Наверх
16 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "ДЕНЬГИ ДЛЯ РАСКОЛЬНИКОВА"

Что такое микрофинансирование — мощный инструмент развития малого бизнеса или легализация ростовщичества? И то, и другое.    России не хватает малого бизнеса. Для борьбы с безработи-цей, для диверсифи-кации экономики, для мо-дернизации политической си-стемы, которая должна опираться на самостоятельных граждан. А малому бизнесу не хватает денег. И вот недавно Думой был принят закон о микрофинансировании. Из-менит ли это ситуацию в лучшую сторону?
   
ПРИВЕТ ОТ МУХАММЕДА ЮНУСА  
На саммите «Двадцатки» в Сеуле президент Дмитрий Медведев заявил, что микрофинансирование — это часть российской антикризисной программы: «Расширение ми-крокредитования и предоставления инновационных финансовых услуг позволит создать в малом бизнесе новые рабочие места, следовательно, поможет борьбе с безработицей».
   Микрофинансирование — это не просто предоставление небольших ссуд малым и индивидуальным предпринимателям практически без залога и поручительства. Организатор микрофинансирования в Бангладеш и других беднейших странах, банкир Мухаммед Юнус получил в 2006 году Нобелевскую премию мира. За что? За то, что придуманная им система помогла создать эффективно работающую модель социального бизнеса. А это ценно. Юнус в 1976 году основал Grameen Вank, который кредитовал тех, от кого банки всегда отворачивались,- представителей беднейших слоев населения. Тех, у кого нет ни счета в банке, ни поручителя, ни залога.
   Вопреки прогнозам Юнус преуспел: сейчас только в Бангладеш у банка более 2 тыс. филиалов, микрокредитами на общую сумму в $5,1 млрд воспользовались 6,4 млн заемщиков.
   А 2005 год был даже объявлен ООН годом микрофинансирования.
   В апреле 2010 года Юнус приезжал в Москву для переговоров со Сбербанком и изложил простые принципы своей работы: кредит выдается, как правило, группе заемщиков с солидарной ответственностью, среди них преобладают женщины (они более социально ответственные), погашение кредита осуществляется еженедельно.
   
КАК ЭТО БУДЕТ ПО-РУССКИ  
Российский закон о микрофинансировании, принятый летом 2010 года и вступающий в силу в январе 2011 го-да, легализует специализированные организации, предоставляющие микрофинансовые услуги, в том числе и с иностранным участием.
   Это не банки, не брокерские биржевые конторы и не бюд-жетные организации, а фон-ды, автономные некоммерческие организации и партнерства или вполне коммерческие организации. Главное — все они должны быть занесены в госреестр. Регули-рующий орган — Минфин.
   Микрозаймы предоставля-ются в рублях на сумму до 1 млн. Порядок и условия кредитования содержатся в правилах каждой микрофи-нансовой организации (МФО).Закон эти условия не регу-лирует.
   В свою очередь МФО привлекает займы, пожертвования и взносы. Но не вправе привлекать средства физических лиц, это ограничение не распространяется на учредителей или участников МФО, а также на тех, кто предоставляет МФО на основе соответствующего договора заем на сумму не меньше 1,5 млн рублей.
   «Хороший закон», — ут-верждает замминистра финансов Алексей Саватюгин. Он должен закрыть брешь, оставляемую банками, которые «не готовы брать на себя высокие риски по приемлемым ставкам, ищут хороших заемщиков. Малые бизнесмены не всегда соответствуют их представлениям о таких заемщиках».
   Соответствующий рынок налицо. Президент Национальной ассоциации участников микрофинансового рынка Михаил Мамута прогнозирует: портфель микрокредитования за 5 лет вырастет в 10 раз.
   Почему же банки не возделывают эту грядку? Из-за неповоротливости и избалованности, из-за привычки не искать клиентов, которые и так толпятся у дверей. Желание работать с проверенными крупными заемщиками, масса требований, дорогостоящий менеджмент оставляют малый бизнес за бортом.
   Микрофинансовый бизнес предполагает не столько сле-дование многочисленным ин-струкциям, сколько изучение самих кредитуемых проектов, это, скорее, более ответственная полевая, чем фор-мализованная кабинетная ра-бота. Но откуда возьмутся деньги для, по сути, венчурных микрокредитов?
   Тема процентов непопуляр-на среди сторонников мик-рофинансирования. По впо-лне понятным причинам. На портале PlaNet Finance, спе-циализирующемся на меж-дународном микрофинансировании (оно, кстати, ра-спространено отнюдь не толь-ко в беднейших странах), обнаруживаешь шокирующие цифры.
   Процентная ставка по ми-крокредитам в мире может колебаться в диапазоне 117-847% годовых! При этом в каждой стране ставки кредита на один и тот же срок все равно различны — везде существуют системы рейтин-гов, присваиваемых заемщикам в зависимости от инди-видуальной кредитной истории и других факторов.
   Головокружительные ставки вызваны тем, что это кредитование рискованное и, как правило, ограниченное по времени — счет идет на недели. Это кредиты на сиюминутные неотложные нужды.
   Естественно, кредиторы при-влекают средства на совсем иных условиях. В США, например, они это делают, исходя из 10,8% годовых. Если эту величину сравнить с минимальной границей цены микрокредитов в 117%, то маржа впечатляет. Из нее оплачиваются услуги страхо-вых и коллекторских компаний, сюда же заложен риск невозврата, но оставаться дол-жно достаточно.
   Если вернуться в Россию, то здесь ставки соизмеримы. Есть, например, сайт Vdolg.ru, это не МФО, а система предоставления кредитов од-ними гражданами другим, платить приходится порядка 200% годовых. Вывод: вкладываться в микрофинансирование выгодно.
   Так что же такое микрофинансирование — финансовая инновация, о которой говорит Медведев, или легализация ростовщичества?
   Не стоит поддаваться эмоциям и ассоциациям. Легализуется и расширяется источник финансирования малого бизнеса. Рассчитанный не столько на стартапы (здесь лучше обращаться к госпрограммам), сколько на быструю текущую краткосрочную поддержку. И лучше, чтобы такой источник был, чем чтобы его не было.
   Что же касается легализации полукриминального ростовщичества, то, во-первых, на свету он переходит под контроль государства, а, во-вторых, то, что можно легализовать, надо легализовывать. Чем больше экономики выводится из тени, тем лучше.
   Прежде всего, для тех, кто еще недавно из-за отказов банков был вынужден искать теневые ростовщические схе-мы. Наоборот, есть риск, что высокие проценты могут спровоцировать стремление прикрыть микрофинансиро-вание, не дав ему развернуться. Такой исход был бы са-мым неблагоприятным. Речьидет о создании по-насто-ящему социально ответст-венного бизнеса.
   

   Так что же такое микрофинансирование? Финансовая инновация, о которой говорит Медведев, или легализация черного ростовщичества? Очевидно, что легализуется и расширяется источник финансирования малого бизнеса. Рассчитанный не столько на стартапы (здесь лучше обращаться к госпрограммам), сколько на быструю текущую краткосрочную поддержку. И лучше, чтобы такой источник был, чем чтобы его не было. Что же касается легализации полукриминального бизнеса, то, во-первых, он переходит под контроль государства, а, во-вторых, то, что можно легализовать, надо легализовывать. Чем больше экономики выводится из тени, тем лучше. Прежде всего, для тех, кто еще недавно из-за отказов банков был вынужден искать теневые ростовщические схемы.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK