Наверх
2 декабря 2021
Без рубрики

Архивная публикация 2008 года: "Денежная пилюля"

Центробанк смог преодолеть тот негатив, который образовался на российском финансовом рынке из-за кризиса мировых рынков капитала: проблем с ликвидностью у российских финансовых институтов теперь практически нет. Однако эксперты считают, что ситуация продолжает оставаться напряженной, а ближе к осени, когда наступит новый пик платежей по внешним долгам, ЦБ, вполне возможно, вновь придется спасать отечественную банковскую систему. Первые отголоски международного кризиса ликвидности проявились на российском рынке в спаде акций в конце прошлого лета. Далее отечественный рынок склонялся к росту с периодическими промежутками преобладания продаж под давлением извне. «К внешним продажам быстро подключились российские спекулянты, продавившие, в частности, цены на бумаги отечественного банковского сектора до минимальных значений за более чем полтора года, — рассказывает ведущий специалист аналитического отдела информационно-аналитического агентства «Инвестика» Михаил Михайловский. — Ситуация на Западе проистекает в русле взаимозависимых проблем, распутывание которых займет более длительное время, чем ожидалось еще в начале года».
Влияние мирового финансового кризиса особенно сильно ощущалось, когда акции российских банков потеряли значительную часть своей стоимости, соглашается аналитик инвестиционно-финансовой корпорации «Алемар» Вадим Смирнов. Например, акции Сбербанка подешевели с начала года на 25%, акции ВТБ — почти на 40%. Вероятно, бумаги российских кредитных организаций останутся под давлением в ближайшее время, несмотря на позитивную динамику показателей деятельности банков, прогнозирует Вадим Смирнов. По его мнению, не исключены локальные всплески дефицита ликвидности, сопровождающиеся ростом кредитных ставок и аналогичные тем, что наблюдались осенью прошлого года. Причиной вполне может послужить обострение проблем на глобальных рынках на фоне готовящихся мер по сдерживанию инфляции со стороны российского правительства и Центробанка.
Иностранное финансирование из-за кризиса стало более дорогим и менее доступным для российских финансовых институтов. Это взвинтило стоимость заемных ресурсов внутри России. «За исключением сектора краткосрочных, до одной недели, кредитов, где ставки выросли относительно слабо и составляют сейчас 3—5% годовых против 2—4% годовых на начало этого года, ситуация в других сегментах российского долгового рынка заметно ухудшилась, — отмечает главный экономист управляющей компании «Финам Менеджмент» Александр Осин. — В частности, по кредитам на срок от тридцати дней ставки к июню текущего года повысились с 3—5% до 6—8% годовых, по облигациям «первого круга» годовая доходность увеличилась до 8,5—9% против 7,5% на начало 2007 года».
Еще одним отголоском международного кризиса ликвидности для России стал рост просроченной задолженности. Несколько раньше Банк России опубликовал информацию о том, что за три месяца этого года объем невозвращений населением банковских кредитов увеличился на 14 млрд рублей и достиг к 1 апреля 110,4 млрд рублей, что составляет 3,4% от общего объема выданных кредитов. «Критичным по международной практике считается уровень в 5%, — рассказывает Александр Осин. — Темпы увеличения объема невозвращенных розничных ссуд в России представляются довольно высокими, так как с начала года объем просроченных кредитов вырос на 14,5%, а выданных — только на 7,6%».
Главными последствиями международного кризиса для российских банков стали переоценка рисков, удорожание ресурсов и усиление конкуренции за внутренние источники фондирования, считает Андрей Науменко, начальник управления по связям с инвесторами Промсвязьбанка. Более того, по словам эксперта, многие банки притормозили ипотеку вследствие проблематичности ее финансирования, а кредитные организации, обеспечивавшие рост активов в основном за счет рыночных заимствований, снизили темпы роста. Ведь для большинства банков усложнился и стал дороже доступ к долгосрочному (более трех лет) фондированию. Тогда как котировки акций эмитентов финансового сектора значительно снизились, в первую очередь за счет выхода из этих бумаг нерезидентов. В итоге произошел переход от рынка заемщика к рынку кредитора, считает Андрей Науменко.
Еще один удар кризиса пришелся на секьюритизацию — эффективный инструмент привлечения средств, который российские финансовые институты уже было начали успешно осваивать. «Отсутствие возможности проводить секьюритизацию ценных бумаг, связанных с ипотечным кредитованием, заставило банки более аккуратно и консервативно относиться к развитию ипотечного бизнеса, который требует значительных средств, ставших менее доступными в нынешних условиях, — объясняет начальник отдела анализа рынка акций инвестиционного банка «КИТ Финанс» Мария Кальварская. — Кроме того, банки увеличили привлечение синдицированных кредитов, отложив на более поздние сроки планы по выходу на рынки капиталов, что также приведет к замедлению темпов развития кредитных организаций».
Однако в роли пострадавших оказались не все российские банки, есть и такие, которые только выиграли на кризисе. «Организации, менее зависимые от конъюнктуры на внешних рынках, например крупнейшие государственные банки, вновь стали наращивать долю на рынке кредитования, обладая значительными финансовыми ресурсами, — отмечает Мария Кальварская. — Основным источником финансирования для менее крупных банков стали депозиты, ставки по которым продолжают расти в условиях недостатка средств с рынков капитала». Вряд ли в ближайшем будущем следует ожидать значительных изменений, считает эксперт: банки будут избирательно относиться к заемщикам, сохранять агрессивную позицию на рынке депозитов и изо всех сил пытаться попасть на рынки капитала в те периоды, когда конъюнктура улучшается. Подобная ситуация сложилась в начале лета, когда резко возросла активность на рынке размещения облигаций.

Временные меры

Пережить кризис без серьезных потерь российским банкам помогли в первую очередь действия регулятора, который осенью прошлого года временно снизил норматив отчислений в фонд обязательного резервирования (ФОР). Одновременно с этим Центробанк увеличил коэффициент усреднения для расчета величины обязательных резервов, который был повышен с 0,3 до 0,4. Напомним, последний раз ЦБ снижал ФОР летом 2004 года, во времена пресловутого «банковского кризиса». Тогда снижение отчислений с 7% до 3,5% от объема привлеченных средств позволило банкам высвободить со счетов в ЦБ около 100 млрд рублей. В этот раз эффект был примерно такой же, да и освободившаяся сумма — сопоставимой. «Это были стандартные меры по поддержанию ликвидности и облегчению доступа банков к финансовым ресурсам», — отмечает Вадим Смирнов. «Временное снижение нормативов в ФОР для коммерческих банков в конце 2007 года предотвратило панику и способствовало увеличению ликвидности банковской системы, — добавляет руководитель отдела стратегического и макроэкономического анализа компании «ВТБ—Управление активами» Алексей Воробьев. — Минфин также предпринимает ряд позитивных усилий, например проводя периодически денежные аукционы и предлагая банкам деньги пусть под достаточно высокий процент, но в русле роста процентных ставок в экономике в целом». Кроме того, в начале кризиса государство вовремя приняло меры и расширило ломбардный список принимаемых в качестве обеспечения активов, напоминает Михаил Михайловский. Все это позволило пройти весенний пик выплат по внешним задолженностям без особых проблем. «На наш взгляд, этих мер достаточно, чтобы избежать системного кризиса ликвидности в банковской системе.
При этом индивидуальных проблем с ликвидностью исключать нельзя, однако это, скорее всего, вопрос эффективности управления ликвидностью в самом банке», — говорит руководитель аналитического департамента ING Wholesale Banking Станислав Пономаренко.
Но в начале текущего года Центробанк столкнулся с другой проблемой — галопирующей инфляцией. Бороться с ней можно, только абсорбируя излишнюю денежную массу и умерив аппетиты банков. В итоге ЦБ взял курс на опережающее повышение учетной ставки: она была увеличена уже трижды с начала года (каждый раз на 0,25%). С 10 июня ставка составляет 10,75% годовых в рублях, что не замедлило сказаться на ставках по кредитам коммерческих банков: с начала года они выросли в среднем на 1—1,5%. Для борьбы с инфляцией и ограничения зарубежных заимствований Банк России дважды в этом году повышал требования по обязательному резервированию средств. Последнее решение вступило в силу
1 июля, когда нормативы обязательного резервирования были увеличены с 5,5% до 7% по валютным обязательствам перед банками-нерезидентами, с 4,5% до 5% по рублевым обязательствам перед частными лицами, по прочим обязательствам — с 5% до 5,5%. Эти меры направлены прежде всего на борьбу с инфляцией через уменьшение ликвидности в банковском секторе, по различным оценкам, снижение может составить от 50 млрд до 150 млрд рублей. Кроме того, увеличение отчислений по валютным обязательствам перед банками-нерезидентами сразу на 1,5% снизит риски российской банковской системы, связанные с нестабильностью в мировом финансовом секторе, подчеркивают эксперты.
«Правительство и Центробанк успешно решили проблему внешних выплат и бюджетных платежей в марте—апреле текущего года, аналогичные, адекватные рыночной ситуации меры, весьма вероятно, будут применены во время второго относительно сложного периода в данной сфере, который наступит в сентябре», — предполагает Александр Осин. Но если решение о снижении нормативов резервирования действительно будет принято, это даст новый импульс инфляционным процессам. Какую стратегию выберет ЦБ, предугадать сложно. Однако в свете заявлений главы правительства Владимира Путина не исключено, что регулятор может пожертвовать банковской ликвидностью в целях сдерживания инфляции. Данная ситуация напоминает ту, в которой находился Центробанк несколько последних лет, только тогда он выбирал не между ликвидностью и инфляцией, а балансировал между ростом цен и чрезмерным укреплением рубля.

Призрак дефолта

Определенные опасения у банкиров и представителей других секторов бизнеса вызвали последние события на рынке корпоративного долга. Напомним, впервые с 1998 года в России было зафиксировано сразу несколько технических дефолтов всего за полтора месяца. В конце мая компания «Марта Финанс» погасила бонды дебютной серии на 700 млн рублей на день позже установленного срока. В начале и середине июня деревообрабатывающая компания «Миннеско Новосибирск» и парфюмерная «АрбатПрестиж» не выплатили держателям купонный доход и не выкупили облигации. В конце июня производитель упаковки «Готэк» не смог расплатиться с держателями облигаций, которые предъявили к досрочному погашению бумаги
на 1 млрд рублей. Заключает этот список ООО «Мострансавто-Финанс», которое также не смогло вовремя погасить предъявленные к оферте 10% дебютного долгового выпуска общим объемом 7,5 млрд рублей. Правда, в последнем случае, как утверждает организатор выпуска ИФК «РИГрупп-Финанс», обязательства не были исполнены по не зависящим от эмитента причинам: деньги не были получены в результате технического сбоя у обслуживающего банка. «За последние 6—12 месяцев у компаний и банков второго, третьего эшелона возникали определенные трудности с ликвидностью на фоне ужесточения денежно-кредитных условий, — поясняет Алексей Воробьев. — Не исключено, что серия дефолтов может повториться с отдельными компаниями и банками, у которых имеется высокий уровень краткосрочного долга». «Уровень ставок на межбанковском рынке выше, чем в прошлом году, но банковская система имела достаточно времени, чтобы адаптироваться к этой ситуации», — говорит Вадим Смирнов.
Несмотря на то, что длящийся уже год мировой финансовый кризис отечественные банки прошли без особых потерь, многие аналитики предрекают, что это далеко не конец. «Международный рынок ожидает новая череда списаний убытков от операций с ипотечными инструментами — ведь с конца прошлого квартала американская недвижимость потеряла в цене еще пару процентов. Банкротство еще одного крупного западного финансового института может серьезно пошатнуть позиции «быков» в российском банковском секторе», — полагает Михаил Михайловский. Действительно, несмотря на такую, казалось бы, благостную картину, которую сейчас рисуют некоторые аналитики, говоря о нашем рынке, акции ВТБ
1 июля достигли своего исторического минимума, а акции Сбербанка — минимального значения с момента дробления, которое состоялось летом прошлого года. Это означает, что в российской банковской сфере не так все хорошо, как хотелось бы. В этой связи можно вспомнить заявления отдельных российских чиновников, которые вплоть до осени прошлого года, когда ЦБ начал предпринимать шаги к повышению банковской ликвидности, утверждали, что никакого кризиса на нашем рынке нет.
Но большинство опрошенных «Профилем» экспертов все же полагают, что российским банкам удастся преодолеть последствия кризиса, что они находятся в лучшей форме, нежели западные кредитные организации. «Россия в этой нестабильности будет выглядеть достаточно устойчиво. Отечественная банковская система, несмотря на все ее структурные слабости и недостатки, в глобальном кризисе ликвидности понесет наименьшие потери, в худшем случае замедлив темпы развития», — считает Алексей Воробьев. По его мнению, в случае продолжения мирового финансового кризиса российские банки переориентируются на внутренние источники финансирования в собственной деятельности, тем самым будут стимулировать спрос на деньги. «Ожидаем постепенного восстановления основных международных финансовых рынков (акции, еврооблигации, секьюритизация) во второй половине 2008-го — первой половине 2009 года. Это будет способствовать продолжающемуся увеличению доли активов банковского сектора в процентном отношении от ВВП РФ», — резюмирует Андрей Науменко.

Оперативные и важные новости в нашем telegram-канале Профиль-News
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Самое читаемое
02.12.2021