Наверх
11 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2006 года: "«Чувство Родины»"

Их никто не ждал, и все-таки они возвращаются: немецкие дворяне снова приобретают свои бывшие имения в Восточной Германии. Кому-то из них уже удалось добиться процветания этих заброшенных земель.   Прием оказался не слишком сердечным. Когда барон впервые вошел в дом своих предков, ему на плечо тут же «капнула» сова. Да и председатель сельскохозяйственного кооператива встретил его неприветливо: «Зачем пожаловали?» И действительно, зачем ему была эта деревня в Мекленбурге под названием Ульрихсхузен с населением 35 человек? Да еще сразу после воссоединения Германии, посреди руин?

   Барона зовут Хельмут фон Мальтцан, ему 57 лет, и кажется, что его голубая кровь постоянно кипит. Барон не боится запачкать свой голубой шелковый галстук, который он носит к резиновым сапогам. Отпрыск старинного дворянского рода, корни которого прослеживаются до 1194 года, он приехал в эти места, чтобы найти замок Ульрихсхузен, которым его род владел на протяжении нескольких веков. Во времена ГДР в замке была столовая сельскохозяйственного кооператива, а потом он и вовсе сгорел почти дотла. И в 1990 году барон со своей матерью, женой Аллой и двумя дочерьми нашли здесь одни развалины.

   Он мог бы сделать несколько ностальгических фотографий для семейного альбома, повернуться спиной к этому убожеству и бежать от него со всех ног, вернувшись на свою высокооплачиваемую должность в косметическом концерне в Западной Германии. Но Мальтцан принял другое решение: «Мы все здесь восстановим». Говорят, его жена при этих словах тяжело вздохнула.

   16 лет спустя местность вокруг замка Ульрихсхузен превратилась в оазис посреди экономической пустыни земли Мекленбург-Передняя Померания. Ежегодно сюда приезжает 50 тыс. туристов, безработица практически нулевая, здесь проводятся местные музыкальные фестивали. «Это настоящий образец инновационного подхода к делу, плодотворных идей и готовности работать с полной отдачей», — говорит Отто Эбнет, министр экономики этой небогатой земли на севере Германии.

   Мальтцаны — одна из тех немецких дворянских семей, которые сразу после воссоединения Германии вернулись на землю своих предков на востоке, и там, на малой родине, сотворили маленькое экономическое чудо. Это те крупные землевладельцы, которые после войны были вынуждены бежать или были изгнаны. Их земли экспроприировали в ходе проводимой советскими оккупационными властями земельной реформы и затем передали в руки крестьян. «Люди голубой крови», с недоверием встреченные местным населением, стали брать банковские кредиты, расчищать мусор и преодолевать бюрократические препоны. Таких семей было более ста.

   Они пришли сюда не как рыцари-разбойники. В соответствии с принятым в 1990 году решением людям, чьи владения когда-то были экспроприированы, собственность не возвращали, что подтвердил Федеральный конституционный суд. Им только предоставили право на повторное приобретение своих же старых родовых владений. «Это настоящее укрывательство краденого на государственном уровне», — не скрывая возмущения, говорит барон фон Мальтцан о решении, которое фактически узаконило послевоенную несправедливость.

   Ведь его род на протяжении 800 лет жил на этой земле. «Что по сравнению с этим 40 лет ГДР?» — говорит он. В 1562 году Ульрих фон Мальтцан построил недалеко от города Варен на озере Мюриц замок Ульрихсхузен. Это один из самых красивых дворянских замков. «На семейных встречах мы всегда говорили о нашей утраченной родине», — вспоминает барон Хельмут фон Мальтцан. Это было как незаживающая рана.

   В 1993 году семья начала возрождать свои владения. В то время как бульварная пресса пестрела заголовками о скандальной жизни других аристократов, Мальтцаны работали по колено в грязи. На строительном рынке они купили небольшой садовый домик и поставили его около развалин замка. Это были первые 20 квадратных метров их новой родины.

   За эти годы Мальтцаны инвестировали в возрождение своих владений более 4 млн. евро и продолжают вкладывать деньги: «Это проект не на одно поколение, — говорит барон. — Люди получили не только работу и хлеб. Они вновь обрели гордость и самосознание».

   Сдержанность тона хозяин любит только на концертах, когда в его перестроенном в концертный зал амбаре выступают такие звезды, как Мстислав Ростропович или скрипачка Анна-Софи Муттер. Барон теперь и директор отеля, и хозяин ресторана, и агроном, но в первую очередь он неутомимый организатор. «Герман, — кричит он, — в начале следующей недели мне нужна решетка для ограды!» Кузнец Герман Ренер пожимает мускулистыми плечами: «Не выйдет, шеф. Мне нужен помощник, чтобы резать прутья». Просто сказать «нет» кузнец не осмеливается. «Герррррман! — кричит барон. — Все выйдет! Завтра я приду в 7 утра, и ты мне покажешь, как их резать!» Герман еще бормочет что-то про выходные, но заказчик уже давно ушел, похлопав его по плечу. Кузнец не жалуется. «По крайней мере, барон знает, чего хочет», — говорит он.

   Теперь это признают даже те, кто всегда считал, что все буржуазное, а тем более дворянское враждебно рабочему классу. «Конечно, в политическом смысле большинство вернувшихся дворян — консерваторы», — говорит Дитмар Барч, один из лидеров Левой партии, наследницы СЕПГ. Но с экономической точки зрения очень хорошо, что они вернулись. Многие из них считают возрождение региона своим кровным делом. А Лотар де Мезьер, последний премьер-министр ГДР, с легкой иронией говорит, что в бедных регионах кое-кто рад тому, что наконец-то «появился хозяин, которому можно служить».

   «14 мая 1992 года я все послал к черту», — вспоминает граф Генрих фон Бассевиц, доктор экономики сельского хозяйства. Эту дату он никогда не забудет. В тот день он вместе с женой Люси открыл дверь полуразрушенного дома в имении Дальвиц и сразу сказал себе: «Хочу здесь жить — здесь я дома!» К счастью, в тот день светило солнце, и это несколько приукрасило то, что они увидели.

   52-летний Бассевиц никогда не задерживался на одном месте больше шести лет: он жил в Европе, Африке и Латинской Америке (оттуда родом его жена), последнее время работал в Уругвае, в службе помощи развивающимся странам. А потом вдруг Дальвиц, мекленбургская Швейцария.

   «Меня привело сюда чувство родины», — говорит он. Бассевиц привез из Уругвая восемь кобыл, двух жеребцов и свои сбережения. Этого как раз хватило на покупку сотни гектаров земли. На эту землю вернулся не крупный землевладелец, не помещик, за работу взялся простой ковбой в джинсах и с сигаретой в зубах.

   Бассевиц сделал выбор в пользу экстенсивного сельского хозяйства и занялся экологически чистым земледелием. Но в первую очередь он разводит крупный рогатый скот. Коровы должны расти в естественных условиях, без антибиотиков, концентрированных кормов и стимуляторов роста. Многие мекленбургские крестьяне смеялись над ним, называли это бредовой идеей. А Бассевицы жили в полуразрушенном доме без отопления, но с ясными представлениями о будущем.

   Сейчас граф Генрих фон Бассевиц входит в правление «Биопарка». Члены этого союза используют одну пятую всех площадей в Германии, обрабатываемых в соответствии с европейскими экологическими стандартами. Он председатель Экспертной комиссии по экологически чистому земледелию при Немецком крестьянском союзе и кроме этого занимает еще добрый десяток почетных должностей в различных организациях своей новой родины. Граф очень активный человек, общественный деятель по призванию. Но когда утром садится во внедорожник и объезжает свои угодья, он всего лишь крестьянин, у которого теперь уже более 1000 гектаров земли и который создал 20 новых рабочих мест. Он — человек, объездивший весь свет, — стоит на картофельном поле, где не работает мобильная связь, и произносит полным счастья голосом: «Разве у нас не прекрасно? Все то, чего уже нигде нет, есть здесь!»

   В государстве рабочих и крестьян дворянство презирали. И после воссоединения в Восточной Германии к приезжим с длинными фамилиями нередко относились с неприкрытой враждебностью. Даже к тем, кто мог гордиться своим антифашистским прошлым.

   Когда Линары вернулись на свою родину в Бранденбург, к старому предубеждению против дворян добавились новые конфликты между западными и восточными землями. 62-летняя графиня Беатрикс цу Линар рассказывает о психологическом терроре и даже угрозах физической расправы, когда в 1991 году она, оставив солнечную Португалию, приехала в Лаузиц. С 1621 года ее род владел замком Люббенау. Во времена ГДР его использовали в разных целях, в частности, как школу-интернат. «Нам было ясно, что мы не должны стараться вернуть себе эти земли, — говорит хозяйка, — мы ведь не хотели отвечать несправедливостью на несправедливость».

   Граф Вильгельм Фридрих цу Линар участвовал в покушении на Гитлера 20 июля 1944 года. Его казнили 29 сентября 1944 года. В том же году имущество семьи экспроприировали, и ее члены разлетелись по всему свету. После объединения Германии решение об экспроприации участников Сопротивления было отменено.

   Но разгорелся причудливый юридический спор о находящемся в центре города замке и прилегающих к нему землях. Только в ноябре 1991 года семье была возвращена ее недвижимость. Люди откровенно завидовали Линарам. Видя работающих в саду молодых мужчин, говорили: «Ну конечно, они сразу выбили себе помощников в рамках программы по созданию новых рабочих мест!» — «А ведь этими помощниками были графы — мои сыновья», — с гордостью говорит мать.

   Графиня цу Линар чувствовала, что у жителей старого Люббенау меньше предубеждений против «новых старых» владельцев замка. Некоторые даже возвращали ранее украденные из замка картины. Но жители современных городских районов, приехавшие 40 лет назад для работы на угольных шахтах и жившие на землях, когда-то принадлежавших семье графа, отнеслись к Линарам враждебно. Они боялись, что придется платить большую аренду, боялись за свои садовые участки, дачи.

   Графиня Беатрикс цу Линар не испугалась проблем. В день своего 50-летия она шила занавески, в день серебряной свадьбы вместе со своим супругом расчищала подвал от хлама и украшала комнаты. Так, шаг за шагом, год за годом возрождался старый замок. На сегодняшний день Линары инвестировали в него миллионы, превратили это импозантное здание в отель и предоставили работу 40 горожанам.

   По дороге в парк графиня поворачивается к замку и вздыхает: «Опять флаг висит криво». Но главное, что он развевается.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK