Наверх
23 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2000 года: "Давос и ныне там"

Члены нашей делегации в Давосе рассказали «Профилю» о том, как прохладная реакция Запада может сказаться на нашей экономике.Александр Жуков, председатель комитета по бюджету Государственной думы: «Вместо обещанной новой экономической программы в Давосе было рассказано то, что на Западе и так известно: о показателях роста за прошлый год, о низкой инфляции, о росте собираемости налогов и т.п. Не услышав ничего принципиально нового, Запад занял откровенно выжидательную позицию.
Что делать в такой ситуации? Ведь уже в первом квартале мы должны заплатить $3 млрд. по внешним займам. Денег не дадут, как стало ясно в Давосе. Поэтому придется находить другие источники. Они известны. Это кредиты ЦБ и урезание бюджетных расходов. Обычно в первую очередь срезаются средства, предназначенные для инвестиций. Что это означает для промышленности и для ее потенциального роста, думаю, разъяснять не надо.
Если мы не получим кредитов и во втором квартале, нам придется печатать «пустые» деньги. Соответственно, уровень инфляции будет очень высок. Придется также серьезно секвестировать расходы бюджета. Безусловно, это повлечет за собой неприятные социальные последствия: рост цен, снижение уровня жизни и т.п. Но все это пока прогнозы. Думаю, окончательная ясность наступит после президентских выборов».
Владимир Рыжков, депутат Государственной думы: «С моей точки зрения, Касьянов в Давосе провозгласил достаточно четко программу дальнейших действий правительства. И она была вполне либеральной. Он сказал о том, что будет проведена налоговая и земельная реформа, он говорил и о намерении провести серьезные структурные преобразования. И денег он просил с позиции правительства, которое готово на серьезное продолжение реформ.
Тем не менее кредитов и инвестиций пока нет. Но я не стал бы драматизировать ситуацию. ЦБ проводит целенаправленную политику по скупке валюты. Не случайно было высказано предложение, которое пока еще не поддержано, о 100-процентной продаже валютной выручки. Не случайно введены экспортные пошлины на газ и увеличены пошлины на нефть. Все это — привлечение валюты в бюджет.
Думаю, что Касьянов будет действовать приблизительно по модели правительства Примакова. То есть пытаться погашать долги, по крайней мере в первом полугодии, из собственных резервов (для того, собственно, и копится валюта). Если удастся догнать золотовалютные резервы ЦБ до $13—13,5 млрд., вполне можно надеяться погасить бюджетный дефицит из собственных ресурсов и без очень серьезных негативных последствий.
К сожалению, эти меры влекут за собой рост инфляции. Она уже опережает запланированные темпы (в бюджете заложены 18% за год, а уже в январе — опять-таки в перерасчете на год — инфляция составила свыше 25%.— «Профиль»). Неизбежна и эмиссия, которая на самом деле уже идет.
Что будет, если «давосская линия» будет продолжена и во втором полугодии (ведь вероятность получения займов во втором полугодии остается не уровне 50/50)?
Действия правительства в этом случае прогнозируемы. Оно поставит под более жесткий контроль экспорт и денежные потоки. Смотрите, по оценкам западных экспертов, утечка капитала составила в прошлом году $15 млрд., положительное сальдо во внешней торговле — $30 млрд., а золотовалютные резервы выросли всего на $1 млрд. Это говорит о слабости контролирующих механизмов. Так вот, при введении намного более жесткой финансовой дисциплины вполне возможно довольно долго жить без внешних займов и оставаться вполне рыночной страной».
Владимир Жириновский, лидер ЛДПР, вице-спикер Государственной думы: «Давосский форум — всемирный сход политической элиты, которая решала на прошлой неделе, как выжать побольше из слабой России. Запад хотел получить заверения, что все будет как при Ельцине. Этого они ждали от Касьянова. Но не дождались. Такого беспредела больше не будет.
Они говорят, что, если мы будем плохо себя вести, они не дадут нам денег. И действительно, могут не дать. Но мы почему-то опять забываем, что у нас есть огромный ресурс на юге. Нужно торговать с Ираном, Ираком, Индией Китаем, Тайванем. Нужно также забирать долги. Они к этому готовы. И повернувшись лицом на юг, мы вполне можем за очень короткое время — месяц-два — начать зарабатывать миллиарды долларов.
Однако и.о. президента продолжает бояться поссориться с Западом. Не нужно бояться. Пока будем бояться, никакого толку не будет».
Ирина Хакамада, депутат Государственной думы: «С моей точки зрения, на давосском форуме все произошло именно так, как должно было произойти.
Во-первых, от нас ожидали вменяемой экономической программы, но у нынешнего правительства и и.о. президента ее нет. Она станет понятна, исходя из реальных действий уже после выборов. Поэтому ясно, что до апреля возникла некоторая пауза.
Во-вторых, безусловно положительным результатом было то, что нашей делегации удалось провести серьезные консультации с точки зрения российского бизнеса. Впервые в Давосе было довольно много представителей реального сектора — металлургов, специалистов по системам коммуникации, Интернету и т.п. Они вели вполне конструктивный диалог с пониманием того, что, если после выборов не произойдет серьезного свертывания реформ, ситуация стабилизируется и в страну с большой вероятностью пойдут прямые инвестиции.
Что касается проблемы внешнего долга, то она стоит очень остро, но, думаю, не катастрофически. Скорее всего, в первом квартале нам удастся расплатиться за счет собственных ресурсов. Будут выжимать ТЭК, крупные предприятия. В конце концов, как крайняя мера есть резервы ЦБ, но это, понятно, отложенная инфляция. Именно поэтому Касьянов вел себя довольно спокойно.
Если после выборов новый президент объяснит действиями, что двигается к рынку, кредиты, безусловно, возобновятся. Если же нет, то проблемы возникнут очень серьезные. Но на самом деле, несмотря на то, что будет очень тяжело, у правящей элиты останется тогда только один вариант — полная либерализация экономики, опора на собственные ресурсы и трудная, но единственно возможная дорога к развитию национального бизнеса, национального производства и нормальной рыночной экономики.
Если же будет предпринята попытка «закрутить гайки», то ничем, кроме коллапса и окончательного вывода капитала из страны, это не кончится».
Карл Джохансон, управляющий партнер компании «Эрнст и Янг» в СНГ: «В стране чувствуется определенная стабилизация, однако переходный период все же продолжается. Скоро наступит момент, когда можно будет прогнозировать ситуацию на определенный промежуток времени. Именно невозможность более или менее долгосрочных прогнозов является серьезным препятствием для инвесторов. Ведь бизнесу важна не только степень адекватности законодательной базы. Важно, чтобы законы не менялись и была политическая стабильность. Иначе планировать бизнес практически невозможно.
Мы ожидаем повышения инвестиционной активности с лета нынешнего года. Насколько охотно пойдут в страну инвесторы, разумеется, зависит от сценария дальнейшего экономического и политического развития. Думаю, рост инвестиционной активности не будет превышать темпов, которые были в 1996—1997 годах. События августа 1998 года все-таки серьезно подорвали доверие инвесторов, и в один день его не вернуть. России придется предпринять довольно серьезные шаги, чтобы это доверие восстановилось.
Но я уверен, что перспективы и хорошие возможности у страны есть».

ВЛАДИМИР ЗМЕЮЩЕНКО

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK