Наверх
21 октября 2021
Без рубрики

Архивная публикация 2007 года: "Дед, уйди или дай денег!"

Французским политикам не позавидуешь. С одной стороны, нужно, чтобы граждане выходили на пенсию как можно позже, иначе через полтора десятка лет наступит кризис пенсионной системы. С другой — где взять рабочие места для сеньоров, если их не хватает молодым?Семейная пара в возрасте лучезарно улыбается на фоне цветистого пейзажа. Подпись гласит: «Жизнь прекрасна. Пользуйся каждой ее минутой!» И хотя речь идет конкретно о 50-процентной скидке на железнодорожный транспорт, слоган применим для описания всего пенсионного периода жизни французов.

Во Франции стараются не употреблять слово «пенсионер». Считается, оно психологически ранит. В употреблении слово «сеньоры», проистекающее из прилагательного, обозначающего старшинство. Пенсионер — это старость, болезни, проблемы. Сеньор же — это прекрасное медицинское и социальное обслуживание, достойная пенсия и масса свободного времени. За них можно только порадоваться. Но трудно радоваться за тех, кто вынужден в условиях «солидарной» системы соцобеспечения оплачивать высокий уровень жизни сеньоров.

Сеньоры всех съедят

Официально французы, мужчины и женщины, выходят на пенсию в 65 лет — это средний возраст для стран Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). Однако 15 лет назад правительство Франции стало негласно стимулировать более ранний выход на пенсию, рассчитывая освободить рабочие места для молодого поколения. Предприятия с радостью ухватились за возможность избавиться от «заслуженных», но уже не очень эффективных сотрудников и нанять молодых и часто более дешевых специалистов.

Однако «почти пенсионеров» с хорошими постами и приличными зарплатами оказалось практически невозможно стронуть с места, ведь каждый дополнительный рабочий год увеличивает будущую пенсию. Проработав лишних пять лет, можно получить прибавку в 500 евро! Благо, современная медицина позволяет сохранять работоспособность долгие годы, да и 35-часовую рабочую неделю никак нельзя назвать непосильными условиями труда.

Те, чья работа скучна, а уровень оплаты низок, с радостью соглашаются досрочно уйти на заслуженный отдых. С финансовой точки зрения они почти ничего не теряют: минимальная пенсия (950 евро) почти совпадает с размером минимальной зарплаты.

Однако молодые не спешат занимать их места. «Мне надоело, что дедушка постоянно вспоминает о том, что он нашел работу в первый же день…» «Сеньоры нас всех «съедят»!» «Я, конечно, уважаю старость, но и в молодости хочется пожить». Вот лишь некоторые «крики души» участников интернет-форумов. И это французы, для которых пожилой человек — святое.

Поколения разделяет принципиально разное экономическое развитие страны. Послевоенные годы вошли в историю как «тридцать славных лет». Последнее десятилетие можно охарактеризовать названием книги Николя Бавереса — «Франция, которая падает». И хотя ситуация в экономике несколько улучшилась, о переломе говорить не приходится. Безработица достигает 10%. Потому-то так раздражают молодых рассказы старших о том, что они никогда не имели проблем с поиском работы. По всей стране растет количество судебных исков взрослых детей к родителям с требованием выделять им некий пенсион. По французским законам родитель обязан помогать ребенку, причем не сказано, до какого возраста. Если пять лет назад было зарегистрировано 30 обращений великовозрастных чад, то в прошлом году — уже 2000! И это только официально зарегистрированные случаи конфликта отцов и детей.

Получается, теперь не дети должны содержать родителей, а благополучные сеньоры своих деток, которые никак не могут встать на ноги — ведь хорошие рабочие места заняты пожилыми. По данным Еврокомиссии, через несколько лет почти половину рынка труда в ЕС займут люди пенсионного возраста.

Новые налоги или новые работники

Но те, кто продолжает работать на хороших постах, вызывая раздражение молодых амбициозных коллег, могут с гордостью называть себя олицетворением нового подхода к социальной политике, который выражается в стремлении вернуть на работу пожилое поколение.

Для европейских пенсионных систем сегодня желательно, чтобы люди работали до своих шестидесяти пяти, а в идеале и дольше. Продолжительность жизни растет, рождаемость снижается. А тут еще начало выходить на пенсию послевоенное поколение беби-бумеров. Если сейчас 5 работающих французов «содержат» одного пенсионера, то в 2030 году, если ничего не менять, на одного пенсионера будет приходиться всего 2 работника. К 2020 году дефицит пенсионного фонда Франции может достигнуть 50 млрд. евро, а к 2040-му — 100 млрд. евро.

По оценкам ОЭСР, к 2050 году расходы государств на пенсионеров превысят 11% ВВП, в развитых странах показатель может быть еще выше. Демографы предупреждают: если через 20 лет в системе пенсионного обеспечения ничего не изменится, большинство государств ЕС будет в состоянии обеспечивать лишь половину нынешнего уровня пенсий. Чтобы обеспечить другую половину, понадобятся либо новые налоги, либо новые рабочие руки. Если, конечно, будут свободные рабочие места.

Хорошо бы, рассуждают европейские политики, установить, как в Корее, пенсионный возраст в 67 лет. Но где взять для всех работу? И как заставить предприятия в условиях высокой безработицы нанимать сеньоров? Тем более что пожилые, как правило, не стремятся переучиваться, компьютером овладевают с трудом.

Социальная реклама рассказывает, как сеньоры могут и хотят работать, в то же время 60% директоров по кадрам заявляют, что, несмотря на изменившийся вектор социальной политики, по-прежнему будут стимулировать ранний выход на пенсию и нанимать молодых сотрудников, с меньшими зарплатами и запросами. А с сеньорами пусть разбирается правительство.

Социальный арбитраж

Бороться с требованиями сеньоров практически невозможно — слишком много привилегий было дано им в свое время. Всегда легко обещать что-то хорошее, но чрезвычайно трудно включать «задний ход», особенно в условиях жесткой политической борьбы.

Пока французские политики ограничиваются призывами к старшему поколению более ответственно относиться к своим медицинским тратам. Ведь выплата пенсий — только одна статья расходов. В не меньшую сумму обходятся бюджету медицинские и социальные услуги пенсионерам.

В системе соцобеспечения уже зияет финансовая дыра. А как ей не быть, когда при малейшем недомогании большинство сеньоров укладываются в постель и вызывают сиделку из социальной службы, которая помимо прочего должна поддерживать в квартире порядок?

Особенно запомнилась одна история про старушку, лет десять страдавшую, как она считала, от тяжелой болезни и выживавшую только благодаря горам поглощаемых (и оплачиваемых государством) лекарств. Потом появился молодой лечащий врач, который заставил ее пройти обследование, обнаружил, что болезни нет и в помине, и отказался выдать ей рецепт на дорогостоящие препараты. Бабушка устроила скандал. В результате доктор по сей день продолжает выписывать абсолютно ненужные ей лекарства.

Еще случай: предпенсионного возраста бойкая француженка настаивает на ранней пенсии на том основании, что она не может работать из-за судорог, которые случаются... по ночам. И она наверняка своего добьется. Не случайно исследовательский центр Credos отметил: «Старение само по себе не повышает фатально затраты. Рост затрат — это вопрос выбора и социального арбитража».


«Сеньоры так же эффективны, как и молодежь»

Фредерик Серрьер, демограф:

— Первые беби-бумеры в этом году начнут выходить на пенсию. Пора ли поднимать пенсионный возраст?

— Сейчас уже поздно что-либо предпринимать. Беби-бумеры — один из самых многочисленных сегментов населения. Допустят ли они, чтобы им повысили пенсионный возраст или сократили пенсии, как это, например, произошло в Японии? Социологические исследования показывают, что повсюду беби-бумеры склонны преувеличивать свою будущую пенсию. Французские считают, что они будут получать процентов на 30 больше того, что им действительно полагается, а половина английских беби-бумеров преувеличивают будущую пенсию вдвое. Но «золотой век» закончился. Самое богатое поколение рискует оказаться самым бедным, ведь, согласно исследованиям, 46% беби-бумеров, если ничего не изменять в пенсионной системе, через 20 лет будут жить в бедности.

Правительства попали в ловушку. Политики понимают, что необходимо повышать пенсионный возраст перед массовым выходом на пенсию послевоенного поколения. Однако предприниматели не готовы предоставлять рабочие места пожилым, да и многие из них сами не рвутся работать. Девять из десяти английских предприятий заявляют, что не хотят брать на работу сеньоров.

— Неужели нет ни одного положительного примера решения проблемы?

— Есть. Финляндия. Доля занятых среди лиц пожилого возраста была там чрезвычайно низкой, пока в 2000 году правительство не инициировало кампанию в пользу занятости сеньоров. Франция начала такую кампанию только сейчас, и нам ожидать эффекта стоит не раньше чем лет через пять.

Италия, Германия, Франция, Англия — все эти страны в свое время стимулировали более ранний выход на пенсию, чтобы освободить места молодым. Считалось, что пожилые не могут адекватно работать. Но это не так! Исследования показывают: работники-сеньоры так же эффективны, как и молодежь. Только изменив менталитет общества, мы можем ставить вопрос о повышении пенсионного возраста.

Оперативные и важные новости в нашем telegram-канале Профиль-News
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Самое читаемое
21.10.2021