Наверх
12 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2011 года: "Дайте только срок!"

Жесткий приговор по второму делу ЮКОСа может означать жесткий сценарий предстоящих выборов в России.   Накануне Нового года Михаил Ходорковский и Платон Лебедев были приговорены Хамовническим судом города Москвы к 13,5 года лишения свободы по так называемому второму делу ЮКОСа. Так как отсчет ведется с 2003 года — времени ареста бывших руководителей нефтяной компании, — осужденные могут остаться за решеткой до 2017 года. Впрочем, существуют самые разные версии относительно того, когда и как Ходорковский и Лебедев могут оказаться на свободе. Оптимисты говорят о возможности досрочного освобождения уже летом 2012 года, пессимисты — о третьем деле ЮКОСа. Однако какова бы ни была дальнейшая судьба экс-руководителей нефтяной компании, приговор Хамовнического суда стал тяжелым ударом по международной репутации России и заметно ухудшил политический и моральный климат внутри страны.
   
СТРАШНОВАТЫЙ СУД
  


Формально Хамовнический суд — это суд первой инстанции, его решение можно обжаловать в вышестоящих судах. И адвокаты осужденных уже заявили, что так и сделают. Однако, как полагают опрошенные «Профилем» эксперты, рассчитывать на то, что приговор отменят, а Ходорковского и Лебедева выпустят на свободу, едва ли стоит. «После первого дела ЮКОСа Мосгорсуд немного смягчил вынесенный приговор, сократив срок с 9-ти до 8 лет, — напоминает первый вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин. — И поэтому шансы на некоторое смягчение наказания сохраняются, но вряд ли уменьшение срока будет сколько-нибудь значительным».
   Впрочем, уже сейчас — еще до всяких вторых инстанций — в политической тусовке все чаще можно услышать разговоры о том, что президент еще может вмешаться. Якобы такие сигналы дал в узком кругу сам Медведев. Как заявил в эфире «Эха Москвы» главный редактор «Независимой газеты» Константин Ремчуков, накануне Нового года участвовавший во встрече с президентом, Дмитрий Медведев якобыдал понять, что «судья Данилкин (именно он вынес приговор экс-владельцам ЮКОСа. — «Профиль») не конец системы правосудия в России» и «что у президента есть такие инструменты, как помилование».
   Впрочем, Медведев и рань-ше говорил, что у него есть возможности для досрочного освобождения Ходорковского, напоминает сопредседатель Совета по национальной стратегии Иосиф Дискин, но Ходорковский и Лебедев по-прежнему в тюрьме. Увы, это лишний повод сказать, что в деле ЮКОСа правит не закон, а политическая целесообразность. По мнению Иосифа Дискина, «президент должен оценивать всю совокупность последствий своего решения (помилования. — «Профиль») и понимать, повысится ли после этого доверие к системе судебных органов или нет, повысится ли доверие граждан к государственной власти в целом или, наоборот, ослабнет». А на эти вопросы, полагает эксперт, ни у общества, ни у самого Медведева нет однозначного ответа.
   Примечательно, что незадолго до вынесения приговора социологи из «Левада-Центра» провели опрос, в ходе которого выяснилось, что россиян мало интересует суд над Ходорковским и Лебедевым. Только 9% внимательно следили за ходом процесса, пятая часть опрошенных (21%) наблюдала за развитием дела ЮКОСа без особого внимания, а две трети граждан (65%) судьба экс-олигархов и вовсе не интересовала. Это значит, что в электоральном плане ни помилование Ходорковского и Лебедева, ни их повторное осуждение особой погоды не сделает.
   Понимает это и сам Медведев. С имиджевой точки зрения выход Ходорковского на свободу мог бы дать ему серьезные дивиденды на Западе, но не внутри страны. Во-первых, утверждает Иосиф Дискин, «те, для кого приговор по Ходорковскому важен, не значимая с электоральной точки зрения масса, эти люди слишком малочисленны и являются ненадежными политическими союзниками, и поэтому делать ставку на их голоса нельзя». А во-вторых, свобода Ходорковского для Медведева — это неизбежный конфликт с Путиным. Для премьера, как признают многие, дело ЮКОСа имеет особое значение: не случайно, всякий раз высказываясь на эту тему, Путин с трудом сдерживает эмоции. Накануне второго приговора, общаясь с населением в прямом телеэфире, он заявил, что «вор должен сидеть в тюрьме», — это дало повод адвокатам ЮКОСа обвинить премьер-министра в давлении на суд.
   «Этот вопрос принципиален для Путина, — полагает Алексей Макаркин, — а по всем принципиальным вопросам оба участника тандема принимают согласованные решения». Стоит ли Медведеву ради дивидендов на Западе ссориться с могущественным премьером? Конечно, президент мог бы использовать карту Ходорковского в борьбе за власть, но до сих пор Медведев не доказал, что способен на сильные самостоятельные шаги. А директор Международного института политической экспертизы Евгений Минченко вообще считает, что «вопрос с Ходорковским — прерогатива Путина, и это было четко оговорено еще на том этапе, когда Медведев был выдвинут кандидатом в президенты».
   
БРЕМЯ ВЫБОРОВ  
Но вот что странно. Если судьбой опального предпринимателя интересуются немногие, если он не имеет по-настоящему широкой общественной поддержки, если страну не нужно спасать от олигархов, как в 2003-2004 годах, то почему Ходорковский сидит? Нет ли тут какого-то противоречия? Объяснение здесь может быть таким.
   Все-таки, что бы там ни говорили опросы, часть российской правящей элиты считает, что Ходорковский представляет реальную угрозу. И угроза эта со временем не становится меньше, а как раз наоборот — возрастает. По мере того, как часы отсчитывают дни и месяцы его срока, Ходорковский все более очищается от обвинений. А его твердость и принципиальность (отказ признавать свою вину и просить о помиловании) не могут не вызывать уважения. Лучшего кандидата на роль лидера либеральной оппозиции просто не найти. Развивается этакий синдром Нельсона Манделы — чем сильнее будут наказывать Ходорковского, тем выше в конечном итоге будет его авторитет. По большому счету, Ходорковский — единственный в России, с кем власть не знает, как договориться. Этим он и опасен. «Именно поэтому очевидно, что даже при самом благоприятном для него сценарии Ходорковскому не удастся выйти на свободу до завершения президентской кампании 2012 года», — считает Алексей Макаркин. Так же думает и Евгений Минченко, правда, он не исключает, что «весь срок Ходорковский не отсидит, но оптимальное время для его помилования — лето 2012 года». Напомним, что если бы не второе дело ЮКОСа, оба осужденных оказались бы на свободе уже в этом году: Лебедев — летом, а Ходорковский — осенью, как раз накануне декабрьских выборов в Думу и мартовских президентских.
   Однако новый их срок должен закончиться в 2017-м — накануне президентских выборов 2018 года (как известно, в соответствии с поправками в Конституцию, начиная с 2012-го, россияне будут выбирать президента не на четыре, а на шесть лет). Поэтому если следовать мягкому сценарию, то отпускать сидельцев надо сразу после ближайших выборов, чтобы иметь время уменьшить их влияние до 2018 года. Или их выпустят после 2018-го, но это будет означать, что понадобится и третье дело ЮКОСа.
   Готова ли власть пойти по жесткому сценарию, пока судить трудно. Однако, зная, как готовятся решения в Кремле и Белом доме, можно предположить, что, как всегда, там разрабатываются разные сценарии, чтобы в нужный момент можно было выбрать то, что в данный момент больше подходит. Это касается не только дела ЮКОСа: Путин вообще любит свободу маневра. А Медведев, будучи его политическим компаньоном, вероятно, шьет по тем же лекалам.
   Судя по всему, палитра возможных сценариев готовится и на период предстоящих избирательных кампаний. Возможно, жесткийприговор экс-владельцам ЮКОСа не случайно совпал по времени с жестким решением в отношении защитников 31-й статьи Конституции (Бориса Немцова со товарищи даже посадили на 15 суток), а также с брутальными высказываниями премьер-министра по поводу тех оппозиционеров, кто, по его выражению, «ураганил в девяностые». Если это так, то вряд ли стоит исключать «мобилизационный» сценарий предстоящих выборов. Если этот сценарий окажется востребованным, мы еще не раз услышим об «ураганивших в девяностые» и «шакалящих у посольств», как это было накануне прошлых выборов в Думу в 2007 году. Вот и выходит, что мы возвращаемся в нулевые, с которыми, казалось бы, распрощались буквально несколько недель назад под бой кремлевских курантов.

{PAGE}

   

   НА ЧТО ИМЕЮТ ПРАВО ОСУЖДЕННЫЕ МИХАИЛ ХОДОРКОВСКИЙ И ПЛАТОН ЛЕБЕДЕВ И ЧТО ИМ МОЖЕТ ЕЩЕ ГРОЗИТЬ?
   «В течение десяти дней со дня оглашения приговора обвиняемые или защитники могут подать кассационную жалобу. Она может быть короткой — просто несогласие с приговором. Суд вышестоящей инстанции может принять любое решение по делу и даже отменить приговор и прекратить уголовное преследование в связи с отсутствием события или состава преступления, а также в связи с недоказанностью вины подсудимых. Далее возможны варианты, в том числе и направление дела на новое расследование. Однако за последнее десятилетие не было практически ни одного факта отмены такого рода приговоров, если не считать случаи в мировых судах, где рассматриваются дела частного обвинения.
   Кроме того, осужденные по тяжким и особо тяжким преступлениям имеют право подать ходатайство об условно-досрочном освобождении, отбыв половину срока. При этом в законе не прописано обязательное признание вины.
   Еще одним поводом для освобождения от наказания или же снижения его срока является состояние здоровья осужденного. Есть перечень заболеваний, утвержденный постановлением правительства № 54 от 06.02.04. В него входят такие болезни, как туберкулез, заболевания эндокринной системы, органов кровообращения, психические, нервные расстройства, появление новообразований. Медицинская комиссия должна дать соответствующее заключение, с которым нужно обращаться в суд, но не факт, что он примет положительное решение.
   На амнистию Ходорковскому и Лебедеву рассчитывать не стоит — их судили за тяжкие преступления. Максимум, что может быть в связи с амнистией, — это уменьшение срока. Есть еще возможность помилования, но в этом случае сами осужденные должны писать прошение президенту».
   Записала Ирина Кезик

  

   ТРЕТЬЕ ДЕЛО ЮКОСа
   С точки зрения закона предъявление третьего обвинения бывшим владельцам ЮКОСа вполне реально. Если говорить об убийстве мэра Нефтеюганска Владимира Петухова, которое произошло в 1998 году, то срок давности по нему (это 15 лет) истекает в 2013 го-ду. При этом не имеет значения тот факт, что по этому делу уже осуждены Алексей Пичугин (пожизненное заключение, отбывает срок) и Леонид Невзлин (пожизненное заключение, осужден заочно, живет в Израиле). Если впоследствии выяснится, что кто-то еще имеет отношение к этому убийству, то этому человеку также должно быть предъявлено обвинение.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK