Наверх
26 января 2020
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2004 года: "Денег для зрелищ"

В середине ноября глава Союза театральных деятелей Александр Калягин сообщил руководителям ведущих театров пренеприятное известие: денег им будут давать меньше. А контролировать их расходы, наоборот, больше. Люди театра закатили такую сцену, что чиновники отступили.
Слухи о предстоящей реструктуризации театрального хозяйства (проще говоря, что уменьшится бюджетное субсидирование театров) поползли больше года назад. А в начале нынешнего лета предусмотрительный Александр Калягин рассказал журналистам, что, общаясь с Владимиром Путиным, просил не трогать театры. Пусть, мол, живут. Путин обещал. Но, видно, забыл передать свое обещание подчиненным. Иначе как объяснить, что в конце июня на заседании правительства министр культуры Александр Соколов, министр образования Андрей Фурсенко и министр здравоохранения и социального развития Михаил Зурабов договорились сократить расходы федерального бюджета на социальную сферу, в том числе и на театры? Экономия может получиться немаленькая. В России сегодня около 600 репертуарных (то есть с постоянной сценой и зданием) театров. Все российские театры в 2004 году «съели» в федеральном бюджете 11 млрд. рублей, это в лучшем случае 70% их «прожиточного минимума». (Примерно такая же сумма значится в госбюджетной статье «прочие расходы на госаппарат».) И не сказать, чтобы все театры при этом бедствовали. В одних зарплата актеров две тысячи рублей в месяц. В других — худруки покупают себе квартиры в Москве.

Может, бюджетные деньги неравномерно распределяются? Вряд ли. Просто есть театры, которые зарабатывают сами (например, сдавая в аренду свои помещения), не отказываясь при этом от денег государства. Так, в Центре Мейерхольда театральная площадка практически незаметна по сравнению с гостиницей, банком, кафе и офисом «МегаФона». Культурный центр на Страстном «оброс» бутиками, кафе, фитнес-центром, а в его подвале находится недешевый клуб, куда охрана пустит далеко не всякого театрального деятеля. Рядом с театром «Сатирикон» возводят Центр культуры, искусства и досуга имени Аркадия Райкина — комплекс зданий с открытой сценой, школойстудией, театральной мастерской, 10 кинозалами на 1900 человек, несколькими кафе, супермаркетом, казино, рестораном и подземной двухуровневой автостоянкой на 720 мест. На Чистых прудах строится театр Александра Калягина Et Cetera — шестиэтажное здание с подземным паркингом.

Шаг влево, шаг вправо — подпись

Театральные деятели узнали о напасти только осенью. Но гуманность правительства не оценили. А оно предложило театрам на выбор три модели существования. Первая: театр — это обычная бюджетная организация федерального подчинения. Финансирует ее государство, финансовой самостоятельности — никакой. Про спонсорские средства и внебюджетные фонды нужно забыть. Все доходы забирает казначейство, а затем распределяет по своему усмотрению. Вторая модель — автономное учреждение. Оно государственное, кормится учредителем, городом или областью, обязано выполнять заказы своего учредителя. Скажем, если у дочки губернатора по школьной программе «Гамлет» Уильяма Шекспира, то в нужный момент трагедия может появиться в репертуаре. Присматривать за таким театром должен попечительский совет. Подзаработать разрешается, но в свободное от выполнения заказа время. Третий вариант — полная свобода под названием «автономная некоммерческая организация». Сколько заработаешь, столько и потратишь, правда, попечительский совет все равно подсчитает деньги. Официально о новых правилах игры руководителей театров не извещали. Знакомство с тайно добытыми документами состоялось на вышеупомянутом собрании деятелей российского театра, где громче всех выступали Александр Калягин и Константин Райкин. Калягин пригласил на собрание министров и их замов. Но никто не явился. Даже Михаил Швыдкой. Говорили больше о культуре, а не о деньгах. «Самое неприятное, что подготовку реформы держат в тайне, — сказала «Профилю» худрук театра «Современник» Галина Волчек. — У нас почему-то реформировать всегда значит «уничтожить», «перечеркнуть». Ситуация в театрах и так очень непростая. Актеры вынуждены подрабатывать, сниматься в сериалах, участвовать в антрепризах. Никакая реформа не учитывает право творческого коллектива на поиск. На это же нужны деньги. Сейчас мы можем свободно распоряжаться с таким трудом добываемыми спонсорскими средствами. Если же и их расходование нужно будет согласовывать с казначейством и для покупки каждой мелочи бегать подписывать бумажки, то театры просто задохнутся».

Союз Грефа и театрала

Союз театральных деятелей направил обращение ко всем ветвям российской власти, начиная от Владимира Путина: «Абсолютно неприемлемым является намерение изымать у театральных коллективов доходы, заработанные в результате использования своего интеллектуального потенциала, и введение необоснованных ограничений в их расходовании на творческие цели. Нас лишают естественного права выбора форм существования и навязывают надзорный орган в виде попечительского совета с оскорбительными для театра функциями». Под документом подписались Марк Захаров, Кирилл Лавров, Михаил Ульянов и другие актеры и режиссеры.

«Театральные реформы никто не проводит, никаких изменений в 2005 году не будет, и театрам ничего не грозит, — попытался успокоить театральных деятелей Михаил Швыдкой. — Предполагается изменение набора организационно-правовых норм, но театры сами будут решать, в какой из них им удобно работать». Правда, Михаил Ефимович намекнул, что контроль за театральным менеджментом — дело сугубо государственное. «В какой-то степени театр — действительно часть бюджетного сектора, — сообщил «Профилю» худрук театра «Школа современной пьесы» Иосиф Райхельгауз. — Театр — предприятие, имеющее план, бюджет, перспективы, контроль, как и любая организация, производство. Но на этом производстве есть то, что не поддается планированию, — талант. Без господдержки судьба разных театров сложится по-разному. Одни найдут спонсоров, другие будут жить от продажи билетов, третьи закроются, четвертые найдут некую новую форму существования. Сегодня действует старая советская форма. Независимо от того, каков театр, аншлаги в нем или нет, действует некая усредненная дотация — господдержка. Но дотация должна быть адресной. Если спектакль пользуется большим успехом, то именно он должен дотироваться для зрителей, чтобы были доступные билеты. Могут существовать и госзаказы. Кроме того, сейчас многие театры «мертвы». Труппа в сто человек, государство всех кормит, а зритель хочет видеть лишь десять из них. Только доверить эту тонкую инвентаризацию театров надо не Союзу театральных деятелей и не чиновникам, а признанным художественным авторитетам».

На днях Михаил Фрадков отрядил Германа Грефа встретиться с театральными деятелями. Александр Калягин, Марк Захаров, Константин Райкин и Валерий Гергиев уговорили министра отозвать из правительства пакет законопроектов, а в дальнейшем любые идеи театральных реформ согласовывать с Союзом театральных деятелей. В общем, театр признали важнейшим из искусств. На время.

«Нельзя все подогнать под эстрадных артистов»

Любовь Казарновская, оперная певица:

«Профиль»: Могут ли театры кормить сами себя?

Любовь Казарновская: Власти ссылаются на якобы аналогичный западный опыт. Но это неправда. Я семь лет работала солисткой Метрополитен-опера и хорошо знаю схему существования театра изнутри. Колоссальные деньги дают спонсоры и меценаты. Есть пять так называемых доноров. Это очень крупные компании, которые президент США обязал выделять по полтора миллиона долларов в год. За это с них снимают налоги. Пока у нас не принят закон о меценатстве, нельзя оставлять культуру без господдержки. Иначе культура будет просто уничтожена.

«П.»: Шоу-бизнес успешно живет без всяких дотаций…

Л.К.: Нельзя все подогнать под эстрадных артистов. Эти девочки и мальчики собирают стадионы. Билеты довольно недорогие, но на стадионы приходит по десять тысяч человек. А как существовать серьезным оркестрам? Они же не могут с утра до ночи «халтурить».

«П.»: А как они живут на прагматичном Западе?

Л.К.: На господдержке, на спонсорах и на продаже билетов. При этом в Америке, культуре которой полвека, государство думает о ее проблемах. А в России… Меня как артиста бесит, что забыты проблемы культуры. Идет одурение, оглупление нации. Пойти и послушать нормальный концерт сегодня интересно тем, у кого этот интерес идет еще из семейных традиций. Государству пора очнуться и задуматься. Какое имели право поставить такое руководство Большим театром, которое говорит на собрании труппы: «Нам наплевать на оперу. В этот театр ходят только туристы». Внутреннюю культуру нации надо воспитывать. Мы же сейчас похожи на дерево без корней, мотающееся из стороны в сторону, на человека, забывшего родство, живущего без любви и бога.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK