Наверх
15 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2008 года: "Чисто бандитский город"

Губернатор штата Иллинойс Род Благоевич был готов продать место в сенате, освободившееся после выборов президента США, тому, кто больше даст. Афера вполне типичная для коррумпированной политической культуры Чикаго — родного города Обамы. Как он мог сделать карьеру в таком болоте?   Избранный президент Соединенных Штатов Барак Обама — харизматичный лидер, на котором лежит груз надежд соотечественников на нравственное обновление политики. Он всегда точно знал, с кем сотрудничать хочет, а с кем нет. Такая разборчивость была особо важна, когда Обама стал депутатом в Иллинойсе — штате, известном продажностью своих политиков. Обама понимал: стоит один раз спутаться с «неправильным» человеком, и про карьеру можно забыть. Потому он всегда старался держаться подальше от своего однопартийца Рода Благоевича. Они недолюбливали друг друга. Когда в 2002 году Благоевич захотел баллотироваться на выборах губернатора, Обама поначалу поддержал другого претендента. Однако когда демократы выдвинули Благоевича, Обама согласился помогать ему в качестве консультанта.
   Это оказалось одной из немногочисленных ошибок восходящей звезды политического небосклона. Благоевич выиграл выборы, но для демократов его победа оказалась пирровой. Не успел новый губернатор приступить к делам, как поползли слухи о его нечистоплотности. Чуть позже им заинтересовалось ФБР. И тогда выплыло, что он ведет сомнительные дела с авторитетами чикагского полусвета.
   С позапрошлой недели 52-летний Благоевич оказался в эпицентре одного из самых громких политических скандалов в истории США. Губернатор решил превратить в деньги свое право назначать преемника на место в сенате, освободившееся после избрания Обамы. А еще Благоевич оказывал давление на руководство газеты Chicago Tribune, добиваясь увольнения журналистов, позволивших себе критиковать губернатора.
   Ситуация неприятная и для Чикаго, и для демократов. Но особенно — для их нового президента. Хотя Обама, согласно настойчивым заверениям прокурора штата Иллинойс Патрика Фитцджеральда, не имел к этому незаконному аукциону никакого отношения, эта афера все же бросает на него тень. У соотечественников появляется повод вспомнить, что Обама добился победы, обещая перемены и сея надежды. А сам — из болота, уже не одно десятилетие известного под названием «чикагская политика». Там в списках избирателей могут оказаться и мертвецы, а живые — если находятся «на службе интересам общества» — могут поправить свое материальное положение.
   Американские СМИ с утра до ночи обсуждали одну тему, многие комментаторы вновь задавали набивший оскомину вопрос: мыслимо ли, чтобы Обама сумел сделать столь блестящую карьеру именно в Чикаго, не замарав рук? Что ему было известно о планах губернатора? Правда ли, что никто из его команды не вступал с Благоевичем ни в какие переговоры?
   Во вторник, 9 декабря, в 6 часов 15 минут утра, сотрудники ФБР арестовали губернатора Благоевича перед его домом — массивным особняком из желтого кирпича на северо-западе Чикаго. Говорят, он спросил: «Это что, шутка такая?»
   Когда вскоре после этого прокурор штата Иллинойс Фитцджеральд беседовал с журналистами, об арестованном он говорил с нескрываемым омерзением. Он сказал, что Авраам Линкольн, великий президент и уроженец Иллинойса, в гробу перевернулся бы, узнав, что в политике есть такие люди. Начав зачитывать перед телекамерами цитаты из перехваченных телефонных переговоров губернатора, Фитцджеральд попал в замешательство: стенограмма пестрила выражениями, которые в Америке на публике не полагается произносить вообще, а по телевидению — тем более. Фитцджеральд решил делать так, как принято на телевидении: особо непристойные ругательства он стал заменять словечком «пииип». «Вот некоторые высказывания губернатора, — говорил он. — Цитирую: Это опииипенно ценная штука, такими просто так не разбрасываются». Или еще: «У меня есть золотая пиииповина, и пииип кто ее получит бесплатно». Фитцджеральд невинно смотрит в камеры: «Это его слова, не наши. Только, разумеется, вместо «пииип» он говорил кое-что другое». В руках у Фитцджеральда было 76 страниц текста, позволяющих прокуратуре выдвинуть обвинение против Благоевича и главы его администрации Джона Харриса. Там говорится о взяточничестве и преступном сговоре, там и расшифровки перехваченных переговоров, которые можно делать достоянием общественности, только прибегая к стыдливому «пииип». Шокирует не только речь губернатора, но и та непринужденность, с которой он объявлял о своем намерении погреть руки. Губернатор не только действовал, но и говорил как заправский бандит.
   В частности, Благоевич рассказывал своим советникам, что фаворитке Обамы «на халяву» места в сенате не видать. Очевидно, он имел в виду Валерию Джарретт, давно работающую у Обамы советником. Он хотел, чтобы за ее назначение президент сделал его министром здравоохранения или подыскал для его супруги хорошо оплачиваемое местечко в правлении какой-нибудь фирмы. Губернатор все время напирал на то, что он «терпит убытки» и что его семье должно хоть что-нибудь перепасть.
   Когда же стало ясно, что Обама не намерен играть по его правилам, Благоевич обозвал президента «козлом»: что за дела — всё им дай за спасибо. «Халявить вздумали — да пошли они на пииип. Всё задарма! Да пииип им!»
   При таких раскладах можно отдать место другому, считал губернатор. Был на горизонте и кандидат, через посредников обещавший откатить полмиллиона. По-видимому, речь шла о персонаже, фигурирующем в обвинении как «сенатский кандидат №5». Очевидно, это был Джесс Джексон-младший, подающий надежды сын известного правозащитника. В пятницу, 12 декабря, следователи ФБР пригласили его для дачи показаний.
   Благоевич (кличка Благо) в тот же день был выпущен под залог. Он считает себя невиновным и намерен оставаться губернатором, в то время как министр юстиции Иллинойса и депутаты парламента штата надеются отстранить «погоревшего» от дел. Глава администрации Благоевича, обвиняемый по тому же делу, что и его шеф, 12 декабря подал в отставку.
   Хотя прокурор Фитцджеральд и подчеркнул в первом же своем заявлении для прессы, что к самому Обаме в этой связи вопросов нет, в последовавшие дни американские СМИ обсуждали только одну тему: какие связи у Обамы и его команды с Благоевичем.
   Был и конкретный вопрос: откуда губернатор узнал, что Обама на его условия не идет? Кто контактировал с Благоевичем?
   Эти бесконечные вопросы Обаме совсем некстати. Они отвлекают от формирования кабинета и разработки планов по спасению американской экономики. Как и его советники, новоизбранный президент опасается, что экономический кризис может еще принять гораздо более тяжелые формы, и тогда все экономические спады, происходившие с 1929 года, покажутся безобидными.
   Первые действия Обамы после избрания на пост президента зародили в людях уверенность. Он стал готовиться к принятию полномочий с тем же безупречным профессионализмом, с каким вел избирательную кампанию. Практически все назначения на места в его кабинете встречали в обществе одобрение, сегодня его работой довольны 72% американцев.
   Вот только в отношении скандала, разразившегося в его родном городе, Обама ведет себя совсем не так уверенно, как обычно.
   9 и 10 декабря он ограничился краткими заявлениями, в которых утверждал, что никогда не говорил с губернатором на эту тему и не знал ни о чем. Более того, он убежден, что «высказываться по данному поводу» в принципе «не его дело».
   Телекомментаторы из лагеря правых, особенно охочие до крови горячие головы с Fox News, первыми стали вопрошать: не подозрительно ли, что Обама и Благоевич из одного штата? Что знал избранный президент и как давно? И не является ли происходящее первым крупным скандалом правительства Обамы, еще не успевшего даже принять эстафету?
   К четвергу интерес СМИ настолько усилился, что Обама был вынужден созвать пресс-конференцию и подробно объясниться с журналистами. Он убежден, что никто из его команды ни в каких грязных делишках не участвовал. Не случайно губернатор не слишком дружественно высказывался о будущем президенте. «Повторять его слов я не стану, это ведь программа для семейного просмотра», — пошутил Обама.
   Обама призвал губернатора подать в отставку и обещал провести внутреннее расследование, чтобы выяснить, кто из его команды мог вести переговоры с Благоевичем и о чем.
   Наибольшие подозрения падают на Рэма Эмануэля, которому предстоит возглавить новую администрацию президента и который тоже знает Благоевича еще с чикагских времен. Когда разразился скандал, он стал тщательно избегать любых контактов со СМИ. А в четверг, 11 декабря, на одном из телеканалов сообщили, что, по информации из источников, близких к следствию, Эмануэль якобы лично говорил с Благоевичем и дал ему понять, что Обама не пойдет ни на какие сделки.
   Если это правда, то трудно понять, почему сам Обама долгое время не желал подробно комментировать этот вопрос. Эдвард Рендэлл, губернатор Пенсильвании и товарищ Обамы по партии, недоумевал, почему будущий президент так себя повел: «Им нужно было сразу рассказать все, как есть, и это была бы сенсация на один день. А так получилась сенсация на три дня». Он уверен, что Эмануэль, в команде Обамы отвечающий за неприятные контакты, вне всякого сомнения, говорил с Благоевичем: «Люди Обамы могут считать Благоевича самым последним подонком, но они не могут с ним вовсе не общаться!»
   Недавний скандал, разразившийся — в очередной раз — в Чикаго, на самом деле большой неожиданностью ни для кого не стал. Мегаполис на берегу озера Мичиган с давних пор имел славу города гангстеров. Самым знаменитым из них был легендарный главарь мафии 20-х годов Аль Капоне. Но в имидж города внесли свой вклад и продажные политики вместе с активистами профсоюзов, не гнушавшиеся участия в бандитском бизнесе.
   Четверо из девяти губернаторов штата попадали на скамью подсудимых по делам о коррупции. Троих приговорили, предшественник Благоевича и сейчас еще досиживает свой срок.
   А городом из последних 53 лет ровно 40 управлял человек по имени Дэйли: Ричард Дж. Дэйли по кличке Машина. Он правил в Чикаго, как князь своей вотчиной. Многие и поныне уверены, что в 1960 году именно он привел Джона Ф. Кеннеди к победе на президентских выборах, вписав в списки избирателей давно скончавшихся горожан, имена которых его помощники собрали на муниципальных кладбищах. Его сын Ричард М., выдававший себя за реформатора, уже 19 лет занимает важную должность и стал, как и отец, одним из главных в своей партии кукловодов.
   Как способ личного обогащения политика имеет в Чикаго богатые традиции, уходящие корнями во времена Аль Капоне, рассказывает профессор-политолог Джон Пелиссеро из Университета Лойолы. «Политику здесь всегда воспринимали как посреднический бизнес: за выдачу государственных заказов полагалась встречная услуга — предвыборные пожертвования или иные выплаты». Тот, кого избирали, использовал должность в целях личной или партийной выгоды. Губернатору Благоевичу восхождение по карьерной лестнице до поста депутата Конгресса и позднее до губернатора облегчил его тесть, влиятельный депутат городского управления.
   Но Чикаго — это еще и город Барака Обамы, город бурных восторгов в Грант-парке. Здесь начало его политической карьеры и головокружительного взлета — от сенатора до кандидата в президенты США. Даже если он держался как можно дальше от коррупционных хитросплетений, охватывающих и элиту власти, совершенно не общаться с нею он не мог. С друзьями по партии приходилось договариваться. Он в элиту не входил, но и не конфликтовал с нею. Лавировал, как мог.
   Стратег демократов Дон Роуз из коренных чикагцев. Он был пресс-секретарем лидера борцов за гражданские права Мартина Лютера Кинга и дружен с руководителем выборной кампании Обамы Давидом Аксельродом. В 1968 году он был во главе студенческих демонстраций, протестовавших против съезда демократов. Мэр Чикаго Дэйли приказал тогда дубинками усмирить буянов. Роуз полагает: «Сегодня некоторые говорят, мол, Обама — предатель. А для других он чистый, светлый человек». На самом же деле Обама никогда не связывал себя полностью с одним-единственным политическим лагерем.
   В 1985 году, еще до начала учебы на юридическом факультете в Гарварде, Обама встретился с Эмилем Джонсом, афроамериканцем, который уже был депутатом и одним из самых влиятельных игроков в политике Чикаго. Его Обама сегодня называет своим крестным отцом в политике. «Обама был парень агрессивный, целеустремленный, — рассказывал Джонс позже. — В нем было много идеализма. Кое-какие практические советы пришлось ему дать». Например, где искать щедрых спонсоров и насколько важно иметь полную казну перед выборами. Говорят, в 2003 году Обама заявил Джонсу: «Я слышал, ты можешь кого-то сделать сенатором?» Джонс якобы спросил: «Ты кого-нибудь конкретного имеешь в виду?» И Обама, как рассказывают, ответил: «Себя!»
   Даже те, кто к Обаме относится критически, не считают его порождением иллинойского коррупционного болота. Ему удалось обойти партийный истеблишмент потому, что свою карьеру он начинал в Гайд-парке, в районе Чикаго, где жили люди разного происхождения и левых убеждений и где всегда царил дух непокорности. Единственной крупной оплошностью, некоторое время создававшей ему сложности в ходе борьбы за президентство, была покупка земельного участка, которую ему организовал маклер по недвижимости Тони Резко. По обвинению в проведении незаконных сделок — в частности, с губернатором Благоевичем — торговец был осужден и сейчас отбывает наказание.
   Со временем и Обама стал замечать, что обойтись без помощи известных политиков и спонсоров из родного города ему не удается. И когда в начале 2003 года он начал борьбу за место в Сенате США, влиятельные люди из элиты демократов были рады возможности поддержать Обаму, рассказывает Дон Роуз, чтобы наконец избавиться от него.
   Несмотря на методы некоторых из его союзников, Обама смог сохранить свою политическую карьеру в чистоте, утверждают люди, знакомые с ним близко. «Только то, что ты с ними общаешься, еще не значит, что занимаешься такими же делами, как они», — доказывает Роуз. Правда и то, что Обама никогда не боролся против чикагской политической коррупции. «Обама и многие другие политики из Иллинойса избегают заниматься этой проблемой». И когда один журналист недавно на пресс-конференции спросил Обаму, что же, собственно, происходит в его родном городе, поборник перемен проявил крайнюю осторожность. «В штате Иллинойс всё как везде, — ответил Обама. — Есть политики, заботящиеся о людях. И есть такие, которые прежде всего хотят выгод для себя». Кто внимательно следил за его кампанией, объяснил Обама, знает, на какой позиции стоит он, избранный президент. То, что сделал губернатор Благоевич, находится «совсем на другом конце спектра».

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK