Наверх
14 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2007 года: "«Для кого-то просто — летная погода…»"

Политический разрыв Грузии с Россией не зависит от результатов выборов. Не факт, что он вообще преодолим.Попасть в Грузию даже в период действия ЧП оказалось очень легко. На автомобильном пропускном пункте Баграташен—Садахло на армяно-грузинской границе за 60 лари (около 1000 рублей) с человека нам безо всяких расспросов вклеили в паспорта однократные въездные визы в Грузию. Точно так же действуют и в аэропорту Тбилиси, куда россияне прилетают стыковочными рейсами через Баку, Киев или Стамбул. 

Контраст между Арменией и Грузией заметен сразу же. Форма армянских пограничников почти неотличима от российской (они носят даже колоссальные фуражки «грачевского» образца). Грузинские пограничники одеты по западным лекалам, полицейские — вообще клоны американских. В Ереване большинство вывесок на армянском и русском. В Тбилиси вывески в основном только на грузинском, иногда на грузинском и английском. Русскую вывеску в Тбилиси мы увидели только одну — «Ломбард».

Кошку убил Кремль

Обвинение в связях с Россией для грузинского политика — черная метка. Правда, эти метки раздаются в последнее время в таком обилии, что один из руководителей оппозиционной Лейбористской партии, Иосиф Шатберашвили, даже потребовал от правительства опубликовать официальный список всех зарубежных шпионов. «Представители оппозиции, общаясь с зарубежными дипломатами, должны знать, не является ли кто-нибудь из них агентом спецслужб», — пояснил он.

Экс-министр по урегулированию конфликтов, ныне тоже оппозиционер, Георгий Хаиндрава рассказал «Профилю» о том, как его допрашивали в департаменте контрразведки МВД Грузии в рамках дела «о шпионской деятельности некоторых представителей российского посольства». Очевидно, имелись в виду советник-посланник Иван Волынкин и еще два российских дипломата, которые покинули Грузию как персоны нон грата 12 ноября. «Это же смешно — задавать вопрос мне, откуда я знаю российских дипломатов! — возмутился г-н Хаиндрава. — Я был министром, они участвовали в переговорах, в подготовке встреч СКК. Я не могу по цвету глаз или волос определить, кто из них разведчик, а кто нет!»

Брат экс-министра, депутат парламента Ивлиан Хаиндрава, считает, что бесконечные шпионские скандалы становятся для грузинских властей контрпродуктивными. «Когда даже в гибели соседской кошки оказывается виновата длинная рука Кремля, это уже надоедает», — говорит он. Однако в окружении Михаила Саакашвили, судя по всему, считают, что хорошего мало не бывает. Записи переговоров грузинских оппозиционеров с Иваном Волынкиным (одни и те же) крутили по проправительственным каналам несколько недель. Как и предвыборный ролик Саакашвили, кульминация которого — видеокадры инцидента в приграничном с Абхазией селе Ганмухури 30 октября. Бравые охранники президента Грузии с помощью прикладов вытесняют с грузинской территории нервно-агрессивных российских миротворцев. Почти как советские пограничники — китайцев с острова Даманский.

Пушкин — да, Путин — нет

В отношении грузин к России и русским есть какая-то странная двойственность. В Тбилиси на заданный по-русски вопрос отвечают охотно, никаких демонстративных «не понимаю» в духе Прибалтики конца 1980-х. Грузинская интеллигенция с удовольствием смотрит телеканал «Культура». Первое, что мы слышим в молодежном кафе на центральном проспекте Руставели, куда заходим поужинать, — это мощные аккорды группы «Любэ». Подвыпивший старик, у которого я спрашиваю дорогу к Госканцелярии, останавливает меня, берет под руку и начинает декламировать Пушкина.

В то же самое время в итогах референдума по вопросу о вступлении Грузии в НАТО, который по указу Михаила Саакашвили будет совмещен с президентскими выборами 5 января, сомневаться абсолютно не приходится. Большинство грузин видят будущее своей страны в союзе с Западом. Руководство Североатлантического альянса отрицает, что он в какой-либо степени является антироссийским. Грузины же убеждены, что НАТО — противовес России, и именно по этой причине хотят туда вступить.

И судя по всему, большинство грузин примирились с тяжелейшими экономическими последствиями такого выбора. Вот по русскоязычному телеканалу «Алания» (созданному властями Грузии для вещания на Южную Осетию) показывают выступление Саакашвили перед крестьянами Кахетии, главного винодельческого региона страны. «Мы обеспечим, чтобы каждый крестьянин мог взять банковский кредит под залог своего имения», — обещает Саакашвили. 

Казалось бы, причина бедственного положения кахетинских виноградарей лежит на поверхности, и она вовсе не в отсутствии банковских кредитов. Великолепный урожай 2007 года просто некому продавать. Даже учредитель винодельческой компании GWS, кандидат в президенты Грузии Леван Гачечиладзе, развивавший «альтернативные рынки» с начала 90-х, несет убытки. Не менее 50% экспорта его фирмы до 2006 года приходилось на Россию. Но открыто выступить за сближение с Россией, хотя бы тактическое, достаточное для снятия российских de facto санкций, не решается никто.

Друзья России носят маски

При Эдуарде Шеварднадзе в Грузии действительно существовала партия, которая так и называлась — «Партия грузинской виноградной лозы — Вместе с Россией», возглавлял ее известный кинорежиссер Георгий Шенгелая. Сегодня такое совершенно невозможно представить. В октябре текущего года декларацию в поддержку вступления Грузии в НАТО подписал даже Шалва Нателашвили, лидер Лейбористской партии, ранее выступавшей за нейтралитет Грузии. По иронии судьбы это не уберегло его от объявления в розыск как одного из «конфидентов» Ивана Волынкина.

Прокомментировать эту ситуацию я попросил Давида Дарчиашвили, одного из самых последовательных грузинских «западников», исполнительного директора фонда «Открытое общество — Грузия» (известного как Фонд Сороса). 

«Хотя это, может быть, незаметно извне, пророссийские политики в Грузии остались, — говорит г-н Дарчиашвили. — Но они вынуждены маскироваться, поскольку открыто высказывать такую позицию считается политически некорректным. В обществе эта идея непопулярна. Лично я убежден, что в нынешней России произошло сращивание криминала, бизнеса и спецслужб. И если маленькая Грузия не хочет превратиться в придаток этой системы, она должна держаться как можно дальше от России и как можно ближе к НАТО».

Г-н Дарчиашвили, впрочем, счел нужным добавить, что, если бы к власти в России пришли демократы (или те, кого он таковыми считает), его позиция могла бы измениться. Однако для большинства грузин главная причина политического неприятия России — другая. И гипотетический приход к власти Эдуарда Лимонова никак бы на их взгляды не повлиял, поскольку оппозиционный лидер неоднократно призывал принять в состав России Абхазию и Южную Осетию. А о том, что Россия «отторгла грузинские территории», в Грузии не забывают ни на минуту.

Поезд на Сухуми

Почти все телеканалы Грузии по нескольку раз в день транслируют музыкальный ролик «Гамарджоба, Абхазето!», в записи которого приняли участие, в частности, Вахтанг Кикабидзе и Нани Брегвадзе. Смысл этой музыкальной фантазии — грузины возвращаются. 

Едут в Абхазию старики-беженцы на автомашинах, нагруженных мебелью и коврами, регистрируется на рейс гламурная грузинская девушка с модным чемоданом, маленькая девочка по складам читает надпись на железнодорожном вагоне «Тбилиси—Сухуми». Эту же девочку в одном из кадров быстро, но так, чтобы было заметно, подхватывает на руки грузинский военный.

А еще в одном ролике, снятом проправительственной структурой, между кадрами оппозиционных лидеров, требующих чего-то на очередном митинге, появляется перебивка: карта Грузии, над которой взлетает хищный российский орел, сжимающий в лапах два окровавленных куска: Абхазию и Южную Осетию. В конце ролика появляется бодрый и решительный президент Саакашвили, принимающий военный парад.

Инвалиды опасны для Северного Кавказа

Наконец, еще одна составляющая неприязни к России как государству — эксцессы визового режима. Об этом говорят буквально все. Отставной офицер, отслуживший более 20 лет в Советской армии, рассказывает, как его не пустили в гости к русскому однополчанину, который сегодня занимает высокую должность в УВД Липецкой области. Супружеская пара вспоминает, как пыталась посетить родственников в Москве: жене дали визу, а мужу нет, причем без объяснения причин. По нашим данным, сегодня гостевые российские визы получают лишь 10% грузин, которые обращаются за ними в российское посольство на проспекте Чавчавадзе.

В одном совсем уж трагикомичном случае отказ в российских визах получили несколько грузинских инвалидов-колясочников, приглашенных российской организацией «Перспектива» во Владикавказ, на гуманитарный форум инвалидов. Представителям «Перспективы» в МИД России неофициально заявили, что ни одному гражданину Грузии визу для посещения российского Северного Кавказа сегодня оформить невозможно.

В своем вполне объяснимом возмущении подобными случаями мало кто из грузин вспоминает о «другой стороне правды». О российских миротворцах, захваченных спецслужбами Грузии на территории Южной Осетии и уже четвертый месяц сидящих в тбилисской тюрьме, о русских офицерах, в сентябре застреленных грузинскими спецназовцами в Абхазии.

   ***

Признание вины Грузии можно услышать в некоторых случаях только в отношении осетин и абхазов и только применительно к эпохе Гамсахурдия. Сегодня и власти, и оппозиция допускают возможность восстановления автономий в составе страны. Публично выражать неприязнь к другим этносам в сегодняшней Грузии считается, как выразился бы г-н Дарчиашвили, политически некорректным. 

Другое дело, что многие представители этих этносов заверениям грузинских политиков в «дружбе на вечные времена» не верят. И, кажется, не без оснований. Так, демонстративно выдвинувший свою кандидатуру на пост президента Грузии лидер крупнейшего в стране национального меньшинства — азербайджанцев — Фазиль Алиев заявил об угрозах в его адрес. А 27 ноября грузинские спецслужбы задержали руководителя его предвыборного штаба, Дашгына Гюльмамедова. Департамент контрразведки МВД Грузии обвинил его в подготовке государственного переворота. По последним данным, Гюльмамедов уже признал свою вину.



   Саакашвили и другие в предвыборных декорациях
   Всего на пост президента Грузии претендуют более 20 человек. Хотя бизнесмен Леван Гачечиладзе считается кандидатом от «объединенной оппозиции», на самом деле влиятельных оппозиционных кандидатов несколько. Отдельно рассчитывает вести борьбу против Михаила Саакашвили лидер лейбористов Шалва Нателашвили, отдельно — глава «Новых правых» Давид Гамкрелидзе. Подала заявление в ЦИК и лидер партии «Имеди» (одноименной с известным телеканалом) Ирина Саришвили-Чантурия — единственная из серьезных грузинских политиков, выступающая против вхождения Грузии в НАТО. По грузинским законам, в течение 10 дней все претенденты должны представить по 50 тыс. подписей избирателей в свою поддержку. После проверки подписей ЦИК Грузии 12 декабря должна обнародовать окончательный список кандидатов.
   Самая большая интрига — утвердят ли в списке кандидатуру предпринимателя Бадри Патаркацишвили. «Локомотив грузинской оппозиции» сам по себе большинством аналитиков не воспринимается как проходной кандидат (в том числе из-за своего еврейского происхождения). Однако само участие в предвыборной гонке одного из богатейших бизнесменов Грузии, публично выразившего готовность потратить все свое состояние на борьбу с «фашистским режимом Саакашвили», без сомнения, усилит напряженность кампании.
   В ночь на 27 ноября, через несколько часов после подачи в ЦИК заявления о регистрации г-на Патаркацишвили в качестве кандидата в президенты, недалеко от своего дома был сильно избит один из его ближайших союзников, член парламентской фракции «Наша Грузия» Мераб Хурцидзе. Вскоре после этого решением Национального банка Грузии была введена временная администрация в принадлежащем Бадри Патаркацишвили Стандарт-банке — официально из-за «проблемы с ликвидностью». В своих заявлениях грузинской и иностранной прессе сторонники Михаила Саакашвили практически открыто называют Патаркацишвили креатурой России (интервью с председателем Комитета по международным делам Константином Габашвили см. на с. 29).
   Шансы оппозиционных кандидатов на успех снижает продолжающееся отстранение от эфира телекомпании «Имеди», контрольный пакет акций которой был накануне ноябрьских выступлений оппозиции продан г-ном Патаркацишвили транснациональной компании News Corporation. По данным источников «Профиля», даже в случае снятия запрета на вещание «Имеди» не сможет в ближайшее время выйти в эфир, так как все ее ключевое оборудование было целенаправленно уничтожено полицейскими подразделениями 7 ноября.
   Данные опросов общественного мнения в Грузии сильно разнятся и в целом мало заслуживают доверия. Большая часть аналитиков склоняется к мнению, что Михаил Саакашвили не получит большинства голосов избирателей в Тбилиси (где проживает около четверти населения страны). Однако Саакашвили продолжает располагать значительной поддержкой в провинции. Вероятен успех оппозиционных кандидатов в регионах Квемо-Картли (компактное проживание азербайджанцев) и Самцхе-Джавахети (компактное проживание армян). В грузинских анклавах на территории Южной Осетии и Абхазии Саакашвили, вероятно, получит большинство. Не вполне ясна ситуация в Аджарии.
   Многие опрошенные нами эксперты считают, что за Саакашвили проголосует подавляющее большинство сотрудников МВД и членов их семей. Менее очевидны предпочтения военнослужащих, среди которых многие симпатизируют опальному экс-министру обороны Ираклию Окруашвили.
   Почти все аналитики склонны считать, что ни один из кандидатов в президенты не наберет 50% голосов 5 января и что потребуется второй тур.




   Грузинская тропинка между американскими и русскими воротами
   Иосиф Угрелидзе, координатор движения «Союз избирателей Грузии — за единую Грузию»
   Грузино-российские отношения все еще находятся в тупике, и в нашей стране, Грузии, не видно силы, которая демонстрировала бы реальное стремление найти из этого тупика выход. Самое неприятное заключается в том, что на редкость единодушное — негативное — отношение к России разделяют и власть, и оппозиция.
   В основе «антироссийского консенсуса» лежит непререкаемый тезис о том, что именно Россия препятствует восстановлению территориальной целостности Грузии. Хотя, по утверждению противной стороны, это верно лишь в том смысле, что Россия препятствует силовому решению конфликтов. Часть грузинского истеблишмента активно поддерживает у населения иллюзию, что восстановление целостности страны возможно без переговоров, путем ультимативного продавливания условий Тбилиси, подкрепленного внешней помощью. Единственным препятствием тому объявляется Россия, а единственной «управой» на нее, соответственно, США и Запад в целом.
   Однако не только Россия, но и Запад прекрасно осознают, что силовое решение грузино-абхазского и грузино-югоосетинского конфликтов невозможно. Попытка реализовать военный сценарий приведет к взрыву ситуации на Кавказе, где, кстати, пролегает нефтепровод Баку—Тбилиси—Джейхан.
   Думаю, неразумно было бы спорить с тем, что решать внутригосударственные вопросы при наличии серьезных проблем во внешнеполитической сфере, тем более с Россией — главным соседом и традиционным деловым партнером, — задача из разряда утопических.
   С другой стороны, российская политика в отношении Грузии не слишком способствует восстановлению разрушенных мостов. Ей не хватает ясности и конструктивности. Дело не только и не столько в признании наличия или отсутствия территориальной целостности Грузии. На данном этапе для России предельно важно наконец разобраться, чего она от Грузии хочет сама.
   На мой взгляд, к истинному прогрессу и демократии Грузии не обязательно идти непременно через американские или русские «ворота». У нашего государства в первую очередь должна быть основанная на историческом опыте и традициях собственная модель развития. В политике, как известно, не бывает постоянных друзей и постоянных врагов, а есть лишь постоянные интересы. Именно по установкам прагматизма развивается сегодня западная цивилизация.
   Главная причина нынешнего кризиса в Грузии — отсутствие четкой концепции социально-экономического развития страны. Подсказанный извне вариант тотальной продажи всей собственности, а то и ресурсов, — явно проигрышный (и неконституционный!), тормозящий формирование самодостаточной экономики. Что мы имеем в результате? Всё растущие незадействованные «запасы» трудовых ресурсов, а также не решающий стратегических задач аграрный сектор, когда-то обеспечивавший работой более 50% трудоспособного населения страны.
   Несбалансированная внутриэкономическая и внешняя политика не позволила Грузии за минувшие четыре года хотя бы отчасти решить социальные проблемы и ликвидировать брешь между народом и властью. Завязался почти марксистский предреволюционный узел противоречий, когда верхи не могут управлять, а низы не хотят жить в условиях прежней «державности».
   Сегодня Грузия снова стоит на пороге выбора. Выбора того пути, по которому мы пойдем — к экономическому расцвету, к интеграции с цивилизованным мировым сообществом, к стране, где государство — для народа (а не наоборот!), или к хаосу, перманентному смещению президентов, к экономической нестабильности и состоянию вечной ностальгии по светлому будущему, которое почему-то так и не наступает. Я убежден, что Грузия сможет быть истинно свободной и независимой, если ее элиты станут рабами права и сумеют жить по совершенным законам, с прагматически выверенным внешнеполитическим курсом.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK