Наверх
15 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2002 года: "Дело Ильича"

История Карлоса-Шакала — террориста номер один 70-х годов — многое объясняет как в прошлом мирового экстремизма, так и в его настоящем. Однако она по сей день ждет своего завершения. Слишком многие участвовали в написании этой истории — те, кому сегодня не с руки заполнять ее пустующие страницы.Верный солдат палестинской свободы, в разные годы Карлос работал на Вади Хаддада, Муамара Каддафи, Саддама Хусейна, Хафеза Асада, Фиделя Кастро, Джорджа Хаббаша, итальянские «Красные бригады», колумбийскую М 19 и германскую RAF Баадера-Майнхофф. На его счету — похищения людей, угоны самолетов, атаки на европейские города и сотни жертв. При этом прототип шпионских кинолент тех лет в течение двух десятилетий был культовой фигурой для западной молодежи, считавшей, что экстремизм лучше конформизма.
В 80-е Шакал скрылся из поля зрения своих преследователей. Разноречивая информация о его местонахождении перемежалась с донесениями о смерти. На нем поставили крест. «Сегодня он интересен разве что историкам, — писал о Карлосе шеф ЦРУ по борьбе с терроризмом Винсент Каннистрато. — Коммунистический бочонок с виски, от которого отвернулись все мусульманские лидеры. Он только и делал, что пил, и навряд ли был в состоянии совершить теракты, которые ему приписывают за неимением других имен».
Распад СССР и крушение Берлинской стены, породившие глобальную неразбериху, вернули Шакала на авансцену истории. Волна терактов против Израиля и Франции напомнила миру о его существовании, и погоня за террористом возобновилась. Его арест стал возможен только благодаря предательству Судана, чьи власти приняли Карлоса под свое крыло, а после сдали французам. 14 августа 1994 г., усыпленного, его перевезли во Францию спецрейсом Хартум—Париж.
В 1997-м террориста приговорили к пожизненному заключению, каковое он отбывает поныне в парижской тюрьме Санте. Свободное время 52-летний бандит посвящает чтению книг и написанию трудов по марксизму. Периодически он обращается к «городу и миру», давая оценку событиям международной политики. Одним из последних таких «мессиджей» стало открытое письмо главе Народного фронта освобождения Палестины (НФОП) Джорджу Хаббашу, направленное в день гибели палестинского лидера Абу Али Мустафы. В нем Карлос оплакивает уход товарища по оружию и призывает мусульман к бойкоту Израиля и США — истинных виновников смерти героя: «Он пал от израильских ракет. Но заказ поступил из Вашингтона. Янки следует быть осмотрительнее».
Угроза оказалась тем более актуальной, что письмо было отправлено 28 июля 2001 года — за полтора месяца до атаки на Америку.
Ленин, партия, комсомол

Карлос-Шакал родился 12 октября 1950 г. в Каракасе в семье венесуэльского миллионера (по совместительству — основателя венесуэльской компартии) Хосе Альтаграсиа Рамиреса Наваса. Приверженность отца идеалам марксизма-ленинизма была столь велика, что сыновей он назвал Владимиром, Ильичем и Лениным — в честь основателя рабоче-крестьянского государства. Полностью разделяя взгляды отца, будущий гроза Интерпола тем не менее предпочел своему настоящему имени — Ильич Рамирес Санчес — псевдонимы Карлос и Шакал. Под ними он и вошел в историю.
«Пионерское детство» Ильича началось на тренировочных базах Кастро, «комсомольская юность» пришлась на лагеря террористов в Иордании. В 14 лет он стал коммунистом. В 1968-м поступил в Университет дружбы народов имени Патриса Лумумбы — «рассадник международного терроризма и вотчину КГБ», как характеризуют почтенный вуз некоторые западные обозреватели. Но окончить его у Карлоса не получилось: в 1971-м его исключили за «фривольное поведение». Однако время, проведенное в университете, не прошло даром. Там юноша познакомился с Мохаммедом Будия — шефом европейского отдела НФОП. Тогда же он впервые соприкоснулся с КГБ. Его связи с Комитетом не доказаны, однако, в глазах западной прессы, это само собой разумеющийся факт.
Потерпев фиаско в Москве, Карлос примкнул к группе «Черный сентябрь», сформированной из участников боев в Иордании, когда король Хуссейн решил изгнать распоясавшихся палестинских боевиков с территории страны. Для Карлоса этот конфликт стал боевым крещением. По свидетельству очевидцев, уже тогда его отличали особые хладнокровие и бесстрашие. Он убивал, как дышал.
Тогда же, в начале 70-х, Ильич принял участие в 4 акциях Джорджа Хаббаша — угонах пассажирских самолетов, предпринятых в знак протеста против американских военных поставок Израилю. Усердие дебютанта было отмечено, и в феврале 1971-го его отправляют в Лондон — шефом ячейки НФОП в Великобритании.
Список Карлоса

Международный терроризм в те годы был не менее интегрирован, чем сегодня. А может, и более — учитывая популярность, которой пользовались исламисты. Их ячейки множились во Франции, Италии и Германии, с ними сотрудничали все известные террористические организации планеты. По количеству терактов 70—80-е безусловно опережали наше время. При этом террористам тех лет не хватало опыта, так что более половины акций заканчивалось ничем. Бомбы не взрывались, оружие давало осечку, и один за другим незадачливые коммандос с липовыми паспортами и взрывчаткой в трусах попадали в лапы таможенников. Это был бег по кругу: первая акция заканчивалась задержанием террористов, последующие были направлены на их освобождение.
В этой питательной среде Ильич чувствовал себя как рыба в воде. Жил он в респектабельном Челси — в квартире, которую снимала его семья, также перебравшаяся в Лондон. Непосредственным начальником Карлоса был тот самый Мохаммед Будия, с которым он сошелся в Москве. Под его руководством венесуэльский стажер приступил к выполнению своей миссии — выявлению европейских сионистов, объектов будущих похищений и убийств. Под «сионистами» подразумевались бизнесмены, политики и звезды шоу-бизнеса — тайные или явные сторонники Израиля. К декабрю 71-го черный список Карлоса был готов. В него входили сотни имен, адреса, телефоны, контакты предполагаемых жертв.
Прощай, крошка

Другой обязанностью Карлоса было рекрутирование новых членов НФОП. Их он подыскивал среди женщин, которые были не в силах устоять перед его латиноамериканским шармом. Это ноу-хау он перенял у своего шефа, справедливо полагавшего, что соблазненные им европейки со временем становятся самыми отчаянными террористками.
Между тем пока бывшие однокашники расслаблялись в Лондоне, их собратья по цеху трудились не покладая рук. В феврале 1972 года группа Хаддада захватила лайнер Lufthanza рейсом на Аден. Одним из 172 пассажиров был Джозеф Кеннеди — племянник сенатора Роберта Кеннеди. Его освобождение обошлось германскому правительству в $ 5млн. Через 3 месяца боевики Японской Красной Армии совершили налет на аэропорт Лод в Тель-Авиве. В результате атаки было убито 23 и ранено 76 пассажиров. В сентябре того же года «Черный сентябрь» устроил печально знаменитую бойню на мюнхенских Олимпийских играх. Ее итогом стала гибель 11 израильских спортсменов. Об этих подвигах Карлос узнавал из газет и досадовал, что руководство не прибегло к его услугам.
Спустя год у него появился еще один повод для расстройства. 28 июня 1973 года, возвращаясь от очередной любовницы, Мохаммед Будия сел в автомобиль, но до дома так и не доехал. Машина была начинена взрывчаткой, и беднягу разнесло на куски. Оплакав начальника, Ильич отправился в Бейрут просить назначения на освободившееся место.
Ильич в Париже

Вопреки ожиданиям, главой европейского НФОП сделали не Карлоса, а другого члена организации — Мишеля Мукарбаля. Раздраженный невниманием начальства, Ильич с удвоенным рвением берется за дело. Его первыми большими акциями стали покушение на владельца магазинов Marks&Spencer Джозефа Сиеффа и атака на Israeli Hapoalim Bank в Лондоне. Обе не удались: Сиефф выжил, а взрывное устройство, брошенное в вестибюль банка, не сработало. Но на третий раз Карлосу повезло: из четырех машин, припаркованных к четырем редакциям парижских СМИ, три взорвались. К тому времени он переехал в Париж — первым замом руководителя НФОП-Европа.
Cледующая операция — совместная с тремя членами Японской Красной Армии — показательна в том смысле, как действовали в те годы европейские разведки. Одного из японцев — Ютаку Фуруйю — арестовали сразу же по прибытии в парижский аэропорт Орли. При нем обнаружили несколько поддельных паспортов, $10 000 фальшивых купюр и план атак на японские объекты в семи европейских городах. Фуруйя признал, что принадлежит ЯКА и является сторонником НФОП. Тем не менее его приговором стали несколько месяцев тюрьмы за нарушение паспортного режима и провоз фальшивых денег. Сообщников же Фуруйи от греха подальше выслали в Швейцарию, а оттуда — в Голландию. Довольные таким поворотом событий, через несколько дней они атаковали французское посольство в Гааге и захватили его главу — Жака Сенара. В обмен террористы потребовали Фуруйю и «Боинг-707». С французской стороны переговорами руководил тогдашний премьер Франции Жак Ширак. Желая ускорить их ход, Карлос предпринял еще один теракт — взрыв у парижского кафе «Де Маго». Кафе помещалось в самом центре торгового квартала. Осколочной гранатой, брошенной в толпу, было убито 2 и ранено 34 человека. И Франция сдалась. Через 2 дня Фуруйю освободили, а террористы получили самолет и $300 000 в придачу.
Стоявший за этими атаками Хаддад оценил усердие Ильича. Отныне ни одна из громких акций не проходила без его участия. Некоторые из них проваливались. Почему — вскорости выяснилось.
Иуда

7 июня 1975 года в аэропорту Бейрута арестовали Мукарбаля. На допросах он показал, что работает на Хаббаша и что его напарником является некто Нуреддин. Потом предателя отпустили, и он направился в Париж — с сыщиком на хвосте. Арестованный повторно уже во Франции, Мукарбаль дал более подробную информацию о своем сообщнике, умолчав об одном: что это — венесуэлец Карлос, его заместитель по европейскому НФОП. Полиция не замедлила явиться по указанному адресу — в дом одной из любовниц Ильича на Рю Тулье.
В момент, когда в дверь постучали, вечеринка была в разгаре. Карлос находился в туалете. Спрятав оружие, он вышел в комнату и принялся успокаивать полицейских. Беседа приняла мирный характер, гостям предложили напитки, а кто-то из присутствующих замурлыкал латиноамериканские песни. В эту минуту и появился Мукарбаль в сопровождении трех агентов. На вопрос, кого из присутствующих он может опознать, Иуда протянул руку и указал на Карлоса. Карлос тоже протянул руку — и расстрелял Мукарбаля и его провожатых. Как это ни странно, ранее французские власти не догадывались о существовании Ильича. Однако отныне он сделался их врагом N1. Убийство агентов было инкриминировано Карлосу при аресте. И за них — а не за десятки других французов, немцев, евреев и англичан — мотает он сегодня свой срок в парижской Санте.
Что до Мукарбаля, то, как выяснилось, еще с 1973-го он работал на Моссад. Именно он сдал израильтянам однокашника Ильича — Мохаммеда Будия.
Звездный час

Отправив к праотцам второго начальника, Карлос возглавил НФОП-Европа. На этом посту он провел самую известную из своих операций — похищение 63 министров нефти прямо с конференции ОПЕК (Вена, 21 декабря 1975 г.). Переговоры об их освобождении длились несколько дней. Террористам был выделен самолет, на котором заложников перевезли в Алжир. Репортеры, допущенные освещать событие, запечатлели немало сногсшибательных кадров — вроде горячего рукопожатия, которым наградил Ильича глава австрийского МВД Отто Роеш, прощаясь с бандитом в аэропорту Вены, или объятий, коими сопровождалось расставание захваченных министров с Шакалом. Каждый из них увозил автограф Карлоса, взятый накануне в салоне самолета.
До сих пор многое в этом деле остается необъясненным. Как группе из 7 террористов удалось беспрепятственно проникнуть в зал заседаний? Почему Карлос не убил министров Йемена и Саудовской Аравии — ведь их «заказал» Хаддад? Кто вообще заказывал музыку?
Операция завершилась освобождением министров в обмен на выкуп в $5 млн., который заплатили австрийские власти. Эти деньги пошли на нужды палестинской независимости. Однако кроме них Карлос получил еще и пожизненную пенсию от Саддама Хусейна ($1 млн. в год), просвистевшую мимо кассы НФОП. Такая же судьба постигла и «грандиозную сумму» (выражение сообщников Ильича, участников захвата), перечисленную саудовскими и йеменскими властями за министров-смертников, отпущенных восвояси. Ее размеры остаются загадкой по сей день. По словам террористов, речь идет о $20—50 млн.
Переговоры с преступниками вел глава алжирского МВД, ныне премьер этого государства, Абдель Азиз Бутефлика. Он так увлекся, что по окончании операции был не в силах расстаться с террористом, пригласил его в Алжир, поселил на правительственной вилле и выделил личную охрану.
Вопросы без ответов

Истинную подоплеку происшедшего знал один-единственный человек — глава НФОП и босс Карлоса Вади Хаддад. Но в марте 1978-го, во цвете своих 49, он скоропостижно скончался. Предположительно, от лейкемии. Согласно другим версиям, Хаддада отравили по распоряжению Саддама, взявшего Карлоса под свою личную опеку. Накануне палестинский лидер выгнал ослушника из НФОП — за то, что тот сохранил жизнь йеменскому и саудовскому министрам. «Звезды неохотно следуют инструкциям, — сказал он при этом. — Ты не выполнил мои. Ты свободен». Впоследствии Карлос представлял уход из НФОП как свое личное решение. Это неправда.
С тех пор Ильич стал «террористом по найму». В этом качестве свои услуги он предоставлял не только Саддаму. Вместе и по отдельности за ним охотились разведки всех стран. Между тем мировые лидеры то давали ему пристанище, то клеймили как опаснейшего террориста. Подобная неопределенность в оценках создавала Карлосу имидж супергероя и рождала миф о его особой неуловимости. Хотя вряд ли его боевые качества сильно отличались от сноровки других террористов, и, когда в этом возникла необходимость, поймать его не составило труда.
В январе 1994-го президенты США и Сирии встретились в Женеве. Асад предложил Клинтону голову Карлоса в обмен на вывод Сирии из «черного списка» США. Клинтон согласился. К договору присоединились Иран (также в обмен на выход из списка) и Судан, чьи власти приютили террориста. По слухам, на захват Карлоса суданская полиция получила $1 млн. Напрасная трата. Карлос ничего не подозревал и, когда за ним пришли, находился в больнице. Его погладили по голове, сделали инъекцию, связали, упаковали в мешок и отвезли во Францию. Сведения о его местонахождении предоставило ЦРУ. Что оно делало с этой информацией до тех пор — непонятно. Почему именно во Францию — тоже. Это не единственная страна, перед которой он провинился. Сейчас этими вопросами задается президент Венесуэлы Уго Чавес, с начала своего правления развернувший шумную кампанию по экстрадиции террориста на родину. Он, кстати, Ильича террористом и не считает.
Сходного мнения придерживается и адвокат Карлоса, француженка Изабель Кутан-Пейр. Она настолько очарована Ильичем, что собралась за него замуж. По словам невесты, иных чувств, кроме восхищения, ее подзащитный у нее не вызывает. С ним ее объединяет идейная близость. Впрочем, Кутан-Пейр — известная оригиналка. Ее вторым «братом по крови» является другой ее клиент — марокканец Заккария Муссауи. Его судят как участника атак 11 сентября.

САША КАННОНЕ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK