Наверх
12 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "ДЕТСТВО ЗАКОНЧИЛОСЬ"

Китайские нефтекомпании становятся серьезными игрокамиКИТАЙ
Появившись на мировых рынках лет десять назад, китайские нефтекомпании, жадно искавшие возможности вложить деньги, заработали репутацию салаг. Они заключили, на первый взгляд, многообещающие контракты на разведку нефти и прокладку трубопроводов в Венесуэле, России и Казахстане, а они или так и не состоялись или, как оказалось, китайцы здорово переплатили. Китайские компании получили также печальную известность за свою склонность к действиям в одиночку там, где большинство прочно стоящих на ногах западных компаний работать остерегались — Судане, Ираке и Бирме. К тому же китайцы вечно сводили партнеров с ума постоянными изменениями условий соглашений и задержками.
Сегодня китайский бизнес стремительно взрослеет. В середине декабря лондонская BG Group PLC решила продать 8,3% акций нефтегазовых месторождений на севере Каспия. Возможно, запасы здесь не менее значительны, чем в Прадхо-Бей на Аляске. Свои доли здесь есть и у ExxonMobil Corp, и у Royal Dutch/Shell Group. И CNOOC Ltd., подразделение пекинской China National Offshore Oil Corp., сразу ухватилась за этот шанс. Руководство срочно обзавелось визами и вылетело в Лондон. Сделка на $615 млн. была завершена за пару недель и закрыта в середине марта. «Я был поражен быстротой их реакции, — говорит Кай Чжинъйон (Cai Jinyong), управляющий Goldman Sachs (Asia) LLC, который консультировал BG. — Китайские компании повзрослели». Месторождения требуют серьезных инвестиций, но аналитики считают, что CNOOC заплатила разумную цену.
Эта сделка — лишь один пример все более агрессивной инвестиционной политики китайских нефтекомпаний, интересы которых, очевидно, простираются от Центральной Азии до Северной Африки. Их цель — удовлетворить внутренний спрос, который в ближайшие десятилетия будет беспримерно расти, и уменьшить опасную, как считают в Пекине, зависимость от поставок из Персидского залива. Иракский кризис заставил Китай действовать еще быстрее: удвоение цены на нефть всего за год больно ударило по расцветающему и активно потребляющему энергию промышленному сектору. 60% необходимой нефти Китай импортирует с Ближнего Востока. И как опасается китайское руководство, любой крупный сбой в поставках может угрожать национальной безопасности. К тому же разрыв между объемами добычи внутри страны и ее потребностями растет намного быстрее, чем прогнозировалось. По расчетам Министерства энергетики США, к 2015 году Китай будет вынужден импортировать до 8,6 млн. баррелей нефти в день, что намного больше сегодняшних 2 млн. «Они отчаянно пытаются закрепить за собой все запасы, какие только могут», — говорит Пайк Кэун-Вук (Paik Keun-Wook), эксперт по китайской нефтяной отрасли из лондонского Royal Institute of International Affairs.
Однако в последние месяцы благодаря приобретениям морских месторождений ситуация улучшается. Пекинская China Petrochemical Corp., материнская компания действующей на фондовом рынке Sinopec Group, в марте тоже приобрела долю в каспийских месторождениях. Примерно в то же время китайские компании купили права на несколько столь же значимых месторождений в Индонезии, в провинции Восточный Калимантан. А непосредственно перед этим CNOOC выкупила у испанской Repsol YPF права на добычу на шельфе Индонезии за $585 млн.
Еще один прорыв, возможно, произойдет в начале мая, когда новый премьер КНР Вэнь Цзябао (Wen Jiabao) посетит с официальным визитом Москву. Вэнь должен заключить договор на $2,5 млрд. о строительстве нефтепровода протяженностью1500 миль, по которому на северо-восток Китая ежегодно будут поставляться миллионы тонн сибирского сырца. Уже четыре года этот проект (совместный с крупной частной российской НК ЮКОС) не может преодолеть бюрократические препоны и козни конкурентов. Последние продвигают свой проект строительства нефтепровода в Японию. Москва так и не сформулировала свои предпочтения, но, по словам премьера Михаила Касьянова, правительство склоняется в сторону китайского варианта. В сделке есть и политический аспект. «Торговля нефтью с Китаем — очень положительный момент для России, — говорит Стивен О’Салливан (Stephen O’Sullivan), руководитель исследовательского отдела московской United Financial Group. — Благодаря этому растет товарооборот и взаимозависимость. Кроме того, это помогает двум странам сверять свои интересы». Это лучше, чем раздражать огромного соседа нежеланием делиться с ним природными богатствами России.
КНР предпринимает также серьезные шаги по обеспечению промышленности сжиженным природным газом, который Пекин продвигает в качестве более экологически чистого топлива, чем уголь, дающий сегодня примерно 60% электричества. В августе CNOOC приобрела долю в месторождениях северо-западного шельфа Австралии. Грандиозные запасы шельфа позволят обеспечивать юг Китая 3,5 млн. тонн сжиженного газа ежегодно в течение 25 лет. Сыграв на масштабах своего внутреннего рынка, Китаю удалось получить газ на 15% дешевле, чем предлагали Южная Корея и Япония.
Откуда такой неожиданный успех? Самое главное — опыт, приобретенный тремя крупнейшими китайскими нефтекомпаниями с тех пор, как они вышли на иностранные фондовые рынки. CNOOC сделала свои первые приобретения за рубежом около десяти лет назад, и сейчас это самый опытный участник рынка, набирающий на работу молодые таланты с западной подготовкой. Корпорация China National Petroleum Corp., крупнейший производитель нефти и газа, значительно сократила свои раздутые штаты и перевела важнейшие активы в разведке и добыче в компанию PetroChina, акции которой котируются на нью-йоркской и гонконгской биржах. Крупнейшая компания по переработке нефти Sinopec в поисках собственных источников сырой нефти обращает внимание на морские месторождения. «Эти компании перестали действовать как госструктуры, — отмечает Скотт Робертс (Scott C. Roberts), представитель Cambridge Energy Research Associates’ China. Им приходится работать за рубежом и вести себя по-деловому, чтобы быстро приносить прибыль».
Сделки по северному Каспию демонстрируют растущую мощь корпоративного Китая. Запасы месторождения Кашаган оцениваются в 13 млрд. баррелей нефтяного эквивалента. CNOOC заплатила больше, чем годом ранее выложили за аналогичные месторождения Shell и ConocoPhillips. CNOOC считает это обоснованным, так как скважины уже пробурены, что существенно снижает риск. «Это потрясающая сделка, — радостно заявляет генеральный финансовый директор CNOOC Марк Цзю (Mark Qiu). — Это наш плацдарм в, пожалуй, самом богатом нефтегазовом бассейне за пределами Ближнего Востока».
Эта сделка также помогает китайцам залечить раны от их прежних неудач в Казахстане. В 1997 году Пекин с большой помпой заявил о $3,5-миллиардной сделке CNPC по приобретению акций казахской нефтяной компании и прокладке нефтепровода протяженностью 1875 миль в западный Китай. А потом выяснилось, что запасы на купленных месторождениях не окупят гигантских затрат. CNPC положила на полку и проект строительства другого нефтепровода из Казахстана в Персидский залив, где казахскую нефть предполагалось грузить на китайские танкеры. Да и переброска каспийской нефти в КНР пока остается экономически сложной задачей. Однако CNOOC надеется использовать уже имеющиеся или проектируемые трубопроводы международных консорциумов. CNOOC также предлагает и вариант с обменом: она отдает своим европейским партнерам каспийскую нефть, а вместо нее получает нефть с их мощностей в Азии.
И все же китайским деловым людям еще расти и расти. Китайские нефтекомпании по-прежнему известны тем, что в ходе переговоров о стратегических соглашениях могут в одночасье изменить свою позицию. Многие аналитики сомневаются также в эффективности китайской тактики приобретения пакетов акций иностранных нефтяных компаний. Они считают, что полезнее было бы сэкономить средства, заключив долгосрочные контракты на поставки с нынешними участниками рынка. Но при всем этом желание китайских нефтяных компаний вступить во всемирный клуб, а не оставаться аутсайдерами обнадеживает. Став нормальным участником мирового рынка, Китай, возможно, перестанет гоняться за сомнительными контрактами.

НЕУТОЛИМАЯ ЖАЖДА

ГОДОБЪЕМ ЧИСТОГО ИМПОРТА НЕФТИ В КИТАЙ
’960
’9715
’9810
’9930
’0062
’0150
’0260

миллионы тонн

Источник: Cambridge Energy Research Association. — Business Week

КИТАЙ СТРЕМИТСЯ К НЕФТЯНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

Нефтяные компании Китая хотят получать сырую нефть без перебоев и заключают для этого сделки
ИНДОНЕЗИЯ
В прошлом году CNOOC заплатила $585 млн. за крупное месторождение на шельфе Явы. В начале марта китайцами также куплены 40% месторождения в индонезийской провинции Восточный Калимантан площадью 900 000 акров, запасы которого оцениваются в 2—3 млрд. баррелей.
КАЗАХСТАН
В марте китайцы заключили две сделки, заплатив $1,3 млрд. за 17% нефтегазовых месторождений на севере Каспия, среди которых гигантское месторождение Кашаган, чьи запасы оцениваются в 13 млрд. баррелей.
РОССИЯ
В мае в ходе визита в Москву премьера КНР Вэнь Цзябао ожидается подписание соглашения о строительстве трубопровода протяженностью 1500 миль, по которому ежегодно в Китай будут поступать миллионы тонн нефти.

ПИТ ЭНГАРДИО (PETE ENGARDIO) В НЬЮ-ЙОРКЕ И ДЕКСТЕР РОБЕРТС (DEXTER ROBERTS) В ПЕКИНЕ С КЭТРИН БЕЛТОН (CATHERINE BELTON) В МОСКВЕ. — BUSINESS WEEK

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK