Наверх
19 января 2022
Без рубрики

Архивная публикация 1998 года: "Девочка, хочешь сниматься в кино?"

И вот радостное известие: Норрис решил заняться бизнесом в России. Совместно с Киностудией имени Горького и каналом РТР он будет искать актерские таланты.Чак Норрис: Я давно занимаюсь поисками молодых актеров. В Америке у меня свое агентство Hollywood Stars Studios. Мне самому пришлось завоевывать место под солнцем, поэтому я отлично представляю, насколько это тяжело. Для многих мое агентство -- единственный шанс выбиться в люди.

Ирина Буйлова: И как выбиться в люди при помощи вашего агентства?

Ч.Н.: Наша система поиска новых актеров проста и эффективна. Вначале за чисто символическую плату мы регистрируем всех желающих в возрасте от 5 до 30 лет: они заполняют анкеты и оставляют свои фотографии. Во втором туре мы отбираем кандидатов для конкретных сериалов, фильмов и специальной передачи по ТВ "Звезды нового века".

Эта кастинговая система уже много лет с успехом работает в Америке. Заявки приходят со всей страны. Нас интересуют не только люди с внешностью фотомоделей, но и те, кто, не отличаясь выдающимися внешними данными, обладает уникальными талантами или пластическими способностями.

Имена молодых талантов заносятся в базу данных "Звезды ХХI века" и в знаменитую объединенную мировую базу Starscaster, работающую как глобальное актерское агентство. Надеюсь, в скором времени оно пополнится именами из России.

И.Б.: Что привело вас в Россию?

Ч.Н.: Я люблю вашу страну и ваших людей. Все, что меня здесь окружает, близко мне по духу. Все лучшие мои ученики по каратэ -- выходцы из России. Двадцать пять из них уже получили "черный пояс". Поверьте, я много ездил по миру и в России вижу больше возможностей, чем где бы то ни было.

И.Б.: Больше, чем в Америке?

Ч.Н.: Я не знаю, сможет ли Россия обогнать Америку. Но у Америки уже был свой шанс, а у вашей страны все впереди.

Да, у вас трудный период, но в этом нет ничего страшного. Америка тоже переживала глубокие депрессии и экономические провалы. В России есть главное -- желание изменить жизнь. Я приезжаю к вам в течение семи лет -- страна меняется стремительно. Для того чтобы встать на ноги, нужно время, и -- решительность.

И.Б.: Вряд ли решительность может спасти от безденежья.

Ч.Н.: Решительность укажет дорогу, где при определенном трудолюбии человек может найти деньги.

В юности я был настолько беден, что ни о каком образовании мечтать не приходилось. Я завербовался в военно-воздушные силы и отправился служить в Корею. Там, я считаю, мне крупно повезло: я начал заниматься восточными единоборствами. Вначале просто от скуки, потом увлекся настолько, что это стало делом моей жизни.

Эти занятия полностью изменили мою жизнь. Я всегда был худосочным мальчиком, предпочитал не выпячиваться, держался серединки. Танксудо (боевое искусство, которым занимался Норрис.-- Авт.) научило меня защищаться, я понял, что такое дисциплина и самоуважение. Но главное -- первый раз в жизни я поверил, что смогу добиться всего, если очень сильно захочу и приложу максимум усилий.

Когда я вернулся после службы в Америку, мне пришлось подрабатывать инструктором по каратэ, с утра до ночи заниматься с учениками. Я бы не выдержал такого ритма, если бы не поставил перед собой цель стать чемпионом мира.

После очередного поражения я успокаивал себя: "Ничего, что ты проиграл. Это ерунда. Важно не проигрывать одинаково". Меня считали неперспективным спортсменом, но я не обращал на это внимания. Тренировался как заведенный. В итоге сегодня я шестикратный чемпион мира и обладатель двух "черных поясов" -- в таэквандо и танксудо.

И.Б.: В кинобизнес вы пришли уже известным человеком. Видимо, "роман с кино" у вас сразу сложился удачно?

Ч.Н.: Если бы вы знали, как долго и безуспешно я пытался пробиться в кино! Ходил на переговоры с сотнями продюсеров, приносил свои проекты, уговаривал... Как я сейчас понимаю, мне не хватало наглости. Несмотря на все свои победы, я был ужасно застенчив. Мне как-то неловко было расхваливать себя перед малознакомыми людьми.

В какой-то момент я понял, что моя застенчивость мне страшно вредит. Пришлось с ней бороться. На это ушло четыре года. Чем увереннее я становился, тем внимательнее ко мне относились. Однажды я зашел к очередному продюсеру и сказал: "Сделайте этот фильм со мной, потому что я самый лучший".

Про себя я произносил эту фразу тысячу и один раз и, видимо, так натренировался, что мне поверили и предложили роль. Скажу по секрету, человек, который решился вложить в меня деньги, был последней кандидатурой в моем длинном списке.

Мы сделали фильм "Хорошие парни, одетые в черное". Картина заработала восемнадцать миллионов долларов чистой прибыли. Совсем неплохо для дебюта. Потом были "Октагон", "Пропавшие без вести на поле боя", "Кодекс молчания", "Одинокий волк Маккуэйд" -- в общей сложности я снялся в двадцати восьми фильмах и сериалах.

И.Б.: Вы быстро освоили новую профессию?

Ч.Н.: Самое трудное -- полностью расслабиться перед камерой. После многолетних тренировок (а каратэ требует абсолютного контроля над эмоциями) мне было нелегко делать все наоборот -- плакать, негодовать, смеяться, то есть выражать чувства. Но я учился -- и на собственных просчетах, и наблюдая за коллегами.

Когда я начинал актерскую карьеру, отдавал себе отчет, что никогда не стану ни Дастином Хофманом, ни Полом Ньюменом -- у меня нет их талантов. Но я мог создать на экране новый тип -- action hero, "героя действия".

И.Б.: Американская киноиндустрия каждый год выпускает десятки боевиков, в которых главные герои только и делают, что дерутся и бегают друг за другом.

Ч.Н.: Есть разница между действием и насилием. Я не люблю смотреть фильмы, где через каждые пять минут совершается убийство и текут реки крови. Лично я стараюсь, чтобы сцены боев выглядели артистично. Драка в кино -- это ведь шоу. К тому же мои герои используют свои способности только как последнее средство в борьбе. Я надеюсь, зрители это понимают.

И.Б.: Подростки всего мира считают вас своим кумиром. Вы к этому стремились?

Ч.Н.: Нет, это получилось само собой. Просто дети в отличие от взрослых -- народ непосредственный. Для них зло -- это зло, добро -- добро. А мои герои, как правило, люди положительные.

Я очень люблю работать с детьми. Многие серии "Крутого Уокера" -- это истории о детях, причем маленьких актеров на детские роли я стараюсь подбирать сам.

Кроме того, я возглавляю ассоциацию "Выбросим наркотики из Америки". Работаю со сложными подростками. Чаще всего это неустроенные, одинокие дети из неблагополучных семей, с низкой самооценкой.

У меня не было времени искать к каждому педагогический подход. Я сделал проще -- начал учить их боевым искусствам. Очень действенно. У ребят просто не остается сил на наркотики и прочие хулиганства. К тому же тренировки повышают их уверенность в себе. И еще я учу детей смотреть на жизнь позитивно. Каждую тренировку начинаю словами, что они достойны успеха и он к ним обязательно придет.

В американских школах процветает насилие, и в принципе неплохо уметь обороняться. Но я очень хочу, чтобы мои воспитанники решали свои проблемы не только за счет силы. Сейчас я тренирую двенадцать детей. За семь лет работы в ассоциации воспитал пятнадцать "черных поясов".

Когда-нибудь перестану снимать сериалы и займусь исключительно детьми.

И.Б.: Вас так манят лавры педагога?

Ч.Н.: Почему бы и нет? Я вырос в очень бедной семье. Отец бросил нас, когда я был маленьким. Мама одна растила троих детей, меня и двух младших братьев. Мы жили в крохотном доме, на мизерное пособие и не смели мечтать об элементарных детских радостях.

Когда мама уходила на работу, я нянчил братьев, готовил, убирал, стирал. Я не знал, что такое дворовые банды, наркотики и алкоголь только потому, что в моей семье было много любви. Как бы нам ни приходилось туго, как бы мама много ни работала, у нее всегда хватало времени и сил на нас. Сегодня я хочу помочь тем, кому не хватает любви и внимания.

И.Б.: Как вы все успеваете?

Ч.Н.: Работаю по четырнадцать часов в сутки. С понедельника по пятницу у меня съемки в телесериалах. В субботу в основном тренируюсь. При этом надо успеть просмотреть сценарии очередных серий. В воскресенье занимаюсь с детьми. Иногда отдыхаю, но это случается крайне редко.

И.Б.: Вам нравится такая жизнь?

Ч.Н.: Этой мой выбор. Если бы она мне не нравилась, я занялся бы чем-нибудь другим. Мне даже самому любопытно, на что я способен.

Есть хорошее английское слово -- challenge, вызов. Вызов делает жизнь захватывающей. Я не знаю, откуда берутся у меня силы. Может, помогают боевые искусства -- они учат концентрироваться и каждую минуту проживать на пределе.

И.Б.: Чак Норрис -- это ведь псевдоним. Говорят, вы взяли его, когда работали в военной разведке.

Ч.Н.: Да нет. Мое настоящее имя Карлос Рэй. Когда я был в армии, сослуживцы, видимо, для удобства стали называть меня Чак. Имя Чарльз (сокращенно Чак) -- английский аналог имени Карлос. Так и повелось. Возвратившись в Америку, я решил взять псевдоним, потому что новое имя показалось мне более звучным. Но все в семье, да и моя нынешняя подруга зовут меня Карлос.

И.Б.: Еще говорят, что вы участвуете в полицейских операциях и у вас есть значок шерифа.

Ч.Н.: Да, я офицер техасской полиции. Это была мечта моего детства -- стать полицейским. Вместо этого я выучился на инструктора по каратэ, потом освоил профессию актера. До полицейского все как-то руки не доходили.

Но в какой-то момент я решил: так дело не пойдет, мечты детства надо осуществлять. Пять лет назад я поступил на работу в полицию и даже успел неплохо продвинуться по службе. Участвовал в крупной операции по изъятию наркотиков, лично арестовал сотню наркодельцов. Так что я полицейский не только на экране.

И.Б.: Вы счастливый человек?

Ч.Н.: Я человек религиозный. Вера в высшие силы дает мне внутренний покой. А вера в себя -- удовлетворение от всего, что я делаю.

ИРИНА БУЙЛОВА

Оперативные и важные новости в нашем telegram-канале Профиль-News
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Самое читаемое