Наверх
14 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2002 года: "Деньги — к деньгам"

Одна из крупнейших в России нефтяных компаний «Татнефть» получила кредит в размере $200 млн. от пула западных банков во главе с Credit Suiss First Boston (CSFB) сроком на пять лет. Это первый для наших нефтяников кредит, выданный на столь длительный срок. О том, на что пойдут эти деньги, рассказывают помощник генерального директора ОАО «Татнефть» по финансовым вопросам Максим ДЕМИН и член правления банка «Зенит», через который деньги пойдут в компанию, Елена ГОРНАЯ.«Профиль»: Нефтяная отрасль, как известно, — одна из самых кредитуемых в России. В чем необычность именно нынешнего кредита, полученного «Татнефтью»?
Максим Демин: Особенность — в длительности срока, на который выделен кредит.
Нашей компании раньше удавалось брать займы в лучшем случае на срок от двух до двух с половиной лет. Например, в октябре 2000 года компания привлекла $125 млн. сроком на два года от Commerzbank и $100 млн. на два с половиной года от BNP Paribas.
«П.»: Чем же «Татнефть» смогла так «очаровать» западные банки, что они согласились на столь длительный срок погашения кредита?
М.Д.: «Татнефть» работает на международных финансовых рынках с 1994 года, когда прошло акционирование предприятия. За это время у компании сложились партнерские отношения с зарубежными банками «Дрезднер Банк АГ», «Сосьете Женераль», «Чейз М.Бэнк», «Берлинер Банк АГ» и др. Активная работа на финансовых рынках требовала от компании максимальной «прозрачности», поэтому «Татнефть» начала готовить свою финансовую отчетность согласно общим принципам бухгалтерского учета США (система GAAP). Это необходимое условие для получения предприятием возможности котировать акции на крупнейших мировых биржах. Сегодня ценные бумаги компании котируются на торговых площадках Лондона и Нью-Йорка, Франкфурта и Вены.
Практикуемый «Татнефтью» подход к предоставлению финансовой и производственной информации на основе мировых стандартов позволил компании заручиться поддержкой крупнейших мировых банков. Достаточно вспомнить размещение еврооблигаций на $300 млн. сроком на 5 лет, осуществленное на весьма выгодных условиях.
В конечном итоге вся эта многолетняя работа позволила нам получить кредит на 5 лет.
Конечно, дефолт 1998 года осложнил финансовое положение компании. Но уже осенью 2000 года мы подписали с западными кредиторами соглашение о реструктуризации задолженности в $354 млн. К марту текущего года эта сумма выплачена полностью. Кстати, крупнейшим нашим кредитором на тот период был CSFB.
Я считаю, что отношения, сложившиеся между «Татнефтью» и CSFB за время проведения переговоров по реструктуризации, сыграли определяющую роль в вопросе доверия между банком и компанией. Я бы хотел подчеркнуть, что эта сделка была реализована в кратчайшие сроки: с начала переговорного процесса по предоставлению займа до поступления средств прошло около полутора месяцев. Могу еще добавить, что важную роль в работе по подготовке кредита сыграла нефтетрейдинговая компания Janorc Trading.
«П.»: На что пойдет кредит CSFB?
М.Д.: Заемные средства будут направлены на развитие производственной базы компании и использованы «Татнефтью» на строительство Нижнекамского нефтеперерабатывающего завода (ННПЗ). В прошлом году наша компания уже инвестировала в сооружение базового комплекса завода более 5 млрд. рублей. В этом году, согласно принятой инвестиционной программе, мы собираемся вложить в строительство ННПЗ еще около 8,3 млрд. рублей.
«П.»: Это исключительно кредитные средства?
М.Д.: Не обязательно. «Татнефть» будет частично использовать и собственные средства. Мы не исключаем также размещения еврооблигаций.
«П.»: Зачем «Татнефти» собственная нефтепереработка? Купить готовое предприятие, по идее, проще и дешевле. Ведь мощности российских нефтеперерабатывающих заводов загружены на 50—70%, а из-за отсутствия сырья еле-еле работают НПЗ на Украине, в Белоруссии и Казахстане…
М.Д.: Но не забывайте — техническое состояние большинства предприятий не соответствует современным требованиям. Мы строим уникальный завод. Это будет первое в стране и четвертое в мире предприятие для переработки высокосернистой нефти, а именно она составляет значительную часть добываемого «Татнефтью» сырья.
Нижнекамский НПЗ станет универсальным предприятием: на нем будет производиться нефтехимическое сырье, различные виды моторного топлива, соответствующие европейским стандартам, что позволит повысить прибыльность от реализации продукции и лучше контролировать денежные потоки. Только так мы сможем выдержать конкуренцию с другими компаниями.
«П.»: В какую сумму обойдется строительство завода?
М.Д.: Общая ориентировочная цена проекта (а он будет реализован в два этапа) составляет $1 млрд.
«П.»: Означают ли вложения «Татнефти» в собственную нефтепереработку, что компания уходит от чистой добычи нефти и становится многопрофильным холдингом?
М.Д.: Превращение в вертикально интегрированную компанию — одно из стратегических направлений развития «Татнефти».
«П.»: Почему именно банк «Зенит» стал соорганизатором, финансовым консультантом и банком паспорта сделки по кредиту от Credit Suiss First Boston (CSFB)?
Елена Горная: История взаимоотношений нашего банка с «Татнефтью» насчитывает шесть лет — ровно столько, сколько мы существуем. «Татнефть» — наш основной акционер. Поэтому все внешние привлечения компания делала при нашем непосредственном участии. Мы всегда выступали в качестве ее финансового консультанта и банка паспорта сделки, то есть банка, на счета которого поступают кредитные деньги. Так что кредит, который получила «Татнефть» от Credit Suisse First Boston, с одной стороны, просто очередная сделка с теми же привычными для нас функциями. С другой — сделка уникальная, поскольку нефтяная компания первой среди российских нефтяных компаний получила кредит на пять лет.
«П.»: Как вы думаете, почему западные финансовые институты выдали такой длинный кредит именно «Татнефти»?
Е.Г.: У компании хорошая кредитная история. В конце 2000 года «Татнефть» грамотно, цивилизованно и публично завершила переговоры с кредиторами о реструктуризации своей задолженности, образовавшейся после кризиса 1998 года. Условия реструктуризации были весьма благоприятными для компании. По сути, это говорит о том, что те инвесторы, которые работали с компанией на протяжении многих лет, поверили, что долг будет возвращен.
«П.»: Но одно дело — погашать задолженности, а другое — выдавать кредиты.
Е.Г.: Инвесторы доверяют компании. Например, в прошлом году «Татнефть» привлекла кредитов на $225 млн. Заметьте, процесс реструктуризации еще не был закончен.
«П.»: С чем это связано?
Е.Г.: Процесс погашения шел хорошо. В течение двух лет не было ни одного срыва ни по погашению основного долга, ни по погашению процентов, ни по поставкам нефти.
Поэтому сделка с CSFB — новый этап в нарабатывании кредитной истории в посткризисный период. Очень важно, что менеджеры «Татнефти» умеют разговаривать с западными кредиторами на одном языке.
Для кредиторов также весьма важно было убедиться в «прозрачности» инвестиционной программы нефтяной компании и наличии у нее долгосрочной стратегии развития.
«П.»: Кредит выдан под поставки нефти?
Е.Г.: Да, обеспечением сделки служит нефтяной контракт. Кредит будет погашаться за счет реализации нефти. Для России это нормальная практика, когда большинство сделок обеспечено либо нефтяными, либо газовыми поставками на западный рынок.
Но особенность нашего контракта в том, что удлиняется — причем совершенно революционно — его срок. В начале прошлого года точно такие же сделки с российскими нефтяными компаниями заключались максимум на полтора года. Теперь — от 3,5 до 5 лет.
«П.»: С чем это связано?
Е.Г.: Только с ростом доверия к компаниям.
«П.»: Очевидно, что, коль западные кредиторы согласились с тем, что именно банк «Зенит» станет финансовым консультантом и банком паспорта сделки, они доверяют и вам?
Е.Г.: Не скрою, что в процессе переговоров двухгодичной давности о реструктуризации долгов «Татнефти» одним из основных вопросов было то, через счета какого банка будут проходить огромные потоки денежных средств. И были очень серьезные намерения в качестве такого банка использовать московскую «дочку» какого-нибудь иностранного банка. Хотя серьезных аргументов против нас не было. Скорее, сказалось негативное отношение к российской банковской системе. Сейчас вопрос о доверии к нам не поднимается.
«П.»: Можно ли предположить, что наступает момент, когда длинные кредиты в России будут преобладать?
Е.Г.: Конечно. Хотя Россия до сих пор и относится к категории зоны рискованных сделок, но, например, в Латинской Америке сейчас проблемы серьезнее. И очень много средств западные институты там потеряли.
И теперь для западных вложений Россия — относительно стабильная политически и экономически — смотрится довольно привлекательно.

ВИКТОР ГАВРИКОВ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK