Наверх
12 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2011 года: "Деньги не пахнут"

Денежные знаки и расчеты уходят из материального мира в мир виртуальный, становясь все менее осязаемыми. Как от этого меняется наше отношение к ним?   В моем детстве деньги шуршали, звенели и пахли. Карманы были полны мелочи. И на эти медные кружочки еще можно было что-то купить. Теперь все иначе. Монеты потеряли всякий смысл. Да и в бумажках его не особо много. В моем кошельке сейчас две с чем-то тысячи рублей. На мелкие траты — вроде газет-журналов, сандвичей в закусочных и проездных билетов на городской транспорт. Для всего остального есть банковская карточка. Да не одна. И таких, как я, — миллионы. Жители мегаполисов переходят на безналичные расчеты. Деньги становятся чем-то все более условным и умозрительным. Они уже не ассоциируются напрямую ни с блеском драгоценных металлов, ни с запахом человеческого пота. Дензнаки превращаются в абстрактные информационные потоки. Да чего там, они даже банковской карточкой быть перестали: 19 сентября компания Google запустила сервис Google Wallet, позволяющий оплачивать покупки с помощью смартфона. Открываешь специальную программу. Подносишь телефон к считывающему устройству. Все! Деньги списаны, покупка оплачена.
   Бытие определяет сознание. Подобные метаморфозы не могут не повлиять и на психологическое восприятие денег. Вот журналисты «Профиля» и решили поговорить со специалистами из разных сфер, чтобы представить себе, каким может быть будущее у денег и у наших с ними отношений.
   
СОДЕРЖАНИЕ БЕЗ ФОРМЫ 
 По данным экспертов, деньги все больше и больше теряют свою физическую форму — доля «безнала» в развитых странах уже сейчас составляет до 90% от общего денежного оборота. У виртуальных богатств много преимуществ: их сложнее физически потерять, уронив кошелек, их проще переводить и перевозить из одного места в другое. Но есть и недостатки. За неосязаемыми деньгами сложнее уследить — одно дело, когда кошелек худеет на глазах, и совершенно другое, когда где-то в банковском компьютере меняются какие-то циферки. Раньше, чтобы ввести дензнаки в оборот, их надо было для начала напечатать, теперь они берутся, словно из ниоткуда, — из тех же банковских компьютеров.
   Так происходит не только с выпуском денег, но и с их зарабатыванием. Все больше людей зарабатывают невидимые деньги, совершая невидимые операции. Деньги возникают из начисления банковских процентов, из сделок с ценными бумагами (которые тоже уже давно никакие не бумаги, а записи на электронных счетах)… Растет число работающих в непроизводственных сферах. Совершая покупки, я уже сейчас ловлю себя на том, что не вполне осознаю настоящую ценность имеющихся у меня денег. Я зарабатываю их, создавая нематериальный продукт — тексты, и трачу их во многом тоже на вещи нематериальные: сотовую связь, Интернет, культурный досуг.
   «Молодое поколение совершенно иначе относится к деньгам, чем их предшественники, — считает психолог Лидия Матвеева. — Деньги перестали ассоциироваться с человеческим трудом, перестали быть мерилом трудолюбия и способностей того, кто их заработал. Они не означают ничего, кроме потенциальных возможностей, на которые их можно обменять».
   Параллельно с измерительной ценностью деньги теряют и свой внешний облик. Все больше людей носят вместо тяжелых кошельков тоненькие пластиковые карты. Но и они скоро канут в Лету. «Банковская карта как носитель информации в будущем уже не понадобится, — уверен председатель комитета Национальной ассоциации участников электронной торговли Борис Ким. — Все реквизиты можно будет закачать на мобильный телефон и проводить денежные операции с него».
   Но на первых порах людям будет сложно оперировать абстрактными цифрами. Им понадобится конкретика, привязка к привычным материальным реалиям — а значит, появятся цифровые имитации обычных банкнот. «Поначалу виртуальные купюры будут внешне повторять обычные деньги, — считает промышленный дизайнер Вадим Кибардин. — Наверняка появятся телефонные приложения, имитирующие обычные кошельки, с отделениями, банкнотами и мелочью. При совершении платежей можно будет указать получателя и пальцем «откинуть» ему несколько купюр при помощи тачскрина. Это поможет сохранить наглядность, ощущение денег, чтобы пользователь понимал, как и на что уходят его средства».
   Внешний вид денег сегодня определяется государством — мы не можем выбрать купюры на свой вкус, например под цвет глаз. А вот с банковской картой уже можно экспериментировать. И не исключено, что в будущем дизайнерские денежные средства станут такими же предметами роскоши, как дорогие наручные часы. По словам Вадима Кибардина, электронная карта становится мерилом успеха, носителем стиля. Самый шик — карты черного цвета: и лаконично, и подчеркивает избранность. Это как маленькое черное платье в мире финансов. То же самое будет и с личными платежными устройствами. Кроме того, эксперты не исключают, что рано или поздно государство лишится монополии на эмиссию денег — в виртуальном мире свою валюту смогут выпускать не только банки, но и частные учреждения.
   
ЧУВСТВО МЕРЫ  
И все же, как виртуализация денег влияет на наше отношение к ним?
   «Бумажные деньги и электронные — это две разные реальности, — считает Лидия Матвеева. — И электронная реальность по-прежнему ассоциируется у нас с игрой, жизнью понарошку, где любое действие можно повернуть вспять. А это приводит к несерьезному отношению ко всем процессам, происходящим в этом виртуальном мире. В том числе и финансовым. Ведь виртуальная реальность прививает человеку инфантильное восприятие жизни — в какой бы то ни было сфере». «Особенно си-льно это ощущается при использовании кредитной системы расчета, — говорит Борис Ким. — Когда пользуешься кредитной картой, не ощущаешь реальный объем трат».
   Вот и получается, что виртуальность вроде бы и удобнее, и современнее, но и безответственнее, что ли. Не в этом ли, кстати, одна из причин нынешнего финансового кризиса и истории с американскими ипотечными бумагами? Люди утратили чувство реальности, наделали долгов, тратили больше, чем могли себе позволить. Да что люди, целые государства! А как отдавать? Как-нибудь… Деньги откуда-нибудь да возьмутся. Скажем, в виде новых кредитов… Но, как говорится, чтобы решать проблему, надо сначала ее осознать. Возможно, в будущем появится новая специализация для психологов — контролер личных трат. А может, механизм контроля будет встроен в платежные гаджеты и будет сигналить красным цветом каждый раз, когда вы соберетесь потратить слишком много денег в обувном магазине. Это хоть как-то поможет сэкономить. Мне уж точно. Но затем все обязательно нормализуется. Все мы привыкнем к более абстрактному восприятию денег. Рано или поздно мы перестанем воспринимать бумагу как носитель информации: выработаются другие условные рефлексы. В то же время, возможно, останется меньшинство, не способное работать с электронными носителями, — для этих граждан общество сохранит бумажные книги и традиционные деньги.
   Бернар Льетар, один из разработчиков евро, скептически оценивает шансы современной финансовой системы на выживание. По его мнению, она вполне может рухнуть в течение ближайших 5-10 лет. А все потому, что сейчас деньги являются средством накопления, а не обмена, в результате чего и появляются финансовые пузыри. Что же делать? Методы, которые Бернар Льетар предложил в своей книге «Будущее денег», экстравагантны, но, как он уверяет, очень эффективны. Во-первых, чтобы деньги не «застаивались», нужно ввести плату за их долговременное использование. Как проценты в банке, только наоборот: например, каждый месяц банкнота будет терять по 1% от своей первоначальной стоимости. Во-вторых, наряду с государственными валютами должны появиться местные, дополнительные валюты, которые будут более тесно связаны с занятостью людей в конкретных районах. Например, изобретенные Эдгаром Каном «времядоллары». В этой системе часы, которые человек затратил на полезный для окружающих труд, переводятся в денежные единицы. А эти единицы, в свою очередь, дают ему «абонемент» на определенные услуги со стороны других людей. Например, за час обучения игре на гитаре я могу получить 1 «времядоллар», за который кто-то другой научит меня рисовать.
   Впрочем, далеко не все настроены так радикально. «Физические» деньги никогда не исчезнут, — уверен Вадим Кибардин. — Неоднократно проводились исследования, связанные с целесообразностью применения различных материалов. Например, деревянная мебель никогда не исчезнет, хотя пластиковая легче и дешевле. Ведь человек не теряет своих физических характеристик — он теплый, он мягкий, у него две руки, и ему необходимы богатства, которые можно увидеть или потрогать. В конце концов, нужно же что-то оставить, чтобы дать на чай».
{PAGE}
   
   

   Сергей ДОРЕНКО, журналист, главный редактор радиостанции РСН:
   «Ппластиковые карты — это очень удобно, быстро. Но у бумажных денег есть свое обаяние, своя фактура, свой запах. И в чем я точно убежден — первую в жизни зарплату каждому человеку должны выдавать наличными, чтобы он мог ее осязать. Я прекрасно помню свой первый заработок. В 9-м классе я после школы ходил в Дом моды, где подрабатывал моделью для пошива одежды, у меня был идеальный 50-й размер. Моя первая зарплата была 30 рублей, большие по тогдашним меркам деньги, я ей очень радовался, даже нюхал купюры. И такой момент должен быть у каждого. А потом уже можно переходить на карты».
   
   Лев РУБИНШТЕЙН, поэт, публицист:
   «В моей жизни виртуальные деньги по-прежнему занимают немного места — я редко пользуюсь банковскими картами, разве что когда уезжаю куда-нибудь за границу. А вот на моих друзей новые технологии повлияли очень сильно — они стали замечать, что, пользуясь картой, тратят гораздо больше. Поэтому я и не доверяю безналичному расчету и предпочитаю пользоваться деньгами «по старинке». Хотя рано или поздно бумажные купюры исчезнут совсем как устаревшее явление — исчезли ведь многие национальные валюты в Европе. И мне придется переучиваться».
   
   Артемий ТРОИЦКИЙ, музыкальный критик:
   «Я перешел на пластиковые карты еще в конце 80-х, мне так удобнее. Не люблю деньги, особенно мелочь, которая звенит и оттопыривает карманы, — меня это раздражает. С кредитками как-то проще. Но они усыпляют бдительность: перестаешь адекватно оценивать свои траты. «Трехмерные» деньги все-таки считаешь, а тут цифры текут и текут. Сейчас я более или менее сбалансировал свои расходы. У меня есть несколько кредитных карт в разных валютах для поездок за рубеж. Но я все равно ношу с собой немного налички — на всякий случай».

   

   ПЛАТА ЗА ВОЗДУХ
   Некоторые эксперты считают, что скоро может измениться сам механизм трат. Мы с каждым годом все дальше уходим от материального производства к нематериальному — появляются целые индустрии по изготовлению контента, распространяемого через Сеть. И все чаще он становится бесплатным, а это означает, что прежняя система товарно-денежных отношений уже не работает. Профессор Высшей школы экономики, управляющий рекомендательным сервисом «Имхонет» Александр Долгин предложил такую необычную модель будущего: «С традиционной экономикой происходит то же самое, что происходило с сельским хозяйством. Раньше им занимались 70 человек из 100, а теперь — лишь небольшой процент. Требуется все меньше человеческих ресурсов, чтобы обслужить первичные потребности населения. Значительная часть нашей активности переместилась в сферу коммуникаций, культуры, неутилитарного производства. Но при этом деньгам становится все труднее выполнять одну из своих главных функций — измерение ценности товара или услуги. В культурной сфере, где продукт часто уникален, участники рынка не могут опытным путем установить правильную цену. И ни один покупатель не застрахован от кота в мешке. Это видно на примере музыкальной индустрии, где песни принципиально разного качества продаются по одной и той же цене. В такой ситуации единственный выход — отказаться от традиционной системы «плати, а потом бери» в пользу системы «бери, а потом плати». Когда я пойму, насколько мне подходит данный продукт, я за него заплачу. Казалось бы, утопия. Но контент-индустрии уже сейчас не знают, как собрать выручку за произведенные продукты, ведь ограничить доступ к информации в Сети практически невозможно. А значит, контент нужно предлагать на условиях постоплаты — пусть люди пользуются им свободно и отдают деньги только за то, что им действительно понравилось. Столько, сколько считают нужным».
   С потребительской точки зрения модель вполне соблазнительная. Но возникает закономерный вопрос: кто захочет платить за блага, которые можно получать бесплатно?
   «Люди сами хотят вознаградить тех, чьим творчеством они восхищаются, — считает Александр Долгин. — Например, дарят цветы любимым актерам. И как только это станет удобно, они начнут вознаграждать в денежной форме. В прежние времена меценатство было делом богатых, теперь оно становится доступно любому человеку».
   Опыт показывает, что общество уже готово к таким переменам. В 2007 году британская группа Radiohead выпустила альбом In Rainbows в Сети. Музыканты не устанавливали фиксированную цену на альбом. Все желающие могли внести за него любую сумму или скачать песни абсолютно бесплатно. Тем не менее общий доход составил около 5 млн фунтов. Вслед за британцами свои пластинки «бесплатно» начали распространять и другие исполнители — Kasabian, Arctic Monkeys, Foo Fighters. Из наших — Федор Чистяков, «Ляпис Трубецкой», «Аквариум» и другие. И всем альбомы принесли неплохой доход.
   Впрочем, так зарабатывать можно не только на музыке. Но и на текстах. Как работает эта система, проверил на себе журналист Дмитрий Соколов-Митрич, который в порядке эксперимента начал указывать реквизиты своих электронных кошельков в примечаниях к статьям, чтобы все желающие могли вознаградить его за нелегкий труд. За два дня ему удалось собрать 4 тыс. рублей — и это только за одну колонку. Значит, этот, казалось бы, утопический, механизм не так уж далек от реальности.
   «Дальше все большую роль начнут играть виртуальные профили, выражающие вкусовые предпочтения и круг интересов пользователя, — рассуждает Александр Долгин. — И покупки, совершаемые им на культурных рынках, станут тут же отражаться в профиле. Плата станет отличительной чертой человека. Скажи мне, на что ты готов потратить деньги, и я скажу, кто ты. А если ты воспользовался чем-то качественным, по мнению членов клуба, и не заплатил, значит, ты халявщик и несолидный человек. Перечисляя деньги на счет того или иного автора, ты таким образом ставишь ему оценку — как сейчас ставят «лайки» на Facebook. И параллельно пополняешь свое потребительское портфолио, которое отлично тебя характеризует».
   То есть наш шопинг в виртуальной среде станет такой же частью образа, как и «продвинутый» телефон и дорогая одежда.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK