Наверх
17 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "ЧТО БУДЕТ С ЮАНЕМ?"

На Китай оказывают сильное политическое давлениеКИТАЙ
У Шеня Чжуйпина (Shen Guiping) дела идут лучше некуда. Специалист по маркетингу из компании Hisense Co., производителя бытовой электроники с оборотом в $2,3 млрд. из Циньдао, говорит, что его компания намерена в этом году экспортировать товара на $100 млн. и легко обеспечит запланированный рост на 80%. И все благодаря прошлогодней отмене антидемпинговых пошлин на китайские телевизоры в Европе. Но еще больше облегчила жизнь Hisense и тысячам других китайских производителей слабая национальная валюта — привязанный к падающему американскому доллару юань. В этом году доллар по отношению к евро подешевел на 11%, и это повысило конкурентоспособность китайских товаров по сравнению с европейскими. «У нас очень хорошие перспективы», — говорит Шень.
Однако что хорошо для китайских производителей, плохо для всего остального мира. Как считают некоторые аналитики, например из монреальской компании BCA Research, юань, курс которого по отношению к доллару уже десять лет сохраняется на уровне 8,3, недооценен на 20—30%, учитывая стремительное увеличение китайских валютных резервов: за прошлый год — на 35%, до $286 млрд. Сейчас, когда из-за падения курса доллара юань стал еще дешевле, китайский экспорт процветает — за счет Японии, Мексики, Южной Кореи и других стран с плавающим курсом валюты. Американские производители тоже заявляют об убытках из-за искусственно заниженного курса юаня. В мае объем китайского экспорта вырос на 37% по сравнению с прошлогодними показателями, несмотря на неуверенный рост экономики в США, Европе и Японии. По прогнозам экономиста из Beijing University Сунь Чжуоцзин (Song Guoqing), объем китайского экспорта в этом году вырастет еще на 30%, до $424 млрд.
В результате звучат все новые призывы к Пекину изменить курс юаня или даже сделать его плавающим. И есть признаки того, что такое давление, возможно, даст результаты. 16 июня министр финансов США Джон Сноу (John Snow) укрепил всех в мысли, что Пекин может кое-что предпринять, заявив, что китайское руководство дало понять: «оно намерено придать больше гибкости» своей валюте.
Чтобы ограничить рост вона по отношению к юаню, что идет во вред южно-корейским производителям всего — от текстиля до телефонов, Сеул осуществил интервенцию на валютном рынке. «Китайскую валюту нужно укрепить», — считает Кан Сам Мо (Kang Sam Mo), экономист из Korea Institute for International Economic Policy, финансируемого властями аналитического центра. В 2002 году активное сальдо торгового баланса КНР в торговле с США составило $103 млрд. Вашингтонская National Association of Manufacturers (NAM) утверждает, что при сохранении такой тенденции через пять лет этот имеющий политическое значение разрыв может вырасти до $330 млрд.
Но при отсутствии серьезного политического давления со стороны Вашингтона надежды на корректировку курса юаня представляются необоснованными. Причина в том, что экспорт — одно из немногих светлых пятен в экономике КНР. В I квартале она выросла на 9,9%, но теперь темпы роста замедляются. Смертельный вирус атипичной пневмонии привел к сокращению потребительских расходов как раз в тот момент, когда после циклического пика начинался спад. Если бы не атипичная пневмония, по мнению Суня, Пекин уже этим летом мог бы умеренно изменить курс. «Но экономика несколько ослабла, — говорит он, — что теперь правительство намерено сохранить привязку к доллару и посмотреть, что будет дальше».
Кроме того, как раз сейчас китайская экономика находится в середине болезненного переходного периода. По частным оценкам, безработица составляет 15% и не прекращает расти, поскольку Пекин продолжает реструктуризацию сельского хозяйства и закрывает госпредприятия. Вместе с тем Пекин пытается притормозить процесс выдачи новых кредитов, так как за последние два года банковские кредиты выросли на 34% — слишком быстро.
Стратегия «легких денег» животворно подействовала на экономику в период после азиатского кризиса 1997 года и нескольких лет внутренней дефляции. Но за это приходится платить высокую цену. Объем невыплаченных долговых обязательств в Китае превышает $1,8 трлн., что равно 140% ВВП страны. В 1996 году это было 88%. Высок процент и не приносящих доход займов в четырех крупнейших китайских банках, которые технически являются неплатежеспособными. С 1998 года Пекин истратил на рекапитализацию банков и перевод займов на себя $200 млрд. И по оценке Standard & Poor’s, на это нужно еще $500 млрд. Кроме того, массированное кредитование стало причиной дутого бума недвижимости, который Пекин пытается мягко погасить. В середине июня китайский центробанк ввел новые ограничения на выдачу кредитов на покупку недвижимости.
Учитывая сложное финансовое положение, Пекин очень старается не сделать ничего, что могло бы повредить экспорту. Ведущий экономист Morgan Stanley по азиатскому региону Энди Цзи (Andy Xie) предупреждает, что изменение курса юаня может «дестабилизировать» экономику тем, что дополнительно увеличится приток капитала в и без того перегревшийся сектор недвижимости.
Старается не делать резких движений и Вашингтон. Здесь причина в том, что Китай — второй после Японии покупатель американских гособлигаций. По данным Минфина США, сейчас у КНР их на $119 млрд. против $82 млрд. всего год назад. Вашингтон хочет быть уверен, что Китай продолжит вкладывать доходы от внешних валютных операций в гособлигации США. Министр финансов Сноу сказал Business Week, что ожидает, что Китай отпустит курс своей валюты «как часть общего пакета реформ». Сноу отметил, что расширение коммерческого диапазона юаня было бы благоприятным фактором, но «должно сочетаться с реформой банковского сектора и большей прозрачностью».
Аналитики считают, что политическое давление может заставить Китай пойти на небольшую корректировку курса в пределах 2,5—5%. Если высокая безработица в США сохранится до выборов в ноябре 2004 года, то надо ожидать усиления давления со стороны Сноу и других представителей администрации. Растущее активное сальдо торгового баланса Китая обязательно все больше будет в центре внимания, при том что, по данным NAM, за последние два года число рабочих мест в производственном секторе США сократилось на 2 млн., т.е. на 10% от общего числа. «Мы должны заставить Китай прекратить манипуляции со своей валютой и позволить рынку определять курс юань—доллар», — сказал на майских слушаниях в конгрессе вице-президент NAM Франклин Варго (Franklin J. Vargo).
Впрочем, чтобы затормозить наступление махины китайского экспорта, нужно нечто большее, чем скромная ревальвация юаня. Так что, хотя скорая ревальвация может выглядеть политически верным шагом, она вряд ли отведет угрозу слишком большого дефицита торгового баланса США.

ВАЛЮТНЫЕ РЕЗЕРВЫ КИТАЯ

’9320
’9450
’9575
’96100
’97140
’98145
’99150
’00160
’01220
’02290

млрд. долл.

Источник: CEIC. — Business Week

КАК ЯПОНИЯ УДЕРЖАЛА ИЕНУ

КОММЕНТАРИЙ
За десять лет невыразительного роста, бесконечного банковского кризиса и неумолимой дефляции руководители японской экономики не раз становились объектом насмешек. Но в этом году, почувствовав ослабление доллара по отношению к ведущим валютам, Токио действовал решительно. Bank of Japan (BOJ) провел валютную интервенцию в размере $50 млрд., удерживая на удивление стабильный курс иены к доллару.
Попутно мандарины японских финансов заслужили ворчливое одобрение валютных трейдеров в Нью-Йорке, Токио и Лондоне, большинство которых были уверены в том, что иена вырастет до небывалого уровня, подтолкнув экспорт к росту, а страну — снова в рецессию. Хотя доллар и упал по отношению к евро на 11%, иена едва сдвинулась. На 24 июня за доллар давали 118 иен — всего на 1% больше, чем в январе.
Учитывая плачевное состояние японской экономики, никто не прогнозировал на этот год сверхсильную иену. Но неожиданный подъем на японском фондовом рынке (индекс Nikkei с апреля вырос на 17%) за последние два месяца привлек на токийскую биржу $16 млрд. иностранных инвестиций. Кроме того, за первые две недели мая волна продажи долларов, вызванная рекордно низкими ставками в США и слабым экономическим ростом, подняла иену на 3,6 %, до 115 за доллар. На этом уровне японские экспортеры в голос закричали о падении прибылей. «Если иена поднимется где-то до 100 за доллар, то к концу года можно ожидать рецессию», — считает экономист ING Baring Securities (Japan) Ltd. Ричард Джеррам (Richard Jerram).
Поскольку рост японского экспорта — это единственное, что удерживает экономику страны на плаву, министр финансов Масадзюро Сиокава (Masajuro Shiokawa) и глава BОJ Тосихико Фукуи (Toshihiko Fukui) решили послать валютным трейдерам вполне отчетливый сигнал: делайте долгосрочную ставку на иену и не расшибете лоб. Валютная команда Фукуи начала покупать «зеленые». Только в I квартале BOJ приобрел $16 млрд. и вложил большую их часть в гособлигации США — для укрепления доллара. А японские чиновники, обычно помалкивающие о таких интервенциях, решили отпугнуть всех трейдеров, которые могли бы попытаться сыграть на повышение иены. И в апреле правительство обнародовало точные данные об этих расходах, пообещав еще больше увеличить их в дальнейшем.
Решив, что это блеф, трейдеры начали покупать. И в это же время министр финансов США Джон Сноу (John W. Snow) выступил с комментариями, которые рынок воспринял как его готовность отпустить доллар, чтобы стимулировать рост американского экспорта. Поэтому BOJ ударил из орудий главного калибра, скупив в мае и начале июня почти $35 млрд. При этом банк очень точно рассчитал время интервенций, чтобы приобрести доллары по минимальной цене. «Они получили по всем сделкам максимум», — говорит специалист по валютной стратегии из Barclays Global Investors Масахиро Фукухара (Masahiro Fukuhara).
Еще один плюс: хотя курс иены к доллару не изменился, евро вырос по отношению к иене в этом году на 10%. Это прекрасная новость для поставляющих свою продукцию в еврозону японских компаний, таких как Toyota, Mazda и Sony. Так что, по крайней мере на этот раз, любителям насмешек из международных финансовых кругов придется оставить свои колкости при себе. В валютной войне 2003 года японские чиновники от финансов победили легко и без усилий.
Брайан Бремнер пишет о японских финансах из Токио. — Business Week

МАРК КЛИФФОРД (MARK L. CLIFFORD) В ГОНКОНГЕ С ДЕКСТЕРОМ РОБЕРТСОМ (DEXTER ROBERTS) В ПЕКИНЕ. — BUSINESS WEEK

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK