Наверх
18 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2004 года: "Что у нее под юбкой?"

Московский дом фотографии представил претендентов на приз конкурса на лучший фоторепортаж о Москве «Серебряная камера».
Устроители «Серебряной камеры» (а конкурс проходит под патронажем мэрии) сделали, кажется, все возможное, чтобы запутать пишущих журналистов: до объявления лауреатов в середине февраля как жюри, так и посетители МДФ будут изучать анонимные серии фотографий, обозначенные только заголовками (типа «Прогулки по Москве. Зарисовки» или «Мои друзья»). Таким образом, по мнению кураторов, можно будет выбрать объективно лучший фоторепортаж без скидок на звания, опыт или положение какого-нибудь мэтра. Специалисты, конечно, узнают почерк того же Мухина или Ахломова, но зрительское жюри, которое проголосует непосредственно на выставке или на сайте, явно будет беспристрастным.

Так или иначе, зрителю даны не фотографы, а огромное, пульсирующее, мифическое тело матушки-Москвы. На «Серебряной камере» нет показательных туристских видов: зайди сюда заезжий иностранец, он бы с трудом понял, о каком городе идет речь. Особенно в разделе «Архитектура», где сплошь конструктивистские фантазии и незаметные подворотни. Лишь одна туристическая примета оказалась на мушке: демонтаж мухинских «Рабочего и колхозницы» у ВДНХ. То ли по заданию редакций, то ли по собственному рвению десяток фотокоров проявили чудеса эквилибристики. Вид пятки рабочего, носа колхозницы, демонтированной руки или ноги статуи — такого разнообразия ракурсов не знала ни одна фотомодель. Признаюсь, у меня всегда было странное фрейдистское влечение — заглянуть колхознице под юбку. Мало того что теперь оно полностью удовлетворено, так еще и осмеяно: ничего примечательного там с близкого расстояния не обнаружилось — сплошь железные пластины и топорные физиономии. Права была Вера Игнатьевна, когда настаивала, что на ее произведение нужно смотреть сильно издалека.

Желание заглянуть под юбку и увидеть то, что обычно прикрыто и незаметно, в прямом и переносном смысле подлинная страсть московского фотографа. При этом важна интонация: не крикливая желтизна, а лирическое созерцание — «я помню все твои трещинки». Здесь и закулисье Недели высокой моды (с растрепанными манекенщицами), и репортаж о родах в ванной, и милые объективу бомжи, любовно названные «Бродяжные». Примерно такое же отношение к архитектуре: лестницы и переходы, неожиданные и неприметные детали (вроде номера на доме по улице Бахрушина, складывающегося аж из пяти восьмерок), витрины, балки и шпили, выплывающие из московского марева. Одна из лучших серий в этом плане — «Город. Стены» — очень в духе проекта «24», который проходил в том же МДФ: необязательная архитектура, выхваченная из снов и воспоминаний.

Понятно, что зацепить искушенного москвича, видавшего-перевидавшего город в выпусках новостей, возможно лишь каким-то парадоксальным кадром. В этом смысле есть два накатанных пути. Сфокусировать камеру на чем-то очень частном, глубоко интимном и родном. Взять, например, серию «Московский дворик» — восемь снимков сделаны из одного и того же окна многоэтажки в разное время года. Пустынный двор с детской площадкой превратился в притчу о течении времен — почти как у голландских живописцев. С другой стороны, можно поймать Москву на ляпах, оговорках и провалах. Неизвестно, отметит ли жюри репортаж со звучным названием «Безотходное производство: праздник кончился, да здравствует праздник!», но он как раз из разряда московских причуд. После какого-то праздника на Красной площади в грузовик утрамбовывают бесхозные воздушные шарики. Ни города в полном смысле слова, ни события, ни героя. Один пшик — та самая повседневность, в которой только и витает пресловутый московский дух.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK