Наверх
21 октября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2006 года: "Чистосердечное признание"

Составитель Робин Робертсон. Со стыда провалиться. «АСТ».   Тщательно отобранные истории позора, неудач, конфуза, стыда и унижения, случившиеся с современными англоязычными писателями и поэтами, многие из которых хорошо известны российскому читателю.

   Читая свои стихи крайне малочисленной аудитории, что собралась в одном из книжных магазинов Манчестера, шотландский поэт Робин Робертсон увидел поверх голов слушателей «огромную голую задницу, прижатую к окну со стороны улицы. Затем еще одну. И еще четыре». Это развлекались футбольные фанаты, случайно оказавшиеся поблизости. «Складывается впечатление, что мир печатного слова создает почти идеальный микроклимат для стыда и позора», — пришел к выводу Робертсон и отправил десяткам коллег письма с просьбой прислать истории для сборника. И они прислали. Некоторые литераторы обиделись на Робертсона за то, что тот… не написал им. «Дорогой Робин!.. Должен тебе сказать, я был глубоко разочарован и даже унижен тем, что ты не пригласил меня поучаствовать…» — так начинается послание Робертсону Джеффа Дайера. Добрый Робертсон тут же внял и включил письмо в книгу.

   В основном конфузы оказались связаны с публичными выступлениями перед «дорогими читателями».

   Дэвид Харсент «едва стоял на ногах, молол всякую чушь, свалил из ресторана не расплатившись, проспал чуть ли не все выступление, храпел как сапожник, блевал так, что в туалете сотрясались стены, подписывал книги сикось-накось, посылал читателей в задницу… приставал ко всем девицам». В состоянии сильнейшего желудочного расстройства Пол Фарли вышел на сцену «с уверенной улыбкой на лице и (что осталось тайной для публики) с плотно проложенным между ног полотенцем». Поэт Мэтью Суини, неосторожно соблазнившись ириской, потерял передний зуб с коронкой и штифтом прямо во время выступления. Шепелявая декламация проходила сначала под сдавленное хихиканье, а потом под гомерический хохот и в результате прекратилась «в связи с зубными проблемами», когда публика уже «держалась за животики». «Посетителю, купившему мою книгу, полагалась бесплатная упаковка цветочного мыла «Крабтри и Эвелин» и бокал вина», — вспоминает Дебора Моггах. «Мать вашу, где вы ее откопали? Никогда в жизни о ней не слыхал!.. Меня уже тошнит от серых ничтожеств, которых вы приводите на передачу! Когда-нибудь у меня в студии будут нормальные гости?» — орет ведущий, не подозревая, что писательница Мэгги O’Фаррел отлично слышит его через подключенные наушники. Гораздо реже мастера слова признаются в своих оплошностях. Андрэ Бринк оскандалился перед собственным издателем: «…я указал на неуклюжее привидение в юбке и спросил: «Интересно, что там за ужасная женщина?» — «Это моя жена», — последовал ответ. Беды Чака Паланика на этом фоне — просто кокетство. Досаждают ему, видите ли, фанаты: колотят кулаками по крыше автомобиля, набиваются в магазин в таком количестве, что те, кто не попал в зал, в отместку вызывают пожарных, проникают в гостиничный номер и устраивают погром, во время выступления швыряются булочками. А от раздачи автографов так болит рука, что приходится прикладывать к плечу пакет с замороженным горошком.

   

   

   


 

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK