Наверх
7 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2009 года: "ДЕНЬ ЕДИНСТВА"

Боря мучился догадками. То ли местная власть так оторвалась от жизни, что теперь, как и верховная, нуждается в потемкинских деревнях? Или дело обстоит лучше, и местные власти в состоянии сделать сносной жизнь любого обывателя?    Когда Боря выглянул в окно, по периметру двора стояли люди в черном. Полтора десятка таких же,в черном, с микрофонами и камерами, суетливо сновали по пятачку под окнами. Внимательно присмотревшись к подъездам и деревьям, Боря обнаружил еще с десяток бдительных охранников, а на козырьке боковых подъездов и в беседке на детской площадке — аккуратных автоматчиков.
   Сначала Боря решил, что кого-то будут «брать». Но сразу же отмел эту догадку. Кого здесь, в старой пятиэтажке, брать-то? Одни пенсионеры да он, Боря, который так и не продал свою однушку в родном городе, а все потому, что любил приезжать сюда, к родителям, которые жили в соседнем доме, и был привязан к друзьям детства. Здесь он был дома, а в большой блестящей и переливающейся Москве — все равно в гостях. Только там это приходилось скрывать и изображать из себя победителя: владельца небольшой, но крепкой компьютерной фирмы, квартирки на Соколе и золотистого «Лексуса». Зато дома Боря мог с книжкой Стругацких валяться на своем диване, сохранившемся еще со школьных времен, рассматривать на обоях тени клена, посаженного когда-то отцом и вымахавшего в громадное дерево. Он любил бывать в своей школе и даже покупал туда какие-то компьютеры — благо зарплата позволяла. Еще ему нравилось ходить пить кофе в смешную провинциальную кофейню на углу — там работала Аня из параллельного потока, в которую Боря был влюблен в седьмом классе. Вот и этот недельный отпуск, который должен был скрасить пробежку от летней Италии до рождественских Карибов, Боря решил провести дома.
   …Он еще раз выглянул в окно и вышел на лестничную клетку. В пролете между этажами застыл охранник. А в окно с лестницы выходящего на другую сторону дома было видно, что вся улица была запружена машинами с мигалками.
   Боря позвонил отцу и кратенько обрисовал ситуацию.
   — Папа, кто у нас в городе ездит с таким антуражем?
   Папа, проработавший в высших руководящих партийных органах долгие годы, ответил:
   -У нас? Даже и не знаю. — И после паузы добавил: — Может, Путин приехал…
   «Почему Путин, а не Медведев?» — подумал Боря. Но с папой не согласился:
   — Папа, если бы Путин, мы о его приезде уже бы из газет и из телевизионных новостей знали.
   Боря успел заварить себе кофе, когда папа перезвонил.
   — Ты на балкон-то не выходи и к окнам тоже не подходи. Вдруг там на крышах снайперы.
   — А к кому? Как ты думаешь? Может, у нас какой герой живет в подъезде? Может, орден приехали вручать? У нас же День единства, между прочим.
   — Какое, на хрен, единство, — неполиткорректно сказал папа. — Совокупление слепых в крапиве — вот и все единство. Да и живут у вас одни старики.
   — Может, к ветерану какому-то? — продолжал гадать Боря.
   — Нет, — задумчиво сказал папа, — ветераны в вашем доме все перемерли. Только Сергеич из девятой остался. Но он в войну в лагерях сидел. Вряд ли к нему. Но на балкон все-таки не ходи, — сказал папа и повесил трубку.
   Из-за занавески Боря продолжал наблюдать суету во дворе.
   Чудеса начались неделю назад. Тогда, выглянув в окно, Боря обнаружил множество таджиков в оранжевых дворницких жилетах. Как жуки пожарники, они копошились в осенней грязи — сгребали в пластиковые пакеты мусор.
   И тут надо кое-что объяснить, чтобы стало понятно, почему это мирное зрелище потрясло Борю. Дело в том, что борьба с мусором велась жителями уже много лет. Дворник при дворе числился, но на эту должность был оформлен какой-то родственник начальника ЖЭКа. В ЖЭКе утверждали, что тот убирает по ночам. Но по ночам со двора раздавались только вопли котов (март, апрель) и пьяные крики загулявшей молодежи, а вовсе не мирный шорох метлы. Переполненные контейнеры были завалены мусором, который ветер носил по дорогам. Время от времени жители Бориного дома, объединив грабли и лопаты, выходили на субботники, пытаясь хотя бы сгрести в кучи летающие пакеты, валяющиеся под деревьями банки и бутылки. Но тщетно. Начальник ЖЭКа, обещающий прислать машину для вывоза мусора, ничего не присылал, кучи разметывал ветер. Хлам забивался в ямы на раздолбанном асфальте.
   И вдруг — таджики в жилетах!
   Первая Борина мысль была, что сняли начальника ЖЭКа. Ее опровергла соседка с первого этажа, Ирина Сергеевна. Начальник остался на месте, его родственник-невидимка — тоже. Но ведь таджики были явью!
   К вечеру двор был выскоблен, как изба к Пасхе.
   На следующее утро Боря проснулся от грохота отбойных молотков. Таджиков в оранжевых жилетах сменили дорожные рабочие. Они снимали остатки старого асфальта — Боря еще помнил, как его укладывали к XXV съезду партии.
   На следующий день двор заасфальтировали, и впервые за долгие годы оказалось, что к дому можно подъехать, не опасаясь изуродовать машину навсегда. Боря перегнал свой «Лексус» с улицы к себе под окна.
   Но и это был еще не финал! Утром следующего дня Боря, выглянув в окно, обнаружил команду озеленителей — они окапывали и белили деревья. Борин клен и тополя, растущие во дворе уже более 40 лет, такой процедуре не подвергались никогда.
   Одновременно бригада рабо-чих меняла входные двери в дом, а бригада уборщиц выскабливала подъезды. Боря лично столкнулся на первом этаже с симпатичной таджичкой, вручную вымывавшей лестничную клетку. Мастер из ЖЭКа чинил замки на почтовых ящиках, и после его дружеского участия все ящики, замкнув болтающиеся дверки, выглядели вполне цивилизованно.
   Боря ликовал. Свершилось! Хотя б под 4 ноября.
   Наконец-то городские власти озаботились обустройством родного города, и не просто облагораживанием центральных улиц и территорий, прилежащих к зданиям городской и областной администраций, но и уборкой обычных дворов рядовых граждан. Некое недоумение вызывал тот факт, что в соседних дворах, например, во дворе родителей, ничего подобного не происходило: все те же кучи мусора и все те же выбоины и колдобины. Но не все же сразу…
   4 ноября все разъяснилось. Тайное стало явным. Двор заселили люди в черном. И теперь Боря мучился только одной догадкой — к кому?
   На балкон он предусмотрительно, помня папин наказ, не выходил.
   Звонок в Бориной квартире взорвался трелью.
   Мужик в черном твердо и вежливо попросил убрать «Лексус» из-под окон.
   Через три часа напряженного ожидания к Бориному подъезду подкатила кавалькада с мигалками, и из бронированного «Мерса» выкатился коротенький толстенький мужичок — охрана вставила ему в руки грандиозный букет. За этим «Мерсом» пристроился второй, такой же. Оттуда вышел еще один мужичок в костюмчике от «Бриони», только потолще первого. И тоже получил от охранника пучок роз.
   Все вместе они вкатились в подъезд.
   Боря прильнул к глазку — но мимо его квартиры процессия не прошла. Видимо, осталась где-то ниже.
   Через полчаса гости вышли из подъезда. Провожала их Борина соседка Ирина Сергеевна. Раскрасневшаяся, во взбитом перманенте и мохеровой кофточке, она фотографировалась с мужчинами, сложившими ручки на животе, около побеленного клена. И, подставив щеки под вельможные поцелуи, помахала им рукой, когда те сели в машины.
   Вечером того же дня, пытаясь отомкнуть запертый почтовый ящик новым ключом, Боря столкнулся на первом этаже с Ириной Сергеевной.
   — Ирина Сергеевна, что это было? Кто приезжал? — набросился он на нее с расспросами.
   — И губернатор приезжал, и глава приезжал…- ответила Ирина Сергеевна. — Сервиз подарили. Чайный. На 12 персон. И мобильный телефон новый.
   Оказалось, что Ирина Сергеевна мало того, что фронтовичка и Герой соцтруда. Так у нее еще и юбилей — 85 лет и как раз 4 ноября. Вот власть и откликнулась — единством с народом и ветераном.
   Вот тут-то Боря и не сдержал своих чувств:
   — Спасибо вам, дорогая Ирина Сергеевна, — пылко произнес он, — за то, что вы спасли нашу Родину от фашистских захватчиков, спасибо вам за вашу доброту и готовность всегда прийти на помощь, а отдельное вам спасибо за то, что вы живете в нашем доме. Жалко только, что на первом этаже.
   — Почему жалко? — спросила Ирина Сергеевна.
   — Да потому что жили бы вы на последнем, нам бы еще и подъезд отремонтировали…
   Перед сном Боря пытался ответить на вопрос, который не давал ему покоя весь день. Раньше ликованием для любого города был приезд Путина или Медведева. Тут-то уж мостились дороги, красились дома и тюльпаны цвели в ноябре. Теперь праздником стал приезд местной власти. Что это означает? То ли что уже и местная власть живет исключительно виртуальной жизнью и по примеру верховных сфер нуждается в потемкинских деревнях для хоть какой-то, пусть призрачной, пусть фантомной связи с реальностью и оправдания своего существования? Или что она стала столь всемогуща, что может, когда хочет, превратить в рай жизнь любого обитателя подведомственной территории?
   И тут позвонил папа. Боря в красках описал ему все события дня.
   — Значит, все-таки День единства, — задумчиво подытожил он.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK