Наверх
13 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2006 года: "Чучхе на пути в Европу"

Корреспонденты «Профиля» побывали на окраине Брянской области. Там, как и во многих уголках России, зарплаты символические. Поэтому люди живут, надеясь только на свои участки и огороды.Вряд ли в России есть более удачное место для ведения экономической деятельности, чем Брянщина. Ее территория граничит с Украиной и Белоруссией. А это близость западного рынка и переплетение транспортных коммуникаций. Только плюсы и ни одного минуса. И тем не менее Брянская область — регион сколь аграрный, столь и захолустный. Стык трех госграниц приходится на Климовский район. Однако вместо заводов и фабрик приграничные просторы покрывают леса, кое-где вспаханные, кое-где заброшенные поля, пустеющие деревеньки, прозябающие колхозы.

Местные жители если и имеют автомобили, то такие старые и такие заезженные, что люди, ездящие на телеге или верхом, кажутся по сравнению с автомобилистами счастливчиками. Средняя зарплата в районе — 3,5 тыс. рублей. Пенсия — от 2,5 тыс. до 3 тыс. рублей. Люди живут практически натуральным хозяйством.

И первый же разговор, услышанный нами промеж двух местных мужиков, шел о самом насущном.

— Серег, а мерин-то дедов захромал, в прошлом году предлагал его продать, не согласился.

— Может, обойдется? Подожди недельку, хромать не перестанет, вези в Новозыбков к ветеринару.

— Да какой там, ему уж семнадцатый год! Теперь ни продать, ни работать на нем нельзя…

Овес нынче дорог

Село Чубковичи — историческое место. Некогда здесь жили казаки, из числа которых формировался Стародубский полк Запорожского войска. Во времена Екатерины казаков перевели на Кубань, а сельцо заселили русскими и украинскими крестьянами.

Экономику села формируют два, если можно так сказать, предприятия — очень древняя церковь и местный фермер.

В церкви хранится чудотворная икона Божией Матери, к которой часто приезжают паломники с юга России, Украины и Белоруссии. Их пожертвования дают возможность местному настоятелю отцу Игорю вести кое-какие работы и платить за них деньги тем из местных, кто еще в состоянии что-либо делать.

Фермер занимается исключительно картошкой, и в некоторые периоды практически все село работает только на него. Платит фермер хорошо — 200 рублей в день. За две недели уборки урожая можно заработать аж 3200 рублей.

Это вполне сопоставимо с пенсией бабушки Пелагеи, получающей ежемесячно 2800. Ни сама Пелагея Андреевна Карцева, ни ее супруг дед Иван не работают на фермера.

— Когда успеть-то, — жалуется старушка, перебирая огромную кучу собственной картошки. — У нас хозяйство — вон какое!

Действительно, хозяйство у супругов более чем серьезное. Около двадцати кур, столько же уток, десяток гусей, поросята, корова и мерин. Последнего зовут Голубь. Он — главная надежа и друг деда Ивана.

— Сейчас ему 9 лет, так что силы у него еще есть, — любуется своим красавцем пенсионер. — А вот у меня уж почти не осталось. Года два-три — и все, не сможем держать хозяйство.

Без внешних средств натуральным хозяйством прожить нельзя. Дед Иван каждый год вынужден покупать 4 тонны овса. И это несмотря на то, что ежегодно засевает им довольно большой клин, с которого собирает неплохой урожай. Две — съедает Голубь, остальное идет на корм поросятам и птице и на посев следующего года. Тонна стоит 2 тыс. рублей. Для всех, кроме мерина, овес надо помолоть. Мельница берет около 500 рублей. Так что только зерновые лишают семью стариков одной совокупной месячной пенсии. 

Кроме овса и картошки (часть которой также идет на корм скоту), Пелагея Андреевна с мужем выращивают кукурузу и овощи. Существенную долю их надела занимает тыква, которую здесь называют гарбузом. Никому из местных не приходит в голову есть ее самим. Веселые зелено-оранжевые тыквенные кучи на зиму присыпаются сеном и чуть не до февраля кормят крупную и мелкую домашнюю живность.

Привел нас к этим старикам Гриня, паренек из Климова. Он работает у отца Игоря и получает твердые 4 тыс. По дороге до машины, старательно меся жирную грязь солдатскими берцами, изрекает:

— Да, без коровы тяжело, вот в этом году моя мать продала и сразу как-то сиротливо стало. С коровой-то как? И себе молоко, и на продажу, а без нее — хошь не хошь, а молочко-то покупай.

Кстати, довольно серьезным подспорьем крестьянскому хозяйству можно считать и сдачу молока на завод. За литр жирностью 2,5% платят 18 рублей. Для сравнения: в Калининградской области крестьянам за тот же продукт тамошний монополист ООО «Молоко» предлагает всего 4 рубля.

Поросенок и «семерка»

Вполне успешным человеком в Климовском районе можно назвать любого, кто зарабатывает около 6 тыс. в месяц. Но и этих денег не хватает, чтобы достойно прожить.

Александр Чаусов возглавляет местный штаб медицины катастроф. Государство платит ему эту сумму ровно без одного рубля. Его жена, кардиолог по образованию, зарабатывает примерно столько же. Но и 11 тыс. рублей с гаком все равно не хватает на жизнь семьи с двумя детьми.

Александр экономит. Заправляет старенькую «семерку» смесью 92-го и 80-го бензина. Еще держит кобылу, поросенка и корову с телкой. Кур не держат, нерентабельно. В районе развелось огромное количество коршунов и ласок. Последние — настоящий бич. Залезть в курятник маленький зверек может через любую щелку. Ласка не ест мясо птицы, зато выпивает из ее горла всю кровь. У Сашиного друга одна такая хищница перебила за ночь пять птиц.

Несмотря на свой высокий медицинский пост, Саша Чаусов каждую весну запрягает кобылу Зорьку и вместе с тестем едет за 7 км за город. Там у них полоска земли. Ее пашут, боронуют, засевают.

— Ох, и лихо же мы в этом году с Зорькой пахали, — улыбается Саша, — тестя лошадь к плугу даже не подпускала, а у меня как шелковая… 

Глядя на этого молодого мужчину, не подумаешь, что у него за плечами серьезное медицинское образование, что в областном МЧС он на отличном счету, что все учения и проверки из центра штаб под руководством Чаусова проходил на «отлично». С виду простой деревенский парень, любящий свою жизнь, свой городок, свою семью и кобылу Зорьку.

— Так резво мы свой надел вспахали, что даже подхалтурить удалось, — Саша гладит Зорьку по каурой шее. — Всем соседям вспахали, кому за деньги, а кому так. Что взять со стариков, а будет у них земля не пахана, чем кормиться зимой будут?

Супруга Александра целыми днями разъезжает по району. Не хватает элементарных терапевтов, кардиологом случается побыть лишь время от времени. Вернувшись с работы, Татьяна вместе с матерью, тихой, улыбчивой старушкой, занимается хозяйством. Из стада возвращается корова, ее надо доить. И ее, и телку, и поросят надо кормить. Женщины бегают туда-сюда между домом и стайкой, откуда пахнет кизяком и парным молоком… Это их жизнь. 



Беспокойное лето

70-летний дядя Витя, с которым довелось встретиться в Петропавловске-Камчатском, был водителем в горкоме. Выйдя на пенсию, перебрался из столицы Камчатки в село Большие Коряки. Теплое время года у Виктора Сергеевича расписано чуть не по дням. Начиная с середины мая, пашет сельские огороды. Земля на Камчатке не требует удобрений — вулканическая активность на полуострове обогатила почву всеми возможными минеральными соединениями. У самого дяди Вити чуть больше 30 соток отличнейшего чернозема. Сажает он в основном картошку. Вспахав свои и соседские огороды, готовится к покосу. Сена для лошади нужно не меньше трех тонн. Покупать дорого. Несмотря на 70-летний возраст, приходится косить самому. Заготовив корм для лошадки, дядя Витя идет с багром или кошкой на ближайшую нерестовую речушку. В основном его интересует чавыча. Другую рыбу Виктор Сергеевич если и берет, то только чтобы съесть в тот же день. А чавычу распластывает по хребту, режет на аккуратные розовые ломтики, и, пересыпая солью и специями, укладывает слоями в трехлитровые банки. Крупная чавыча занимает чуть меньше одной трехлитровки. Когда нерест заканчивается, приходит время копать картошку. Часть дядя Витя съедает сам, часть, очень незначительную, продает. Большая же доля урожая пойдет на производство самогона. Зимними вечерами Виктор Степанович будет сидеть у печки и смотреть, как из тонкой пластиковой трубки капля за каплей в стеклянную банку сочится огненная вода. Рацион дяди Вити — всего четыре продукта: картошка, соленая рыба, самогон и хлеб. Только последний Виктору Степановичу приходится покупать. На это идут пенсионные деньги и те копейки, которые он получает от соседей, вспахивая им огороды.

Дмитрий Руднев
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK