Наверх
20 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2001 года: "Дешевый обман"

Ловишь такси. Вызываешь электрика. С тоской прикидываешь, сколько дать на чай одуревшему от лени официанту (я минуты три мучился с зажигалкой, пока этот Фалалей сообразил, в чем дело). И на четкий вопрос «сколько?» получаешь дивный ответ: «А сколько не жалко?»И эти глаза напротив, про которые сказано, что они никогда не продадут, но никогда ничего и не купят. Еще как продадут! И сколько же дряни потом на вырученные деньги накупят. Потому как обладатели этого незамутненного взгляда любят бубенчики, петарды и трещалки, фруктовую воду с газом, переводные картинки, блестящие машинки и девушек в ярких купальниках.
Итак, к онтологичному вопросу «сколько не жалко?».
Мой знакомый Медведенко дал четкий ответ: триста рублей.
Тысячу он отбил, пустив в ход шантаж, угрозы и проникновенное обещание перекрыть кислород, которое еще в недавние менее вегетарианские времена можно было бы толковать в буквальном смысле слова. Но на самом деле речь шла об одном — прикрыть допуск обидчикам Медведенки в народную газету «Из рук в руки».
Для того чтобы объяснить, что произошло, я сначала должен рассказать тебе, читатель, о некоторой странности моего знакомого. Ибо, будучи человеком крайне непостоянным и с легкостью меняя места работы, жен, приятелей и даже способы зарабатывания на жизнь, он хранил в своем мускулистом сердце трогательную привязанность к району Крылатское. И что бы ни происходило, из этого района он не уезжал. Так что к моменту нашего повествования в этом районе жили все три жены Медведенко (две бывшие и одна — ныне действующая) — всех их он после бракосочетания перевез в Крылатское, все медведенковские дети, его же родители, многочисленные тещи и тести. В сущности, все это даже тянуло бы на сюжет для Феллини, если бы не отдавало идиотизмом. Хотя, по здравом размышлении, это одно и то же.
Так вот, Медведенку постигло очередное чувство. Не надо быть Глобой, чтобы сообразить, что квартиру для подруги сердца он решил снять в родном Крылатском. Чтоб все было под рукой: работа, жизнь — личная и семейная.
И вот тут-то и начинается самое интересное. Потому что чувства чувствами, а снимать квартиру через крупное агентство, которое требует стопроцентных комиссионных, это баловство. Двести пятьдесят баксов хозяину плюс столько же агентству. То есть за один раз вынь да положь пятьсот баксов. И это в то время, когда есть более дешевые способы удовлетворения сердечного жара. Как говорится, зарабатывают все по-разному, экономят одинаково. К примеру, берешь газету «Из рук в руки», открываешь раздел «Сдать. Снять»… И вот они — в столбик — жаждущие помочь вам устроить личную жизнь на не контролируемой никем территории. Главное, недорого.
Выбор Медведенки пал на фирму «Риэлторский сервис» (номер лицензии в газете указан), которая вызывалась сдать-снять квартиру в любом районе Москвы быстро и надежно. А поскольку мотаться к любимой в Бибирево Медведенко уже умучался, он быстренько позвонил в этот самый «Риэлторский сервис». И уже через пару минут ему по телефону подобрали чудную однокомнатную квартирку с видом на закат на улице Ярцевской. Понятно, что адрес и телефон хозяйки моему другу не сказали, а предложили для дальнейших переговоров приехать в офис. Располагающийся, между прочим, в неслабом месте — гостиница «Центральная», комната 505.
Офис оказался чистенькой, прилично обставленной комнатой. За компьютером — одно очаровательное создание, за телефоном — другое. Потрепавшись с девушками минут пять, Медведенко выяснил, что квартирка на Ярцевской, дом 29, корпус 1 — именно то, что надо. С телефоном, мебелью, скромной арендной платой — 150 долларов. За свои услуги фирма хотела немного — каких-то 1300 рублей.
Нет таких денег, которых мы не заплатили бы за то, чтоб нас обманули.
Тут же, при Медведенке, милая девушка позвонила квартирной хозяйке. И приятель мой стал свидетелем следующего разговора:
— Надежда, это вас беспокоят из агентства недвижимости. Мы нашли вам клиента. Сейчас я передам ему трубочку. Договоритесь с ним о встрече, пожалуйста.
Медведенко взял трубку и услышал усталый милый голос. Задав уточняющие вопросы, он договорился встретиться с Надеждой вечером у подъезда.
— Давайте в полвосьмого,— предложил наш донжуан.
— Ой,— переполошилась женщина,— меня с работы могут не отпустить. Давайте уж все-таки в восемь.
— Ну что, заключим договорчик? — спросила нимфа из 505-й комнаты гостиницы «Центральная», вытаскивая свеженький бланк.
Будучи человеком деловым, Медведенко внимательно изучил договор — в нем речь шла о предоставлении информационных услуг.
— А могу я заплатить вам гонорар, посмотрев квартиру? — поинтересовался он.
— А где гарантии, что вы это сделаете? — улыбнулась девушка и записала на листочке для Медведенко адрес и номер телефона квартиры на Ярцевской.
В восемь вечера Медведенко, как солдат у Мавзолея, стоял у нужного подъезда. Вообще-то, он не был пунктуальным человеком, но сердце его жаждало творчества, а творчество мыслилось как смена ощущений. И желательно побыстрее. В четверть минут девятого Надежды не было. Так же как и в полдевятого. В девять надежда на появление хозяйки истаяла как сигаретный дым. Медведенко попытался по мобильнику позвонить Надежде, телефон которой был выдан ему утром в фирме «Риэлторский сервис». Но телефон молчал не просто как рыба, а как килька в томате. И ощущение, что его кинули, томительное и неприятное, как легкое пищевое отравление, накатило на нашего героя.
В десять утра, возбужденный и негодующий, Медведенко влетел в комнату 505, что в гостинице «Центральная». Нет нужны передавать этот жалкий диалог. Единственное, что могла сказать нашему герою милая барышня из фирмы «Риэлторский сервис»: к полному ее удивлению, хозяйка квартиры исчезла. Она изо всех сил пыталась ей прозвониться — и тщетно.
— Где тут у вас начальство? — спросил Медведенко.
Оказалось, что начальства нет (далее последовал кивок хорошенькой головки наверх). И деньги девушка вернуть не может — у не просто нет таких полномочий. Она всего-навсего кассир. И возвращать деньги не имеет права. Только брать. Пока мой приятель медленно соображал, как просто и элегантно у него выгребли тысячу триста, и наливался яростью, словно породистый бык на корриде, девушка, держа пальчики на его вздувшемся пульсе, лепетала, чтобы господин Медведенко успокоился, сейчас она как-нибудь разрулит эту ситуацию. Ведь иначе ее просто уволят (еще один кивок наверх). Так что я вас умоляю, давайте договоримся.
— О чем? — тяжело дыша, спросил Медведенко.
— Вы же заключали договорчик на информационные услуги? Я вам сейчас подберу адреса, которые вам, может быть, понравятся даже больше,— залепетала девушка.
Результатом консенсуса стал список из десяти адресов, которые Медведенко предлагалось осмотреть. С тремя хозяевами он договорился на шесть, семь и восемь вечера — их вызвонила милая девушка. Остальных решил отловить по телефону сам.
А зря. Потому как никто солдату не ответил, как поется в песне. Мало того, ни один из милейших хозяев так не пришел на назначенные явки. Сообразив, что его дурнули еще раз, Медведенко пришел в отчаяние от своей глупости и артистических талантов милой барышни одновременно. Перечитав внимательно договор, Медведенко сделал еще одно неприятное открытие: в нем не было ни слова о фирме «Риэлторский сервис и фигурировала вообще никому не ведомая фирма.
— Станиславский, Немирович-Данченко, Книппер-Чехова,— с ненавистью говорил он следующим утром, входя в комнату 505.— Или вы возвращаете мне деньги, или ни одно ваше объявление больше не попадет в газету «Из рук в руки».
Милая девушка опять изобразила легкий обморок, денег не дала и сослалась на длинную очередь желающих найти квартиру через их фирму. Очередь и правда была человек из десяти. И все хотели расстаться с деньгами, невзирая на оскорбленные вопли Медведенко.
Некоторые проглатывают обиду, другие — обидчика. В тот же день я по просьбе Медведенко позвонил своему знакомому — тот занимал солидный пост в вышеупомянутой народной газете.
— Серьезный человек, а так вляпался,— задумчиво сказал он.
— Так в газете был указан номер лицензии, он и решил, что все в порядке.
Указана лицензия «Риэлторского сервиса», под его прикрытием и работает этот водспускпром, который у него фигурирует в договоре, объяснил мой приятель. Газета уже который год борется с такими рекламодателями. И пообещав больше не принимать объявления у «Риэлторского сервиса», рассказал: основной контингент клиентов у таких фирм — иногородние. У которых, как правило, проблемы с регистрацией в Москве. Поэтому, когда их кидают, обнаглевшая фирма еще и обещает обеспечить доверчивому клиенту проблемы с московской милицией.
На следующий день торжествующий и тихий Медведенко пришел в «Риэлторский сервис». В фирме царил переполох: пару минут он наблюдал за девушками, которые по всем телефонам то совещались с начальством, то перезванивали агентам фирмы — народная газета и правда отказалась от объявлений «Риэлторского сервиса». Наконец его заметили.
— Ой, это вы? — дрогнувшим голосом сказала Книппер-Чехова.
— Деньга отдадите? — твердо спросил Медведенко.
Девушка молча выложила на стол тысячу рублей.
— А больше у меня нет,— сказала она.
Тут у нее на столе зазвонил телефон.
— Да-да, квартира на Ярцевской, дом 29, корпус 1,— залепетала Книппер-Чехова.— Хозяйку зовут Надежда. Мы уже обо всем договорились. Подъезжайте, оформляйте договор,
Так что деньги, господа валяются под ногами. Взять их, как сказал один экспроприатор начала века,— ваша задача.

ИВАН ШТРАУХ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK