Наверх
22 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2008 года: "Что скажет дядя"

Сейчас, когда доллар уверенно падает, когда в Штатах ипотечно-фондовые неурядицы, а мы, простуженно чихая, все-таки не сдаемся, мне вспоминаются пушкинские строки про дядю. Про то, как он, конечно же, , , но тем не менее . Но, Боже мой, какая скука! Поэтому я сегодня не про скучные будни фондового рынка, а про кино.Через три недели пара грузовиков подъедет к голливудскому кинотеатру и два десятка крепких парней в униформе начнут расстилать красную ковровую дорожку. Это двое суток работы. Пять тонн красного полотна лягут на 150-метровую дистанцию. Несмотря на кризис, кинозвезды, демонстрируя наряды и декольте, пойдут аплодировать новым кумирам или получать свою награду. И это будет уже 80-я церемония . Премия, названная так якобы в честь дяди рядового библиотекаря американской Академии кино (уж так статуэтка оказалась похожа), превратилась в культовую шкалу оценок чуть ли не для всего мира. Голливуд за 80 лет стал определять наш эстетический вкус и даже политические предпочтения.
В принципе, ничего удивительного. В 1927 году американцы придумали самую знаменитую в мире премию за кино — покруче призов фестивалей в Каннах, Карловых Варах, Венеции, Берлине и Москве, раскрутили своего . Теперь пользуются. Какие могут быть вопросы? Это же их, сугубо американский выбор.
Из 24 номинаций только в одной реально соревнуются иностранцы — . Во всех остальных, за редчайшим исключением, правит Америка (ну, какому-нибудь мультфильму что-нибудь подбросят). И никакое, естественно, не международное жюри, а 6 тыс. членов академии американских киношников решают, кто лучший. в этом смысле просто слепок происходящего в мире. Вот так же Америка поступает и в реальной, некиношной жизни. Чего стоят кинозвезды Рейган и Шварценеггер во главе США и Калифорнии соответственно. Ну а за пределами США тем более. Раскручивают мир и пользуются. Взвешивают по американским стандартам.
Мы и сами-то, может, с того времени, как нарекли Москву Третьим Римом, любим примерять на себя чужие одежды. Это же у нас Русская Швейцария и Северная Пальмира: А теперь уже и российский Детройт, и алтайский Лас-Вегас, и сибирский Нью-Гэмпшир (и кто додумался сравнивать огромный Красноярский край с маленьким американским штатом?). Все это какое-то онегинское стремление к лейблам, желание быть остриженными по последней моде и, конечно же, одетыми как dandy лондонский. Очарование ранее недоступными джинсами и жвачкой (большинство читателей даже и представить себе не могут, что были времена, когда всего этого просто не было) привело к тому, что стало синонимом лучшего. Ввязались США в балканские конфликты, привыкли в местных барах к сербско-цыганской музыке, и весь мир стал модно пританцовывать. Вторглись они в Ирак, и зазвучали в клубах тягучие восточные мотивы.
В конце февраля в Голливуде Америка определит свое эстетическое отношение к остальному миру. В той самой зарезервированной для иностранцев номинации, где мы соревнуемся. Пять фильмов из разных стран, и все про Россию. Анджея Вайды — про Россию и Польшу, про того, кто идет по следам преступления и сам становится его жертвой. События прошлого нужно осмыслить и прочувствовать, чтобы больше не было спекуляций, чтобы маятник времени не качнулся назад. Австрийский фильм — о тех же временах: про талант мошенника и художника из Одессы, про выбор между жизнью и работой на врага и смертью, просто смертью. Израильский — про блокпост в Южном Ливане, очень похожий на блокпост на нашем Кавказе. Тем более что среди солдат израильской армии вполне могли быть и были мальчики, чьи папы учились в московских и минских школах. Казахский — про мужающего властителя, для которого (так по-русски) любовь к женщине важнее братьев, тысяч жизней соплеменников и вековых традиций народа. И наконец, михалковские . Переплетение наших проблем в одной когда-то главной для страны проблеме — Чечня и чеченцы.
Дамы из Беверли-Хиллз и роковые любовники Лос-Анджелеса отдадут свой голос, чтобы решить, какая Россия им нравится в этом году: Для того чтобы им было удобно, мы — казахи, евреи, поляки, русские — пересказываем свою историю, рассказываем ее не в назидание своим детям, своим потомкам, а кроим по американским рецептам, адаптируем под понимание . Каждый раз, в каждом фильме переспрашивая: вам понятно, вам не скучно?
Да какая разница, скучно им или нет, важно ли, кто выйдет за уродливой статуэткой — Вайда, Бодров, Михалков? По большому счету, победа — это всего лишь оценка Американской академии. Всего лишь вывод: подходим мы под сегодняшние американские стандарты и стереотипы или не подходим. Можно ли пританцовывать в барах.
Отсюда вопрос: а хотим ли мы подходить под эти стандарты, а нужно ли нам развиваться по американским канонам? Историческое преступление, человеческий выбор, ломающая традиции любовь, отчаянное сопротивление, мучительные сомнения: Мы в этих фильмах — словно голые перед американцами. А популярный комик на шоу вручения пошутит, прежде чем разорвет конверт с американским вердиктом нашим русско-еврейско-польским, с привкусом степной боли, страданиям.
Ну и что? Отдаться на суд победителей, признать, что их мораль, их умение работать, их взгляды на жизнь, их эстетика правильнее и продуктивнее наших? Или плюнуть на то, что они там о нас думают, на то, что они лепили свою премию 80 лет, что каждый раз двое суток расстилают красную дорожку: Делов-то: убрать дорожку (я специально выяснял) — четыре часа. Ломать — не строить.
Но я не знаю ответа. Чувствую, что что-то меняется, и не только нам надоедает забавлять полуживого, поправлять ему подушки, печально подносить лекарство: Вздыхать и думать про себя: когда же:
Но нет, я не знаю ответа.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK