Наверх
14 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2009 года: "Дедушкины внуки"

Сегодня в российской элите не осталось никого, кто оказался или
сохранился у власти вопреки или помимо воли Путина. В этом смысле всем
без исключения ельцинским назначенцам пришлось в 2000-е пройти через
процедуру «перезагрузки» — то есть доказывать свою необходимость и
политическую состоятельность уже новому президенту и обзаводиться
новыми политическими союзниками. Тем, кому это не удалось, а также тем,
кто не захотел этого сделать, пришлось уйти.

Семь Я

   В первую очередь это относится к знаменитой «семье» первого
президента России. Закат клана во главе с дочерью Бориса Ельцина
Татьяной Дьяченко, ее мужем Валентином Юмашевым и демиургом
позднеельцинской политики Борисом Березовским начался практически сразу
после отставки Бориса Ельцина. Первым серьезным кризисом для «семьи»,
считает президент информационно-аналитического центра «Панорама»
Владимир Прибыловский, стало падение самого Березовского. Фактически на
примере олигарха Путин продемонстрировал, как нельзя выстраивать
отношения с властью в новых условиях, предложив при этом остальным
«семейным» подумать над тем, как можно было бы их выстроить. В итоге
все всё поняли и правила игры приняли. Поэтому для большинства
представителей клана конфликт Березовского с властью прошел без
последствий — за редким исключением они либо безоговорочно встали на
сторону президента, либо заняли позицию дружественного нейтралитета.
   При этом в течение первого срока Владимира Путина миф о
дееспособности «семейного» клана продолжал жить своей жизнью. Это и
понятно: два видных выходца из ближайшего окружения Ельцина продолжали
занимать ключевые посты — Александр Волошин вплоть до осени 2003 года
руководил кремлевской администрацией, а Михаил Касьянов до весны 2004
года возглавлял правительство РФ.
   Остальные члены «семьи» постарались минимизировать свою публичную
активность, чтобы не порождать в укрепляющейся новой элите ненужных
воспоминаний о тяжелой и беспросветной юности. В первую очередь это
касается четы Дьяченко—Юмашев, которые в начале 2000-х практически
утратили влияние и большую часть времени проводили за границей. Теперь
Татьяна Дьяченко возглавляет совет Фонда Ельцина — это не более чем
просветительское учреждение, финансируемое, правда, из бюджета.
   Что касается остальных «семейных», то для продолжения карьеры они
были вынуждены рассчитывать исключительно на свои силы, личные связи с
новым президентом и союзы с представителями новых питерских
группировок, которые тот привел во власть.

Выезды на обочину

   Негласное соглашение между Путиным и Ельциным о моратории на крупные
кадровые перестановки в верхних эшелонах российской власти действовало
всего год после отставки первого президента России, считает гендиректор
Центра политической информации Алексей Мухин. В дальнейшем началось
планомерное вытеснение старой ельцинской элиты с ответственных постов в
правительстве и администрации президента. С одной стороны, сказалась
неприязнь ряда наиболее влиятельных соратников Путина (прежде всего,
выходцев из спецслужб) к ближайшему ельцинскому окружению. С другой —
Путину на первых порах нужно было избавляться от имиджа креатуры Бориса
Березовского и «семьи», поэтому его отмежевание от представителей этого
клана проходило наиболее последовательно.
   В итоге к началу второго срока Путина своих постов в правительстве
лишились практически все «семейные» и их креатуры. По большей части
речь шла о почетных отставках — как в случае с Виктором Калюжным (до
избрания Путина — министр топлива и энергетики, затем, вплоть до
августа 2004 года, — замглавы МИДа, затем — посол РФ в Латвии, сейчас —
председатель совета фонда «Национальный нефтяной институт»), Михаилом
Лесиным (до апреля 2004 года — министр по делам телерадиовещания и
средств массовых коммуникаций, сейчас — советник президента РФ),
Анваром Шамузафаровым (до октября 2002 года — глава Госстроя, сейчас —
директор департамента строительства Минрегионразвития).
   Впрочем, не обошлось и без скандалов. Так, один из наиболее ярких
представителей ближайшего ельцинского окружения — ныне покойный министр
путей сообщения Николай Аксененко был вынужден покинуть свой пост в
2002 году после возбуждения против него уголовного дела, а креатура
Михаила Касьянова — руководитель Росимущества Владимир Малин «попал под
раздачу» в ходе дела ЮКОСа и был приговорен к 4 годам условно. Еще один
видный представитель «семейного» клана, бывший глава Минатома Евгений
Адамов, ушел со своего поста в 2001 году довольно тихо и мирно.
Неприятности у него начались 4 года спустя, когда он был арестован в
Швейцарии по обвинению в мошенничестве, выдвинутому против него в США.
Пикантность ситуации заключалась в том, что американская Фемида
потребовала экстрадировать для судебного разбирательства носителя
российских атомных секретов. Чтобы вытащить Адамова из Швейцарии,
российской Генпрокуратуре пришлось спешно заводить на него уголовное
дело и требовать его экстрадиции на Родину. После долгих торгов со
швейцарским правосудием бывший глава Минатома был все же выдан России и
получил здесь условный срок. Видимо, в наказание за доставленные
неудобства.
   Другой швейцарский сиделец — бывший управделами президента, а с 2000
года госсекретарь Союзного государства России и Белоруссии Павел
Бородин выпутался из аналогичной истории сравнительно легко. В 2001
году он, наоборот, был задержан в США и выдан Швейцарии, где против
него было выдвинуто обвинение в отмывании денег и коррупции. Четыре
месяца спустя он был освобожден под залог, однако обвинение в коррупции
с него так и не было снято. На карьеру Бородина в России этот скандал
никак не повлиял. Что и понятно — в 1996 году именно в ведомстве
всесильного тогда Пал Палыча Владимир Путин смог продолжить прерванную
из-за поражения Анатолия Собчака карьеру. Такое не забывают.
   Дольше других из чиновников, близких в свое время к «семье», на
первых ролях задержался бывший глава Пенсионного фонда РФ, а затем
глава Минздравсоцразвития Михаил Зурабов (ныне — советник президента
РФ) и зять первого президента, до недавнего времени президент ОАО
«Аэрофлот» Валерий Окулов (отставлен с этого поста всего пару недель
назад и назначен замглавы Минтранса).

Рецепты долголетия

   «За моей спиной стояла большая, крепкая, слаженная команда. И если
кому-то этот термин «семья» больше нравится, можно сказать и так», —
написал Борис Ельцин в своей книге «Президентский марафон».
   Среди перечисленных первым президентом в своих мемуарах 22 членов
своего ближайшего окружения действующими фигурами сегодня являются 8
человек: Анатолий Чубайс, Александр Волошин, Джохан Поллыева, Владислав
Сурков, Константин Эрнст, Олег Добродеев, Алексей Громов, а также
Сергей Приходько. К ним необходимо добавить не упомянутых Ельциным
людей, имеющих «семейные» корни и заметный вес в нынешней политической
элите, — первого вице-премьера Игоря Шувалова, а также бизнесменов
Романа Абрамовича и Олега Дерипаску.
   Что помогло им выжить и даже укрепить свои позиции в путинской властной вертикали?
   Во-первых, лояльность. «Контракт включает лояльность», — так
сформулировал главное условие политического выживания один из наиболее
ярких представителей ельцинского окружения, сумевший стать ключевой
фигурой команды Путина. Пример Бориса Березовского и Михаила Касьянова
показал, что единственной альтернативой являлась полная маргинализация
и уход в политическое небытие. Большинство представителей старой
ельцинской элиты, которые сумели закрепиться в путинском истеблишменте,
свой выбор сделали еще в ходе конфликта Бориса Березовского с
президентом.
   Во-вторых, профпригодность. Целый ряд назначенцев Ельцина при Путине
пришлись ко двору в качестве опытных администраторов-технократов.
Особенно значимым этот фактор оказался в начале правления Путина, пока
пришедшая с ним команда, многие представители которой до той поры не
занимали никаких значимых государственных постов, не успела набраться
собственного административного и аппаратного опыта. Например, Александр
Волошин на посту руководителя администрации президента стал одним из
главных архитекторов выстраивавшейся в первые годы правления Путина
вертикали власти и в течение долгого времени был в этой роли незаменим.
Репутация незаменимого чиновника определила политическое долголетие
первого замглавы кремлевской администрации Владислава Суркова. То же
самое можно сказать и про Анатолия Чубайса. «Есть основания думать, что
Путин относится к Чубайсу с антипатией, однако он, несомненно, уважает
его как администратора и политика», — уверен Владимир Прибыловский.

Ставка на нового лидера

   В наши дни для ряда выходцев из окружения Ельцина ключевой, как ни
странно, оказалась ставка на Дмитрия Медведева. Тесные связи с третьим
президентом сыграли решающую роль в карьерах по крайней мере двух
политиков, имеющих «семейные» корни, — Александра Волошина и Игоря
Шувалова.
   Волошин после реструктуризации РАО ЕЭС, в котором он возглавлял
совет директоров, не только не потерялся, но и получил аналогичную
должность в «Норильском никеле». Это и понятно: еще в 2000 году он стал
начальником Медведева в кремлевской администрации, и поговаривают, что
еще тогда между ними установились весьма доверительные отношения.
Достаточно вспомнить пассаж из книги Путина «От первого лица»: «Мы с
ним (с Волошиным. — «Профиль») вместе обсуждали, кого можно было бы
поставить на его место, говорили про Диму Медведева. Волошин сам
сказал: «Пусть замом Дима поработает, потом, может быть, вырастет и
будет вариант на мою замену». Так и случилось, причем Дима оказался
«вариантом на замену» не только Волошина…
   «Александр Волошин — это учитель аппаратного ремесла для Дмитрия
Медведева, — считает Алексей Мухин. – Именно эти отношения между
учеником и учителем оказали решающее влияние на продвижение Александра
Стальевича в последнее время, а вовсе не его прежние связи с
представителями «семьи». В итоге сегодня околовластная молва все чаще
приписывает ему роль теневого координатора коалиции, которая
складывается вокруг Медведева. Впрочем, сам Волошин от этой роли
открещивается…
   Еще один политик с «семейными» корнями (в «семью» его привел близкий
к Юмашеву и Березовскому предприниматель Александр Мамут), находящийся
сегодня на вершине власти, первый вице-премьер Игорь Шувалов также
обязан своим нынешним карьерным взлетом Дмитрию Медведеву. По мнению
Мухина, Шувалов переориентировался на Волошина и Медведева в самом
начале 2000-х. Благодаря добрым отношениям с этими чиновниками он
безболезненно пережил вынужденную отставку с поста руководителя
аппарата правительства Касьянова (по некоторым данным, она была вызвана
ссорой Шувалова с премьером), и через некоторое время по их протекции
он был назначен помощником президента.
   Став после избрания Медведева первым вице-премьером, Шувалов
превратился не просто в ключевую фигуру в кабинете Владимира Путина.
Кандидатуру Шувалова нет-нет да и называют среди тех, кто имеет
реальные шансы заменить второго президента на должности председателя
правительства. Конечно, если тот задумает пойти на повышение…

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK