Наверх
18 января 2020
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2006 года: "Диетология французского капитализма"

«Все, что есть хорошего в этом мире, либо аморально, либо ведет к ожирению». Эта полушуточная сентенция тяжким камнем раскаяния ляжет на наши души после проведенных с размахом праздников.«Лучше меньше, да лучше» 

Последующие яблочные, кефирные и белковые дни только прибавляют убежденности, что потолстение-похудение так же неизбежно, как и смена фаз Луны. 

Однако есть нация, которая, ни в чем себе не отказывая и особо не усердствуя в диетах, умудряется оставаться стройной и подтянутой. «Это полный бред, что французы худые!» — убежденно заявляет в камеру толстушка из Лос-Анджелеса, никогда не бывавшая в Европе. «Нечего нам рассказывать сказки о французах, мы должны бороться за свои права и требовать, чтобы в самолетах предоставлялись двойные места!» При этом те, кто все-таки побывал у французов, возвращаясь в Америку, нередко затевают целые исследования, чтобы понять, в чем же тут дело. 

Одно из таких исследований, проводившееся несколько лет и стоившее несколько миллионов, установило: французы худые только потому, что их порции в среднем на 30% меньше, чем в Америке. Без всяких исследовательских миллионов добавлю к этому выводу еще несколько личных наблюдений и изысканий на тему французской стройности.

«Откройте секрет, почему вы, поедая багеты и круассаны, такие худые?» — допытывалась я у француженок. «Это — генетически», — тактично отвечали они. «Бросьте, какая генетика! Посмотрите на картины Ренуара», — настаивала я.

Секрет выпытать так и не удалось, оказалось, его просто не существует. Французы не зацикливаются на похудении как таковом — они формируют стиль жизни, который позволяет им занимать самые последние места в мире по количеству сердечно-сосудистых и желудочно-кишечных заболеваний, а попутно еще и оставаться худыми.

Начнем с неизменных круассанов. Без них действительно не представим французский завтрак. Завтрак, но не ужин! Вряд ли во всей Франции найдется человек, который будет ужинать круассанами. Французу такое просто не придет в голову. Завтрак же — это ритуал. Если дома организовать его не получается, то проще пойти в одно из близлежащих кафе. 

Легендарная Марлен Дитрих, которая последние годы жизни провела в Париже, мало с кем общалась, однако никогда не пропускала завтрак в своем любимом кафе отеля «Плаза Атене». Безусловно, и кофе, и выпечку ей могли бы принести прямо в постель, но неумытой и нечесаной рассыпать крошки в постели — как-то не по-французски… Город просыпается, и ты просыпаешься вместе с ним, настраиваясь на новый день за уютным столиком. 

Ключевое слово здесь — не спешить. Когда-то большевики в рабочих столовых вывешивали плакаты: «Хорошо пережевывая пищу, ты помогаешь революции». На самом деле, жуя, мы помогаем сами себе. Проведите эксперимент. Быстро собираясь на работу, включите громкую музыку и, смотря новости по телевизору, в спешке съедайте столько плюшек, сколько захотите. Результат предсказуем: поглощенных плюшек будет не меньше трех-четырех. Второй вариант: тихая, спокойная музыка, отсутствие телевизора (максимум — газета), приятное обслуживание и неспешное пережевывание. Если нет подходящей компании, можно просто смотреть сквозь стеклянные стены на просыпающийся город. Вы с удивлением обнаружите, что не можете съесть больше одного круассана.

В полном соответствии с законами современной диетологии через несколько часов наступает время второго завтрака. Специалисты подробно объяснят, как именно усваивается пища и какие гормоны действуют. Но, даже не зная всего этого, каждый согласится: около 11 часов хочется что-нибудь перекусить. В это время пирожные никто не ест, ведь скоро обед. Чашка кофе, яблоко, сандвич — все это за разговором с коллегами по работе во время специальной паузы, которая так и называется «пауза на кофе».

Есть, как аристократы

Обед — особая статья. Его планируют уже с утра, ведь двухчасовой французский обед это не только момент для насыщения, но, самое главное, для поднятия настроения и релаксации. Меня когда-то поражало, как упорно французы пытаются найти себе компаньонов на обед. Ладно бы хотели поесть за чужой счет, так ведь нет, платят за себя сами. Объяснение тут простое: в хорошей компании ешь медленнее. Соответственно, при меньших объемах съеденного чувства голода нет и в помине.

Те, кто вынужден коротать обед в одиночестве, выбираются на террасы или хотя бы поближе к окну, чтобы городская жизнь заменила беседу. И все для того же — создать себе хорошее настроение и не поглощать в стрессе огромные порции. 

Сегодня фактически вся французская нация перешла на тот тип питания, который когда-то сформировался среди аристократии. Его особенности: есть маленькими кусочками в спокойной красивой обстановке, часто, но помалу.

И, конечно, еда должна быть по меньшей мере свежей. По разным данным, в российских супермаркетах продается до 40% продуктов с истекшим сроком годности. Один русский знакомый, который только начинал работать во Франции, устроился как-то на фирму, занимавшуюся ликвидацией продуктов, срок годности которых истечет ПОСЛЕЗАВТРА. Уничтожаемые горы мороженого, пирамиды запакованного лосося, камамбер, соки — ох…

Держать на полках просроченный товар — себе дороже. Штрафы высоки и неизбежны. Вывод: французы всегда уверены в том, что они едят. То же самое относится к ресторанам. Более того, когда несколько лет назад Брюссельская комиссия запретила на территории ЕС производить сыр из непастеризованного молока, исключение было сделано только для французов в силу их национальных особенностей и строжайшей санитарной службы.

Без соли и жирных соусов

А теперь о главном: что именно едят французы? Да то же, что и мы. Три четверти наших повседневных блюд перекочевали из французской кухни: майонез, изобретенный во время длительной осады, взбитые сливки, придуманные для приема Людовика XIV, паштеты, котлеты, салаты и соусы. 

Французы первыми породили в Европе кулинарное украшательство и первыми же начали от него избавляться. Масляные розочки на торте давно уступили место легким взбитым фруктовым десертам; жирные соусы исчезли как явление; из всех блюд всячески изгоняется соль, заменяясь на пряности и травы. 

В результате этого кулинарного наступления среднефранцузская еда значительно «полегчала». Даже знаменитые багеты, которые поедаются в страшных количествах, не портят картину: в этом виде хлеба фактически одна корочка и очень мало мякоти, да и та не столь вязкая, как наш традиционный хлеб. Не случайно багеты покупают даже не на один день, а на одну трапезу, поскольку потом они быстро черствеют и годятся лишь на изготовление лукового супа.

Когда-то наш великий князь Александр Михайлович писал: у всех городов свой собственный запах. У Парижа это — запах свежеиспеченного хлеба. Прошло сто лет, улицы заполонили машины, но все равно с раннего утра в городе можно постоянно почувствовать этот потрясающий аромат. Но и булочники не стоят в стороне от диетологического прогресса и все больше расширяют ассортимент хлеба из цельного зерна, который дает так называемые медленные углеводы, не позволяющие резко возрастать количеству инсулина в крови. 

Обилие зелени — тоже одна из особенностей каждодневного обеда. Как говорил когда-то известный драматург Саша Гитри: «Любая женщина из ничего может сделать три вещи — шляпку, салат и ссору». Последние две вещи распространяются на всех французов. 

Что бы они ни исхитрялись добавлять в свои многочисленные салаты, неизменной будет основа из свежайшей зелени. Эта тенденция нашла полное одобрение у диетологов, вооруженных данными самых последних исследований. Оказалось, зелень замедляет в организме процесс усвоения жиров и сахаров, поэтому, съедая после салата десерт, вы получаете почти вполовину меньше этих «вражеских элементов». 

А кто бы мог подумать, что таким же эффектом обладает и слива? В итоге пирожные со сливами также значительно менее вредны, чем «классика» с взбитыми сливками. Но сердцу не прикажешь. Что делать, если совершенно не хочется слив, а душа просит шоколадного тортика? Раз душа просит, то, как считают французы, нужно съесть, ведь это означает положительные эмоции. А талия? Не проблема, соблюдайте только единственное ограничение — старайтесь не есть десерты отдельно от обеда. 

Когда мы между едой машинально сжевываем шоколадный батончик, то уровень инсулина в крови резко возрастает. Такие «сладкие калории» перерабатываются быстро, насыщение дают ненадолго, а откладываются прямиком в самых нежелательных местах. «Двадцать минут на языке, два часа в животе, двадцать лет на бедрах» — увы, это так.

Если же десерт есть, как это и положено, после обеда, в котором было много жидкости, зелени и белков, то из него усвоится максимум половина. В этом заключается еще одна важная особенность французского стиля жизни: они просто-напросто не едят между приемами пищи. Казалось бы, чего проще, есть в определенное время и ничего не перехватывать впопыхах. Но, оказывается, это чрезвычайно трудно сделать. Самого себя оправдать можно всегда: работа, пробки, встречи. Но многие встречи во Франции назначаются как раз во время большого обеда, чтобы разгрузить вечер для семьи.

Искусство жить = искусство есть 

Главное отличие глянцевых американских журналов от французских в том, что первые переполнены изощренными диетами: то рекомендуют есть одни экзотические фрукты, то питаться сплошь белками, то выпивать по семь стаканов лимонного сока. Французская же женская пресса внушает только одно: питайтесь сбалансированно и с удовольствием. Легких, красивых и вкусных блюд из простых продуктов можно приготовить столько, что хватит на каждый день в году.

Отдельный вопрос — оформление стола. У многих ли найдутся дома разные сервизы под разное время года? Для французов это норма. Причем сервиз вовсе не означает прием гостей. Даже если ты один — а может быть, именно поэтому, — стол нужно стремиться накрывать красиво. Прекрасно себя чувствуют и не прогорают магазины, торгующие свечками по 30 евро за штуку. Казалось бы, экая экзотическая трата, покупать свечку под цвет тарелок и стиль времени года. А в идеале — еще и соответствующую вазочку и специальные салфетки. Чем красивее оформлен стол, тем, опять-таки, медленнее ешь и больше насыщаешься. 

Американский подход к еде хорошо просматривается по их телерекламе: за 5 долларов предлагается тарелка со всякой всячиной, за 50 — таблетки для похудения, за 500 — тренажеры, за 5000 — уменьшение желудка операцией. Не проще ли сразу есть мало и красиво? Французский метод на первый взгляд более затратный, но в долгосрочной перспективе экономит гораздо больше, не говоря уже о здоровье и радости жизни. 

Французы предпочитают изначально не толстеть, полагая, что «искусство жить» включает в себя в том числе и искусство есть.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK