Наверх
22 октября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "ДЕЛО ВРАЧЕЙ"

Закон об обязательном страховании профответственности медиков — необходимый, но недостаточный элемент в реформировании отечественной медицины.    Не так давно в Общество защи-ты пациентов об-ратилась заслужен-ная артистка России, дочь известного поэта Александра Галича Алена Архангельская-Галич с претензией на некачественную операцию по круговой подтяжке лица в клинике «Ла Страда». По утверждению Алены Архангельской-Галич, она выбрала клинику, узнав из рекламы, что в ней оперировались известные представители кино. Операция состоялась в июне 2008-го, и результат оказался весьма плачевным: из-за ошибки хирурга Валентина Шаробаро у пациентки наступил час-тичный паралич лицевого нерва. Данный факт был задокументирован на фото и видео при повторной операции, которую проводил уже другой хирург — доктор медицинских наук Цицино Шургая. Алена Архангельская-Галич обратилась в «Ла Страда» с требованием вернуть ей деньги за операцию, а также компенсировать стоимость повторной процедуры и физиотерапевтического лечения. Представители клиники на протяжении шести месяцев обещали вернуть ей деньги в досудебном порядке, но обещание так и не выполнили. В итоге Алена обратилась в суд, два заседания которого клиника попросту игнорировала.
   
«ЧУДО» МЕДИЦИНЫ
   К сожалению, обращаясь в частные клиники, люди платят большие деньги, а взамен порой получают физические и психологические травмы. В государственных медучреждениях ситуация обстоит еще хуже: «бесплатная» медицина чревата не только непрофессионализмом врачей, но и элементарной халатностью. Государство же никак не регулирует правоотношения, возникающие при обращении пациента к врачу. Обязательное страхование ответственности ме-дицинских специалистов в стране отсутствует. Но даже его, как выяснилось, пока вводить преждевременно, у нас не решены куда более важные задачи.
   По данным Общества защиты пациентов, неудовлет-воренность клиентов результатами, например, пластических операций достигает 60% от общего их количества. Но если на «пластику» пациенты идут по доброй воле, в какой-то мере сознательно беря на себя риски, то при оперативном лечении различных заболеваний от пациента, как правило, мало что зависит. Люди, чьи истории удалось узнать корреспонденту «Профиля», возможно, не потеряли бы своих близких, если бы вообще не обратились к врачам.
   Об одном таком печальном случае корреспонденту «Профиля» рассказал Александр Собянин из Каменск-Уральского. У Александра погибла жена, 27-летняя Виктория. Вся эта история — цепочка непрофессиональных и халатных действий врачей самых разных организаций. «Моя жена бы-ла здоровой женщиной, у нее не было никаких хронических заболеваний, — рассказывает Александр. — 21 ию-ля 2008 года Вика родила здорового ребенка». Но в се-редине октября 2009 года Виктория начала жаловаться на усталость и недомогание, прибывшая однажды «скорая помощь» увезла ее в больницу №5, где молодой женщине в течение трех дней ставили капельницы с глюкозой. После выписки из больницы состояние здоровья у Виктории не улучшилось, а когда в ноябре она обратилась к участковому врачу, тот в медкарте сделал запись с перечислением симптомов сахарного диабета и выписал направление на анализы, в том числе на сахар. Но на следующий день у Виктории поднялась температура, и муж вновь вызвал «скорую». «Осмотрев больную, фельдшер сказал, что надо идти на прием к своему дежурному врачу, и дал таблетки парацетамола», — рассказывает Александр. Супруг самостоятель-но доставил молодую женщину в больницу, но без направления лечащего врача их не принимали. «Я повез Викторию к своему лечащему терапевту, было около 17 часов. Анализ крови на сахар показал 35.0. После этого врач сразу вызвала «скорую помощь», Викторию увезли в больницу №3″. Однако, как рассказывает Александр, почему-то по пути в эту больницу «скорой помощи» понадобилось заехать в другую клинику, чтобы забрать больного мужчину. «Только после этого мы приехали в больницу №3, где Викторию сразу увезли в реанимацию», — добавляет Александр. Но она впала в кому и на следующий день умерла. «После проведения вскрытия патологоанатом нам объяснил, что у Виктории был сахарный диабет, и продолжалось это шесть недель, — говорит муж Виктории. — Считаю виновными в смерти моей жены сотрудников «скорой», которые могли оказать необходимую помощь, но не сделали этого. И врачей больницы №5, которые халатно отнеслись к здоровью моей жены, так как капельницы с глюкозой ухудшили ее состояние и повысили содержание сахара в крови».
   
ДОБРОВОЛЬНОЕ ДЕЛО
   По данным «Лиги защиты пациентов», ежегодно в России от врачебных ошибок погибают 50 тыс. человек. Официальной статистики, как ни странно, нет. До суда доходят лишь отдельные дела, сейчас по всей России в пользу пациентов ежегодно принимается всего около 300 судебных решений, а суммарный размер возмещений находится на уровне 8 млн рублей. Ни у кого не возникнет сомнения, что 27 тыс. рублей — а именно таков средний размер возмещений, которые получают россияне по судебным искам, связанным с врачебными ошибками, — зачастую не могут компенсировать пострадавшим вред, нанесенный здоровью. «Сегодня за врачебную ошибку по халатности можно только посадить, доказав перед этим умысел совершенного деяния», — говорит член комитета Госдумы по охране здоровья Татьяна Яковлева.
   В стране между тем существует добровольное страхование профессиональной ответственности врачей, ко-торое предлагается медучреждениям. С одной стороны, такой вид страхования может оградить лечебные организации от необходимости выплачивать компенсации из своего кармана, а с другой — выплаты должны быть адекватны ущербу, нанесенному пациенту. Но это — в идеале, на самом деле ситуация на рынке аховая. Как утверждает Татьяна Чувилина, начальник отдела развития страхования финансовых рисков и ответственности компании «АльфаСтрахование», договоры страхования имеют всего около 5% медицинских учреждений от общего числа по всей России. Большая часть из них — это частные клиники, но, как известно, в нашей стране медицина на 80% является государственной. Понятно, что немаловажен и вопрос стоимости таких полисов: госбольни-цам и поликлиникам деньги брать неоткуда. «Несмотря на то, что законодательно определены рамки страхования профответственности врачей, не определены ис-точники его финансирова-ния для бюджетных мед-учреждений, — поясняет Татьяна Горожанкина, замдиректора дирекции ДМС страховой компании «МАКС». — Страховую премию можно оплачивать либо из внебюджетных поступлений, либо из личных средств работников в рамках коллективного договора». Понятно, ни первый, ни второй вариант бюджетников не устраивает. Но дело не только в расходах. Олег Паскар, гендиректор сервисной медицинской компании «ММЦ «Столица», открыто заявляет: добровольное страхование профответственности персонала популярностью не пользуется, так как госмедучреждениям в этой страховке нет никакой необходимости, «пациент никуда не денется».
{PAGE}
 Как говорится, печально, но факт. Что же касается частных клиник, то да, они порой и страхуются, но для них наличие такого полиса — дополнительный аргумент при продаже своих медицинских услуг. О том, как страховщики будут компенсировать ущерб, мало кто думает. Пострадавшим, которые обращаются за возмещением, бывает крайне сложно доказать ви-ну медработника. «Те случаи выплат, которые есть сегодня на рынке, — это лишь пускание пыли в глаза», — уверяет Паскар. И даже по экспертным мнениям, уровень выплат по таким полисам в Москве составляет меньше 10% сборов, а в целом по России уровень выплат и того ниже.
   Страховщики и сами признают, что здесь есть проблемы. Начальник управления имущественного страхова-ния страховой компании «ERGO Русь» Эдуард Герман осуждает коллег по рынку: «К сожалению, существует обширная практика среди страховщиков, которые выдают полисы на мизерные суммы с непонятным покрытием, видимо, рассчитывая, что смогут при наступлении страхового случая через суд признать договор недействительным и, соответственно, не платить за ущерб».
   Казалось бы, проблему мож-но было бы решить за счет введения страхования ответственности врачей и медучреждений. Но для этого должен быть принят соответствующий федеральный закон, и хотя разговоры на эту тему ведутся уже три года, нет еще даже проекта этого документа. «Действительно, слишком долго разрабатывается законопроект о страховании профессиональной ответственности, — соглашается депутат и заслуженный врач РФ Татьяна Яковлева. — Причина проста и очевидна: нет четкого решения — кто и на каком уровне будет платить страховые компенсации. Именно финансовая неопределенность стала камнем преткновения». Сейчас вопрос, кто должен оплачивать хотя бы взносы при страховании государственных медучреждений — федеральный или муниципальный бюджет, — решается на уровне правительства. По словам Яковлевой, на федеральном уровне вопросов нет, сложности возникают на региональном и муниципальном уровне. Не все регионы являются финансово благополучными, и, следовательно, новая статья расходов станет для них непосильной ношей. Но есть понимание, что в любом случае выплаты пострадавшим могут осуществлять либо государство, либо профессиональные сообщества, либо страховщики, потому что сам врач сегодня просто не в состоянии выплачивать страховку из-за маленькой зарплаты. К примеру, за рубежом, где медицинская помощь в основном частная, материальную ответственность перед пациентами несут клиники, а в муниципальных больницах компенсации на 40-60% выплачиваются из бюджета.
   Тем не менее правительство поручило Минздравсоцразвития подготовить до 2012 года законопроект «Законодательное обеспечение мер по страхованию профессиональной ответственности врачей при оказании медицинской помощи». В проекте речь должна идти о таком виде страхования, когда в результате врачебной ошибки причинен вред здоровью человека, не связанный с небрежным или халатным выполнением медиками своих профессиональных обязанностей. По мнению главы управления индустриального страхования «РЕСО-Гарантии» Сергея Мутовкина, по закону, лимит ответственности по одному потерпевшему будет составлять 2 млн рублей. Но если учесть, что в России ежегодно от врачебных ошибок умирают 50 тыс. человек, выплаты могут быть астрономическими. И не ясно, какой бюджет в состоянии их осилить.
   
ГЛУБОКИЕ ПРОБЛЕМЫ 
  Принятия закона все ждут с нетерпением: и страховщики, и медики, и, конечно же, россияне. Но Олег Паскар считает, что даже при введении такого закона об «обязаловке» пациенты вновь столкнутся с проблемой отказов со стороны страховщиков. «Доказать наступление страхового случая без законодательно закрепленных единых стандартов оказания медицинской помощи в суде практически невозможно», — уверяет Олег Паскар. Минздравсоцразвития с 2004 года разрабатывает единые для всех регионов РФ стандарты и порядок оказания медицинской помощи, которые, в отличие от действующих в настоящее время, будут обязательными для исполнения. Но воз и ныне там.
   Показателен случай жите-ля Тулы Владимира Матю-хина. 23 октября 2004 года в одной из больниц города Кимовска Тульской области умерла его мать Вера Федоровна. По инициативе Владимира Фондом медицинского страхованиябыли проведены три экспертизы (в Тульской областной больнице, в Калужской областной больнице и в Московском научно-исследовательском институте им. Бурденко). «Согласнодвум последним заключениям, лечение признано неправильным, в последнем заключении конкретно указано, что лечение нанесло вред здоровью моей мамы, — говорит Владимир. — После двух лет обращения в различного рода инстанции в прокуратуре Кимовского района по данному факту возбуждено уголовное дело. Я неоднократно обращался в департамент здравоохранения и Росздравнадзор с просьбой принять срочные меры для изменения процесса лечения, так как здоровью пациентов наносится реальный вред — наступают тяжкие последствия вплоть до летального исхода, что и произошло с моей мамой». Больная поступила в больницу 28 сентября 2004 года с признаками хронической почечной недостаточности, но назначенные ей лекарства усугубили ситуацию и резко ухудшили состояние пациентки. Экспертная комиссия Института им. Бурденко пришла к выводу, что бесконтрольное применение назначенного препарата при хронической почечной недостаточности недопустимо. Однако никаких конкретных мер до сих пор не принято — процесс лечения подобных заболеваний в больнице не изменился, и никто из медицинс-кого персонала, проводившего лечение Матюхиной, не наказан.
   И, наконец, самое печальное: те, кто уже набрался опыта в судах с врачами, знают, что инструменты защиты прав пациентов фактически оказываются не нужны в стране, где даже нет контроля за доступом к медицинской практике. По словам адвоката Общества защиты пациентов, доктора медицинских наук, профессора Николая Григорьева, прежде всего в России должно заработать государственное учреждение, которое было бы наделено такими полномочиями, как сертификация врачей, контроль над ними, разрешение на медицинскую практику. Видимо, сначала надо разобраться с тем, кто нас лечит, а уж потом браться за вопросы страхования профответственности.
   

   Стандарт лечения регламентирует необходимые медицинские манипуляции, применение конкретных лекарств, хирургических вмешательств и других видов лечения. Порядок оказания медпомощи определяет списки необходимого оборудования, количество персонала в отделениях, число пациентов, приходящихся на лечащего врача и пр.

   {PAGE}

   НУЖЕН ЛИ РОССИИ ЗАКОН ОБ ОБЯЗАТЕЛЬНОМ СТРАХОВАНИИ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ВРАЧЕЙ?
   ЭКСПЕРТЫ
   ТАТЬЯНА ЛАВРОВА, начальник Управления страхования ответственности ОСАО «Ингосстрах»:
   «Любой закон об обязательном страховании — это навязывание гражданам или бизнесу определенных условий деятельности, что всегда очень тяжело «провести». Особенно когда в числе субъектов страхования большое количество госпредприятий. На наш взгляд, более оправданным является создание экономических стимулов для добровольного страхования — то есть создание таких условий, когда работать с полисом выгоднее, чем без него. Это и развитие судебной практики по взысканию ущерба с врачей и медицинских учреждений, и увеличение размера компенсационных выплат, и возможность отнесения расходов на добровольное страхование ответственности на затраты (с точки зрения налогообложения учреждений). Например, от «бюджетников» мы часто слышим, что они рады бы застраховать ответственность, но денег для этого не выделяется. Но если все эти проблемы не удается решить такими экономическими методами, введение обязательного страхования оправданно, поскольку основная задача здесь — гарантия компенсации вреда, который может быть причинен жизни и здоровью граждан. И для страховщиков, при условии свободного рынка, оно не может быть невыгодно. Это определяется его экономикой: если убыточность растет, то есть выплаты превышают собранную страховыми компаниями премию, то и тарифы растут, если убыточность падает и появляется обратный перекос, уже в пользу страховщиков, то тарифы снижаются.
   Часто звучит мнение, что принятие закона приведет к удорожанию медицинских услуг. Но давайте разберем на пальцах, что такое страхование. Это распределение убытка в кругу лиц: 100 человек сбрасываются по рублю, чтобы возместить 100 рублей убытка тому, у кого он произойдет. Грубо говоря, это означает, что, если сложить все выплаты за год, произведенные медицинскими учреждениями, врачами и государством в счет возмещения вреда жизни и здоровью пациентов, они будут равны размеру страховой премии, которая будет собрана в целом по обязательному страхованию. То есть нагрузка на отрасль не изменится, она просто будет распределена поровну на всех. Поэтому удорожания произойти не должно».

   

   Стоимость стандартного полиса профессиональной ответственности врачей медучреждений зависит от многих характеристик, основные из которых — стаж работы и профиль медицинской деятельности. Стоит такой полис в среднем от 2% до 4% от выбранной страховой суммы. Как рассказывает директор центра страхования ответственности РОСНО Галина Гуляева, размер выплат зависит от расходов пострадавшего на восстановление здоровья и ограничивается страховой суммой по договору или установленным лимитом. Потерпевшему возмещаются расходы на лечение, приобретение лекарств, утраченный заработок, выплаты родственникам в связи со смертью кормильца, расходы на погребение, ведение дела при передаче его в суд. Размер выплат может определяться на основании документов, представленных страхователем и необходимых для установления обстоятельств страхового случая, его причин и размера ущерба, или на основании решения суда.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK