Наверх
6 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "ЧУВСТВО СУБОРДИНАЦИИ"

За что правительство дарит крупнейшим банкам $5 млрд.    На вопрос, выходит ли Россия из кризиса, власть отвечает по-разному. Однако ни кризис, ни дефицитный бюджет не отменяют курс на всемерную поддержку крупнейших банков, чье финансовое состояние и так опасений ни у кого не вызывает. Последнее подтверждение — снижение ставок по субординированным кредитам, объявленное Владимиром Путиным. О чем больше думает правительство, вливая миллиарды в крупнейшие кредитные организации, — о росте кредитования реального сектора в будущем или об ук-реплении монопольных позиций ведущих банков в настоящем?
   
КАК С КУСТА
    Банкам опять повезло. Не всем, а тем, которым везло и раньше. 18 июня Владимир Путин привез для них на конференцию, посвященную 150-летнему юбилею ЦБ, дорогой подарок. Правда, для начала премьер покритиковал банкиров. «Масштабы деятельности банков, качество их работы еще очень далеки от реальных потребностей российской экономики», — заявил Путин. Такое начало предвещало, скорее, кнут, чем пряник, но обернулось все иначе. Поставив банкам в очередной раз задачу «повышения доступности банковского кредита для реального сектора, снижения процентных ставок, удлинения горизонта кредитования», Владимир Путин перешел к постановляющей части.
   А она такова: правительство и ЦБ согласовали снижение ставок по субординированным кредитам для банков. Напомним, главное в этих кредитах, что они выдавались в разгар кризиса на пять лет, без возможности требования досрочного погашения, а процентная ставка по субординированному кредиту не превышала ставки рефинансирования Банка России. Нововведение в том, что если ставки составляли от 8% до 9,5% годовых, то впредь будут снижены до 6,5-7,5%. Ставка в 6,5% будет установлена для тех банков, которые привлекали данные займы по программе 1:1, то есть на один рубль госсредств акционеры направляли один рубль своих средств. Ставка в 7,5% — для коммерческих банков, которые привлекали кредиты по программе 1:3.
   Получатели очередных льгот хорошо известны, это Сбербанк, ВТБ, Россельхозбанк, Газпромбанк и Альфа-банк. Великолепная пятерка состоит из трех госбанков — Сбербанка, ВТБ и Россельхозбанка, очень близкого к государству Газпромбанка и частного Альфа-банка. Присутствие последнего должно показать, что государство одинаково относится к государственным и частным кредитным организациям.
   Правда, к настоящему времени Сбербанк досрочно погасил субординированный кредит, а ВТБ объявил о намерении последовать его примеру. Это, однако, не меняет смысла правительственного решения — речь идет о масштабной государственной поддержке крупнейших банковских корпораций. Во что все это обойдется ЦБ и бюджету, уже подсчитало рейтинговое агентство Moody’s: «экономия» банков составит не менее $5 млрд.
   Неудивительно, что министр финансов Алексей Кудрин поначалу идею снижения процентных ставок не поддержал, но глава ВТБ Андрей Костин поднял эту тему на встрече с Владимиром Путиным и преуспел.
   
АФФИЛИРОВАННЫЕ КРЕДИТЫ
   Официальное обоснование состоявшегося сеанса неслыханной щедрости — укрепление ресурсной базы банков, что, в свою очередь, позволит нарастить кредитные портфели. Возможно, когда-нибудь дойдет и до этого, пока же картина совсем иная. «Профиль» уже писал о стремительном росте прибылей крупнейших, прежде всего, государственных, российских банков. Тема актуальности не утратила: чистая прибыль Сбербанка России по РСБУ за 5 месяцев 2010 года составила 58,1 млрд рублей против 4 млрд рублей за 5 месяцев 2009 года, о чем официально рапортует сам банк. Темпы впечатляют, особенно на контрастном фоне кредитования реального сектора. Топ-менеджеры первого банка страны прогнозируют рост кредитного портфеля в 2010 году «на уровне инфляции». То есть в реальном выражении никакого роста не прогнозируется, а апрельская статистика показывает, что уровень кредитования даже несколько снизился. Ситуация в других банках — получателях субординированных кредитов — принципиально та же. Что никак не помешало банкам получить новые льготы.
   Крупнейшие банки живут в каком-то ином измерении по сравнению со всей остальной экономикой. Сначала правительство и ЦБ предоставили им, не скупясь, субординированные кредиты на условиях, которые другим банкам, не говоря уж о реальном секторе, и не снились. Теперь, руководствуясь тем, что ставка рефинансирования ЦБ снизилась, им задним числом предоставляют еще $5 млрд. За что?
   Ответ один: государст-ву, практикующему ручное управление экономикой, именно такие банки и нужны — числом поменее, капиталом поболее, всегда находящиеся под рукой, готовые к любым вариациям частно-государственного партнерства. Тот же принцип поддержки монополий, только нефтяных, был предметом нашего рассмотрения в прошлом номере.
   Между тем господдержка банков прямо противоречит рекомендациям и МВФ, и «Большой двадцатки». Как заявил до начала конференции 18 июня участвовавший в ней первый заместитель директора-распорядителя МВФ Джон Липски, среди лидеров стран G20 существует «единое мнение» о том, что «финансовые организации сами должны нести бремя издержек, а не налогоплательщики в целом». Липски ошибся, мнение лидеров России совсем иное. Рядовые российские налогоплательщики едва ли могут противопоставить что-то мощному банковскому лобби.
   Дело, впрочем, не только в налогоплательщиках. Речь идет о принципах антикризисного регулирования. В классическом виде они таковы: на острой фазе кризиса приоритет имеет господдержка экономики, прежде всего, через банки, угрозы инфляции при этом практически нет, потому что кризис и падение спроса позаботились о снижении роста цен. На фазе выхода из кризиса приоритет начинает смещаться: инфляция, если ей дать волю, может видоизменить до неузнаваемости всю систему прямых и обратных связей в регулировании, то есть сбить прицел экономической политики. В России, однако, все по-своему. Цены из-за засилья монополий растут и в кризис, который, если верить официальной статистике, только в последние месяцы сумел несколько их приструнить. Новые же госвливания в банки, а снижение процентных ставок по субординированным кредитам можно считать таковыми, суть не что иное, как расширение госрасходов, с чем Владимир Путин и его правительство клятвенно обещали бороться. Процветание крупнейших банков и, соответственно, укрепление их монопольных позиций со всеми вытекающими последствиями правительству дороже борьбы с кризисом.
   

   Рост монополизации банковского сектора
   Большие банки живут в каком-то ином измерении по сравнению со всей остальной экономикой. Сначала правительство и ЦБ предоставили им, не скупясь, субординированные кредиты на условиях, которые другим банкам, не говоря уж о реальном секторе, и не снились. Теперь, руководствуясь тем, что ставка рефинансирования ЦБ снизилась, им задним числом предоставляют еще $5 млрд. За что?

   

   $5 млрд,
   ПО ОЦЕНКЕ MOODY’S, СЭКОНОМЯТ ВЕДУЩИЕ БАНКИ ОТ СНИЖЕНИЯ СТАВОК ПО СУБОР-ДИНИРОВАННЫМ КРЕДИТАМ.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK