Наверх
12 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "Девочка хочет дракона"

Россия выстрадала фашизм так же, как выстрадала до этого марксизм: в результате долгих мучений всегда кидаешься на простейший рецепт.   Итак, все прочие соблазны уже были, остался националистический, и это признак того, что ложка уже скребет по дну. В процессе деградации человеку — и стране — свойственно обращаться к ценностям все более имманентным, врожденным, все менее культурным и рукотворным. Нацизм отличается от марксизма гораздо большей простотой и опорой на архаические ценности. Все это настолько очевидно, что скучно объяснять. Любые попытки придать национализму статус сложного и глубокого учения выглядят еще наивней, чем искреннее стремление леваков нарисовать человеческое лицо коммунизму. Коммунизм кое-когда еще бывает нравственно благотворен, как благотворна любая забота о другом, стремление поднять его с социального дна или поделиться последним, но о нравственной благотворности национализма говорить смешно, ибо сводится он к желанию выгнать чужака, выпустить наружу социально обусловленную злобу, отомстить за личную деградацию, и только. Забвение этих простых вещей несколько раз приводило человечество к катастрофам изрядного масштаба, и мы наверняка доживем до времен, когда любой национализм, основанный на этнических, а не этических критериях, будет провозглашен таким же преступлением, как конкретный гитлеровский случай. Но для этого, вероятно, придется пойти на серьезные жертвы, и одной из таких жертв опять может стать Россия. Правда, не убежден, что в нынешнем своем состоянии она способна выдержать нацистский эксперимент и сохраниться как таковая, но ей ведь не впервой, что называется, гореть свечой ради остального человечества, или, выражаясь прозаически, вымаривать и выгонять половину своих, чтоб чужие учились.
   Можно ли остановить русский этнический национализм? Проще простого, но делать для этого надо совсем не то, что делает Владимир Путин. Его логику можно понять: он пытается смягчить напор этих сил, выводя их лозунги на властный уровень и отчасти приватизируя. Разумеется, национализм сверху (хотя национализм тут как бы ни при чем — речь идет, скорее, о быдлократии) несколько менее опасен, чем взрыв национализма снизу, но это видимость: от таких шагов власти сильно портится атмосфера в стране в целом. Она становится столь удушливой, что фашизм в этой теплице произрастает с утроенной скоростью. Не говоря уж о том, что если бы Керенский или даже Корнилов в августе 1917 года вышли бороться с Лениным на татами, этот символический жест вряд ли прибавил бы популярности Временному правительству. Временные — они временные и есть, поскольку не привыкли ставить себе задачи более чем на ближайшее время; их называют еще временщиками.
   «Неужели совсем ничего нельзя сделать?» — спросит паникер и будет на этот раз почти прав, потому что все возможное в общем сделано. Теперь надо ждать развития событий и надеяться на инертность масс (которая сама по себе настолько плачевный фактор, что гарантирует заодно и от всякого развития). Если Россия сегодня неспособна даже к бунту с националистической подоплекой, это будет означать только, что она окончательно обессилела, а живой дурак все-таки лучше мертвого умника с бесконечно славным прошлым. Но возможность здорового развития сохраняется, и для нее совершенно не нужно арестовывать полковника Квачкова, поскольку этот жест больше всего напоминает поведение паралитика, который чешет не там, где действительно чешется, а там, куда может дотянуться. Достаточно сделать несколько очень простых вещей, которые гарантируют от фашизма, как простейшие действия садовника спасают сад от зарастания бурьяном: достаточно перестать особенно нагло врать, расширить спектр политических сил, допущенных к публичной дискуссии, прекратить вытаптывать ту самую национальную культуру — прежде всего литературу и кино — и установить четкую и конкретную ответственность за любые погромные действия, какой бы идеологией они ни вдохновлялись. Этого совершенно довольно для того, чтобы в считанные месяцы остановить любой фашизм; но Россия, кажется, уже прихорашивается перед зеркалом, чтобы отправиться на съедение к очередному дракону, потому что — страшно признаться — находит в этом извращенное удовольствие. Ясное дело — дракон! «То ли дело наши мужики на болоте».
   Горько, дорогая!

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK