Наверх
20 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "ЦИФРОВАЯ ВОЙНА"

 Когда министр обороны США Дональд Рамсфельд (Donald H. Rumsfeld) обсуждал со стратегами Пентагона военную кампанию против Ирака, главная роль в которой принадлежит США, в его памяти были свежи воспоминания о двухмесячном беспорядочном бегстве талибов в Афганистане. И предстоящую войну в Ираке он представлял себе соответствующим образом. Рамсфельд — ярый сторонник такой войны, главное в которой — обеспечение господства в воздухе, компьютерные технологии и небольшие мобильные группы наземных сил. И готовясь нанести удар по Ираку, он стал разрабатывать план, явившийся воплощением технологического превосходства.
Рамсфельд пришел в администрацию президента с поста главы успешной компании, и с первого дня начались его столкновения с высшим военным командованием. Его концепция «трансформации» (излюбленный термин Рамсфельда для обозначения перехода к менее громоздкой, более технологичной армии, вооружение которой на несколько поколений опережает оружие времен «холодной войны») натолкнулась на сопротивление генералов и ничего не смыслящих в военном деле конгрессменов. Приверженцы статуса-кво утверждали, что войны будущего можно будет выиграть по старинке — ураганным огнем и большим количеством живой силы. Чем ближе была война с Ираком, тем сильнее разгорались страсти. Особенно после того, как главнокомандующий Джордж Буш (George W. Bush) совершенно определенно заявил о своей решимости сместить Саддама Хусейна (Saddam Hussein).
В итоге военные планы стали представлять собой некий гибрид идей Рамсфельда и более традиционных воззрений Томми Фрэнкса (Tommy Franks) — жесткого генерала, возглавляющего Центральное командование. Фрэнкс добился выделения для участия в кампании значительной группировки из 250 000 человек, включая части тылового обеспечения. За это он согласился на поэтапное, а не одновременное развертывание этих сил. Точка зрения Рамсфельда победила и при выборе стратегии — одновременные удары с земли и с воздуха, стремительный прорыв к Багдаду и широкое использование спецподразделений, которые должны уничтожить объекты в тылу противника. По мнению Рамсфельда, это должно позволить сократить масштабы применения обычных частей.
При всей компромиссности этого плана не приходится сомневаться в том, что Рамсфельд с его помощью рассчитывал продемонстрировать блеск многих своих идей. И вот они проходят испытание в суровых песках Ирака, и не все работает как часы. Конечно, делать окончательные выводы еще рано и будущие успехи вполне могут перевесить трудности начального этапа.
И все же нельзя отрицать, что первый этап «шока и трепета» прошел не так, как рассчитывал Пентагон. На американские войска, готовившиеся к решающему штурму Багдада, обрушились песчаные бури и удары федайинов Саддама. Тылы отстали, есть случаи обстрелов своих и признаки подготовки иракцев к применению химического оружия. В результате Рамсфельда и Фрэнкса критикуют все больше. Чаще всего можно слышать, что развернутой наземной группировки для возможной затяжной войны в Ираке уже недостаточно.
Все задумывалось совсем не так. Стратеги Пентагона надеялись на то, что точечные ракетно-бомбовые удары быстро лишат Саддама Хусейна связи с командующими иракскими частями и соединениями. И одновременно стремительная наземная операция докатится до его дворцов. Отрезанные от своих и окруженные иракские солдаты должны были массово сдаваться в плен. Кроме того, благодаря четкому целеуказанию, жертвы среди мирного населения должны были быть минимальными, что, в свою очередь, должно было сделать американских и английских солдат освободителями в глазах скептично настроенного арабского мира.
Критики сделали из стратегии Рамсфельда карикатуру, отчасти из-за непререкаемой уверенности главы Пентагона в верности своих идей. На самом же деле эти идеи — апофеоз мышления «ястребов», много лет отстаивавших право США на превентивные удары по своим врагам в эпоху распространения оружия массового поражения. При этом предполагалось, что США будут воевать, используя свое преимущество в высоких технологиях. Считалось, что прогресс в средствах связи, технологиях «стелт», автоматике и высокоточном оружии позволит сократить применение наземных сил и артиллерии.
Но теперь военные аналитики сомневаются в том, что в Персидский залив было направлено достаточно войск. А кое-кто задается вопросом: не переоценил ли Рамсфельд возможности войны в стиле «техно», как в свое время были переоценены перспективы Интернет-бизнеса? Один пример: несмотря на то, что связь была выведена из строя, иракские солдаты и ополченцы находили способы мешать продвижению войск коалиции. «Мы увязли в конфликте малой интенсивности, как это было бы в любой другой стране третьего мира, — отметил в разговоре с корреспондентом Business Week майор Уильям Гиллеспи (William Gillespie) из 3-й механизированной дивизии. — Нас постоянно обстреливают парни в гражданском на пикапах».
Как и предсказывали многие, даже хваленая трехмерная картинка поля боя не смогла предотвратить обстрелы своих и ошибочные удары по гражданским машинам, автобусам и домам. Республиканская гвардия готовится к обороне Багдада, и некоторые военные аналитики полагают, что без 4-й механизированной дивизии (ранее планировалось, что она вступит в северный Ирак из Турции, но теперь ей, возможно, придется идти кружным путем через Кувейт) американский бронированный кулак окажется мягковат.
В пылу сражений пока не ясно, правы ли были скептики. Одно известно точно: в Ираке проходит проверку не просто боеспособность американской армии, но пересматривается характер современной войны. Воззрения Рамсфельда резко контрастируют с доктриной «превосходящих сил», которую накануне войны в Заливе в 1991 году исповедовал Колин Пауэлл (Colin L. Powell), тогдашний председатель комитета начальников штабов. Бывший офицер-артиллерист, чьи взгляды сформировались во время войны во Вьетнаме, утверждал, что Америка должна избегать войны, если у властей нет на нее мандата от своего народа, четкой цели и по крайней мере троекратного превосходства над противником. Именно поэтому он настаивал на том, чтобы войска союзников во время «Бури в пустыне» насчитывали не менее 550 000 человек.
Сторонники Рамсфельда считают, что теперь, когда многое могут сделать компьютерные сетевые системы и высокоточное оружие, крупные сухопутные группировки нужны не всегда. «На смену живой силе приходят информационные технологии», — говорит вице-адмирал в отставке Артур Цебровски (Arthur K. Cebrowski), главный советник Рамсфельда по трансформации.
Исход войны в Ираке может решить судьбу доктрины Рамсфельда, натолкнувшегося на упорное сопротивление ушедшего в глухую оборону генералитета. В случае скорой победы США ускорится модернизация их армии, которая станет больше полагаться на высокие технологии. К тому же это подтолкнет развитие переживающей трудные времена отрасли высоких технологий. Но если интервенция в Ирак захлебнется в жестоких уличных боях, это станет для шефа Пентагона серьезным поражением.
Похоже, что критика в его адрес ранит Рамсфельда, но он намерен доказать, что технология и скорость возьмут верх в Ираке. «Это хороший план, — говорил он 25 марта. — Войны непредсказуемы и трудны». В конце концов, считает Рамсфельд, Багдад будет взят коалиционными войсками — скорее раньше, чем позже, и со значительно меньшими потерями, чем предрекают пессимисты.
И все же данные о деталях обещанной Рамсфельдом революции в технологии и стратегии обрывочны. Он не зарубил ни одной крупной программы создания вооружений, рассчитанной на конфликты эпохи «холодной войны», не считая 70-тонной гаубицы Crusader. По существу, современный арсенал Пентагона — тот же, что и во времена Клинтона (Clinton), только денег на него выделяется больше.
Кроме того, высшие военные чины все еще не определились с тем, как реагировать на вызовы XXI века, прогнозируемые Пентагоном. Кое-какие из них не назовешь отдаленными: от боев в городе (Багдаде) до нехватки военных баз в непосредственной близости от Северной Кореи, еще одного источника угрозы.
На взгляд некоторых аналитиков, Пентагон при Рамсфельде действует как торговые сети Sears и Roebuck, когда они поняли, что их конкурент Wal-Mart Stores устремился на рынки розничных продаж в сельской местности. Sears ответила на это резким повышением эффективности торговли по каталогам. Точно так же американские военные вместо того, чтобы осуществить перемены, наращивают и развивают то, что у них уже есть. Сегодня «они могут гораздо лучше вести такую же войну, как война в Персидском заливе в 1991 году», — говорит Эндрю Крепиневич (Andrew F. Krepinewich), исполнительный директор Center for Strategic & Budgetary Assessments в Вашингтоне.
Если США все же удастся выйти из конфликта с Ираком не очень потрепанными, большего и не потребуется. И в конце концов, хваленая доктрина Рамсфельда может рассматриваться как некое общее указание на то, что нужно сделать для победы в будущих войнах. Но для самого Рамсфельда это значит намного больше. Главный военный стратег страны хочет ни много ни мало создать новую военную стратегию, превратив американскую технологическую мощь в сверхоружие. И сейчас, когда высокие мечты сталкиваются в суровых условиях Ирака с приземленной тактикой, эта доктрина проходит первое серьезное испытание.
ДОКТРИНА РАМСФЕЛЬДА

Стремительные удары вглубь территории противника
Результат: смешанный. Войска продвигались стремительно. Но из-за песчаных бурь не могли взлетать вертолеты. В войсках ощущается нехватка припасов. Недостаточная поддержка измотанной 3-й механизированной дивизии может привести к затягиванию боев.
Ставка на применение высокоточных бомб и ракет, чтобы разрушить систему управления войсками противника и вынудить его солдат к сдаче в плен, избежав при этом значительных жертв среди мирного населения
Результат: смешанный. В Багдаде были уничтожены многие штабы и командные пункты. Но массовой сдачи в плен за «шоком и трепетом» не последовало.
Широкое применение специальных и тайных операций с целью точечных ударов по ключевым военным объектам противника и ослабления сопротивления
Результат: большой успех. До настоящего времени удалось предотвратить уничтожение трех аэродромов на западе Ирака и нефтяных месторождений на юге.
Сбор информации о положении на территории, занятой противником, с помощью беспилотных летательных аппаратов, спутников-шпионов и самолетов-разведчиков
Результат: смешанный. Снимки получаются высококачественные, но сказывается нехватка разведданных, собранных на земле, а также замедленность принятия решений в командной цепочке.

СТЭН КРОК (STAN CROCK), ПОЛ МАГНУССОН (PAUL MAGNUSSON) И ЛИ ВАЛЬЧАК (LEE WALCZAK) В ВАШИНГТОНЕ С ФРЕДЕРИКОМ БЭЛФУРОМ (FREDERIK BALFOUR) ИЗ 3-Й МЕХАНИЗИРОВАННОЙ ДИВИЗИИ В ИРАКЕ. — BUSINESS WEEK

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK