Наверх
13 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "Чистая убыль"

Российские эмигранты ничем не могут помочь России. Это Россия может помочь им — и помогает изо всех сил.Лос-Анджелес—Бомбей—Москва

«Каждый третий человек в Силиконовой долине — индус. И только каждый двадцатый — русский», — поделился со мной сокровенным знанием Сергей.
Сергей — двадцатый. И хотя живет он постоянно в Силиконовой долине (штат Калифорния, США), состоит в обществе русских эмигрантов «Амбар» при Стэнфордском университете, встретились мы с ним в Москве, в цитадели доброй половины русских транснациональных софтовиков — обросшей легендами компании ParaGraph. Легендами обросли и основатели ParaGraphа братья Пачиковы — Степан и Георгий. Хотя Георгий вот он, вполне осязаемый, бегает по коридору, отмахиваясь от жалобных призывов Сергея вспомнить, как все начиналось.
Начиналось все так. В конце 1980-х был детский компьютерный клуб, где все будущие великие программисты одолевали безграмотность вместе с детьми на общественных началах. Потом создали первую компанию. Она занималась всем — от распознавания рукописных текстов до игрушек. В 1992 году компания стала транснациональной: американец Рон Каст купил долю в фирме за $250 тыс. (потом, говорят, продал ее за $3 млн.). Впоследствии в калифорнийское подразделение уехал Степан Пачиков, а с ним еще 40 человек. Эти 40 искали заказы на Западе, а оставшиеся 150 их обслуживали. Причем обслуживали так успешно, что в 1997-м компанию за $55 млн. продали американской Silicon Graphics. 40 человек, ушедших за Степаном, перешли в Silicon или рассеялись по Долине.
«И вот с индусами интересная история вышла». — Мой собеседник, не найдя праздношатающихся бывших коллег, вынужден продолжать повествование соло (то есть без ансамбля). «Болливуд, бомбейская фабрика грез, — мировой рекордсмен по производству фильмов. И знаете, какой самый популярный сюжет в Болливуде был пять лет назад? Девушку любят два парня, один из них собирается уехать в Америку, и она выбирает другого, потому что первый — плохой. Но в последние несколько лет сюжет изменился! Потому что индусы посчитали, какой навар они имеют с отъезжающих за рубеж. Шесть миллиардов долларов в год — оборот их оффшорного программирования! С него кормятся семьи, налоги платятся. Теперь оба парня — хорошие. Осложнился у девушки выбор».
Сергей был обижен. Ему казалось, что в России к нему равнодушны не только девушки. Что отплывающие в Стамбул белогвардейцы или нью-йоркские диссиденты-шестидесятники с гитарами навечно и бесплатно остались в сердцах граждан. А он и его товарищи, жители легендарной Долины, каста профессионалов, — забыты. И это со стороны россиян глупо и расточительно.
Мне стало грустно за Сергея. За всю ассоциацию «Амбар», жителей штата Калифорния. Я представила себе, как они собираются по вечерам, пьют пиво и думают о России, о пользе, которую они готовы принести родине, а родина не берет.
«Да нет, берем что можем, берем, — успокоила меня наконец-то освободившаяся легенда рынка Георгий Пачиков. — Вот Степан, например, компанию продал Silicon Graphics, а я российское подразделение позже откупил обратно. Сейчас очень много с русскими работаем. Недавно заказ получили от Ford, потому что там русский топ-менеджер. Московские программисты в четыре раза дешевле штатных американских, а продукты мы делаем уникальные. Составляем конкуренцию индусам».
Обратный вектор

Пример Silicon Graphics в общей картине экономических взаимодействий родины с ее утерянными сынами — скорее исключение, чем правило. Здесь мы все-таки видим двухвекторный процесс: компанию продали — потом откупили обратно. Поднимался московский офис на заказах из Долины — теперь в Долине экономический кризис, и москвичи туда заказы подбрасывают. Справедливости ради нужно заметить, что небольшое количество таких примеров можно найти и помимо компании братьев Пачиковых: кормятся от своих западных резидентов часть софтовых компаний, стараются поддерживать связи с эмигрантами в научном мире — на предмет грантов и небольших контрактов.
Алексей Палладин, работающий в штаб-квартире корпорации «Майкрософт» в Редмонде, утверждает, что к русским обращаются в основном для свершения прорывов. «Все знают: решить неординарную задачу — это к русским, а раз за разом повторять одну и ту же функцию — это, пожалуйста, к выходцам из других культур».
Однако большая часть экономических взаимодействий происходит только с одним, западным вектором.
Так, матери и поныне пугают детей позднеперестроечными «буками» — именами Бориса Березовского, братьев Черных, Сэма Кислина, Льва Леваева. Эти достойные граждане США, Великобритании и Израиля владели когда-то российским «всем» — нефтью, алюминием и алмазами. Они не инвестировали денег в Россию, они разворовывали ее богатства, и их пример — другим наука. Мало кто знает, что сейчас живущий в Лондоне Лев Черной спонсирует науку в Новосибирском университете. Да если и узнают, вряд ли ему это поможет выбраться из «бук».
Есть в доперестроечной волне эмигрантов, оперевшихся на Родину, менее известные, но более дальновидные граждане. Среди них — выпускник МИИТ Лен (ранее Леонид) Блаватник. Уехав в юном возрасте в США, он имел там средней успешности бизнес, но когда решил переместить его в Россию (начинал с Владимирского тракторного завода), то тесно взаимодействовал с местными коллегами — своим однокурсником Виктором Вексельбергом и ??группой «Альфа». С ними вместе он стал владельцем Тюменской нефтяной компании, изрядно прирастил ее, а в нынешнем году продал от нее половину за $6 млрд. Возможно, эти деньги снова инвестируют в России, однако очевидно, что и это будут портфельные инвестиции.
Возвращенцы

Примечательно также, что из эмигрантов всерьез и надолго в Россию вернулись лишь те, кто никогда раньше в ней не жил. Среди этих немногих — мужчина со звучным именем Ростислав Ордовский-Танаевский Бланко. Правнук последнего перед революцией тобольского губернатора, гражданин Венесуэлы унаследовал страсть к России от родителей, которые, кстати, ее тоже в глаза не видели. Для того чтобы вернуться на родину, Ростислав еще в Каракасе завязал деловые связи с компанией Kodak и, как только позволили обстоятельства, развернул фотобизнес в России. А впоследствии основал сеть ресторанов имени себя — «Ростик’с».
Такая же история вышла с внуком столыпинского министра образования американским гражданином Борисом Йорданом. Правда, он не имел собственного бизнеса в Америке, но занимал ключевые посты в серьезных компаниях, таких как CS First Boston. А вот поди ж ты — приехал и организовывал на родине предков чековые аукционы, основал группу «Ренессанс Капитал», дружил с русским олигархом Потаниным и даже был обвиняем в удушении свободы слова на НТВ — правда, безосновательно, поскольку с удушением в конце концов справились и без него.
Может быть, здесь-то и кроется разгадка рвущихся экономических связей между бывшими и нынешними россиянами? Разделенные океанами, они не утратили общего мировосприятия. Взоры и тех, и других обращены в прошлое — те, даже вернувшись домой, угасают в тоске по Родине, эти старательно засыпают эмигрантский образ пылью веков, едва отбывающий взойдет на трап эмигрантского своего самолета. Но минуют два поколения — и вот уже слетает налет мистицизма, и развязываются руки для нормальных человеческих дел. Мрачная ностальгия трансформируется в конструктивный и белозубый западный патриотизм. Остается русский устный. Чем не язык переговоров?
Самые богатые выходцы из СССР иностранного подданства

Грег Шенкман. Родился в 1961 году в Киеве. С 18 лет гражданин США. В начале 1990-х годов создал компанию Genesys Telecommunications Laboratories, специализирующуюся на технологиях контроля телекоммуникационных сетей. В 2000 году продал ее французской Alcatel за $1,5 млрд. В настоящее время возглавляет компанию Exigen, работающую в сфере IT-технологий в США.
Ростислав Ордовский-Танаевский Бланко. Родился в 1969 году в Венесуэле в семье белоэмигрантов. В 1981-м основал компанию Rostik Int., в 1988 году в Эстонии создал совместное предприятие с фирмой Kodak, затем в Москве, регионах России, на Украине, в Грузии, Армении и Белоруссии. В 1995 году начал создавать сеть ресторанов «РосИнтер», к настоящему времени в нее входят более 40 ресторанов.
Лен Блаватник. Родился в 1957 году в Москве, учился в МИИТе. Затем эмигрировал в США, окончил Колумбийский университет и Гарвард. Учредил транспортную компанию в Америке, затем компанию Acsses Industries, купившую в 1994 году контрольный пакет акций Владимирского тракторного завода. Совместно с компанией «Ренова» (контролируется Виктором Вексельбергом) в 1997 и 2000 годах приобрел 50% акций Тюменской нефтяной компании. В начале нынешнего года акционеры продали 50% ТНК американской BP за $6 млрд.
Лев Черной. Родился в 1954 году в Ташкенте. В начале 1990-х годов создал корпорацию TWG, к началу 1995 года она стала акционером практически всех алюминиевых предприятий России — Братского (БрАЗ), Красноярского (КрАЗ), Саянского (СаАЗ), Новокузнецкого (НкАЗ) и Надвоицкого (НАЗ) алюминиевых заводов. В настоящее время проживает в Лондоне, возглавляет фонд «Мобилизация и развитие» (МИР). Фонд оказывает поддержку новосибирскому Институту перспективных исследований (ИПИ), разрабатывающему оборудование и нетрадиционные ноу-хау для энергетики.
Михаил Черной. Родился на Украине в 1952 году, учился в Ташкенте. В начале 1990-х годов занимался угольным бизнесом в Кубзаббе. Был одним из основателей TWG. В 1997 году продал свою долю в компании за $400 млн. В настоящее время — гражданин Израиля. Владелец нескольких десятков компаний в США, Израиле, Болгарии и странах СНГ.
Сэм Кислин. Родился в Одессе. В середине 1970-х годов эмигрировал в Израиль, затем США. Владелец компании Trans Commodities, которая в начале 1990-х вела в России бизнес, связанный с металлургией и углем. Контролировал предприятия «Тулачермет» и КМЗ. В прошлом году во въезде в Россию Кислину было отказано.

ЕКАТЕРИНА ДРАНКИНА

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK