компромиссного варианта, Лимонов тем самым оставил власти едва ли не единственный способ убрать оппозицию с Триумфальной. А именно — просто переименовать площадь во что-нибудь обидное для митингующих, чтобы им было неудобно собираться в месте с таким названием…   …Между тем, на фоне предложений Кудрина и заявлений Лимонова явно выделяется сообщение директора ФСБ Александра Бортникова о том, что спецслужбам удалось захватить (живым и невредимым, что бывает крайне редко) гражданина по кличке Магас (по паспорту — Али Тазиева), причастного, среди прочего, к организации покушения на президента Ингушетии Юнус-бека Евкурова. И для Евкурова, и для Бортникова, и, можно надеяться, что и для Кудрина с Лимоновым, это позитивное событие. Потому что методы гражданина Тазиева неприемлемы одинаково для всех.  

Политиков оценивали: Михаил Виноградов, президент фонда
«Петербургская политика»; Иосиф Дискин, сопредседатель Совета по
национальной стратегии; Владимир Жарихин, замдиректора Института стран
СНГ; Алексей Мухин, гендиректор Центра политической информации; Дмитрий
Орешкин, ведущий научный сотрудник Института географии РАН; Дмитрий
Орлов, гендиректор Агентства политических и экономических коммуникаций;
Андрей Рябов, главный редактор журнала «Мировая экономика и
международные отношения»; Константин Симонов, гендиректор Фонда
национальной энергетической безопасности; Валерий Хомяков, гендиректор
Совета по национальной стратегии; Алексей Чеснаков, директор Центра
политической конъюнктуры.

 

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK