Наверх
20 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2008 года: "Для России настал момент истины"

События на Балканах вновь приобретают трагический оборот. Провозглашение суверенитета Косово ставит под вопрос тот хрупкий мир, который сложился в регионе.

Европа вновь на грани очередной вспышки насилия, ибо стороны непримиримы и готовы стоять на своем до конца. Но в еще более сложной ситуации оказывается Россия. Ведь если раньше молчание Кремля объяснялось следованием России в фарватере американской внешней политики, то после всех демаршей постъельцинского периода просто так отмолчаться уже не получится. Провозглашение независимости Косово — момент истины для России. Либо мы подтверждаем заявленную субъектность, либо вновь расписываемся в своей несостоятельности. Теперь уже окончательно.


Впервые Косово и Метохия упоминаются в XII веке как регионы, населенные древними сербами. Сербы появились на Балканах в конце VI века, а к IX веку византийские историки писали о них как об организованном народе с элементами государственности. Топонимика, география, археологические исследования этой местности убедительно доказывают, что Косово и Метохия, обоюдно называемые , были колыбелью сербской Церкви и сербской государственности с тех пор, как славяне пришли на Балканы. С IX по XIV век этот регион входил в состав средневекового Сербского Царства. В Метохии между 1346 и 1459 годом, а также между 1557 и 1776 годом располагался сербский Патриархат. Показателен тот факт, что в древнем сербском городе Ново Брдо, расположенном на территории Косово, проживало 40 000 человек в то время, когда в Лондоне — всего 2000. 


В 1389 году сербы проиграли историческую битву с турками. Эта битва проходила в Косово. Затем последовали долгие века турецкой оккупации Балкан, насильственной исламизации, преследования православных. Турки практиковали , которые привели к насильственным миграциям сербов с их исторических земель и планомерному заселению этих земель турками и албанцами, принявшими ислам. Под давлением политики геноцида, осуществлявшейся турками, сербы постепенно были вытеснены из Косово — из тех земель, которые были центром их исторической государственности и религиозного единства. 


В национальном самосознании сербов битва за Косово стала символом и этическим императивом борьбы за свободу. Роль Косово в сербской истории аналогична роли Москвы и Владимира — в русской. После пяти веков турецкого правления в 1912 году Косово и Метохия были воссоединены с Сербией. В 1941-1945 годах Космет был оккупирован Италией и Германией. В этот период практиковался такой же антисербский, антиправославный геноцид, как и во времена турецкого ига. Эта краткая историческая справка показывает, что Косово и Метохия всегда были интегральной частью сербской, а затем югославской государственности, кроме периодов турецкой и фашистской оккупации.


С точки зрения локальной балканской геополитики Космет представляет естественное звено связи между Сербией и Черногорией, землями двух сербских этносов, чье единство исторически лежит в основании сербской государственности. Напомним, что независимое государство Албания было создано в Лондоне 30 мая 1913 года под давлением Австро-Венгрии и Италии при поддержке Германии и было направлено против Сербии, которую поддерживали Россия и Франция. Хотя именно сербская армия освободила главный албанский порт Дурес от турок в 1913 году, она не требовала аннексии северной Албании и настаивала лишь на выходе к морю. После первой мировой войны в соответствии с Лондонским соглашением была установлена югославско-албанская граница. С 1939 года в Косово начались волнения, искусственно подогреваемые фашистской Италией и албанским королем Зогу. Вместе с империалистическими планами Италии на Балканах впервые возник . В Риме был организован , настаивавший на переходе к Албании всей территории Космета. Во время фашистской оккупации большая часть Космета была присоединена к так называемой , которая являлась марионеточным, подконтрольным Италии государством. В тот период против православных албанцев осуществлялся конфессиональный геноцид наравне с сербами. 


Изначально весь регион Косово и Метохии был населен сербами и черногорцами. Турки проводили политику планомерного изгнания сербов и заселения Космета горными албанцами, принявшими ислам. Несмотря на это, еще в 1929 году общий процент сербов и черногорцев в Космете переваливал за половину, остальное составляли албанцы и иные меньшинства. В 1941 году после поражения Югославии оккупационные власти и албанские шовинисты начали практику насильственного изгнания сербов из региона. Параллельно этому началось активное заселение земель албанцами из Албании, Турции и из других европейских стран, где они пребывали в эмиграции. Была проведена аграрная реформа, распределившая земли исключительно между этническими албанцами. В течение Второй мировой войны из Космета были насильственно депортированы 100 000 сербов и черногорцев. Приблизительно такое же число албанцев было завезено из Албании, а к 1991 году албанское население Космета составило 82%. 


Конституция Республики Сербия, принятая в 1990 году, гарантировала территориальную и культурную автономию провинциям Косово и Метохия (Космет) и Воеводина, но отказывала им в государственном статусе. Автономная провинция имела полномочия в вопросах регулирования экономического развития, финансов, культуры, образования, информации, использования языка, социальной защиты и здравоохранения. Согласно статье 4 действующей Конституции Республики Сербия, ее территория является единой и неделимой. Таким образом, действия албанских сепаратистов, провозгласивших , грубо нарушают конституционные нормы. Но несмотря на это, семь стран — США, Бельгия, Франция, Италия, Великобритания, Хорватия, Германия — уже заявили о готовности поддержать независимость края. Какова же геополитическая подоплека всего происходящего?


На Балканах, как и везде, действуют две глобальные геополитические тенденции — атлантистская и евразийская. Атлантистская стратегия в регионе в самых общих чертах заключается в вовлечении максимально возможного числа государств и народов в систему , в подчинение политическому, культурному, экономическому и стратегическому диктату США. Все те тенденции, которые противятся такой логике, можно обобщенно назвать . Среди них можно выделить следующие тенденции: сознательная ориентация на Восток, Россию, евразийское сообщество; инерциальное сохранение государственности в режиме относительной независимости; стремление отстоять минимум социально-культурной, стратегической и экономической автаркии при общей лояльности Западу. 


Атлантистская же тенденция так же имеет три уровня: ориентацию на жесткий конфликт, вплоть до военного, в отношении первой категории стран и народов Восточной Европы; способствование активной дестабилизации государств вплоть до инициирования и поддержания сепаратистских процессов в отношении второй категории; экономическое и политическое давление в отношении третьей категории. Всю балканскую проблему следует интерпретировать именно в таком геополитическом ключе. Исходя из этой общей атлантистской стратегии развивался весь сценарий разрушения СФРЮ. Вначале были отделены Словения и Хорватия, наиболее , западные, католические области. При этом Запад сознательно демонизировал Белград и оказывал поддержку Любляне и Загребу. Далее конфликт перекинулся в Боснию, где большой процент населения — мусульмане. Это важнейший элемент, обнажающий сущность геополитической стратегии Запада на Балканах. Первыми в сепаратистский процесс вовлекаются наиболее прозападные области, лояльность которых атлантистам гарантирована по историческим соображениям. Лишь потом дело доходит до регионов, чья геополитическая и культурная ориентация менее очевидна. Так обстоит дело с албанцами Косово и с македонцами, до активизации сепаратизма которых у Запада руки дошли только сейчас. 


В отношении сепаратистских тенденций у Запада всегда существует двойной стандарт: в рамках атлантистской цивилизации сепаратизм категорически порицается — баски в Испании, ирландцы в Ольстере, Чиапос в Мексике, курды в Турции и т.д., а в других потенциально или актуально зонах, напротив, всячески приветствуется и поощряется — прибалтийский, азиатский, кавказский, украинский сепаратизм в рамках СССР, чеченский сепаратизм в РФ, курдский сепаратизм в Ираке, все виды югославского сепаратизма и т.д. В реальности Запад руководствуется исключительно своими геополитическими, атлантистскими интересами, прикрывая их демагогией . Логичная евразийская геополитика должна исходить из прямо противоположной логики — антиатлантистский сепаратизм должен поддерживаться, антиевразийский — порицаться. И лишь приняв эту осознанную геополитическую линию за категорический императив государственной политики, следует подбирать внешние аргументы, которые в любом случае, даже будучи самыми весомыми, никогда и ни при каких условиях ни в чем не убедят Запад. Решающим моментом во всех случаях будет чисто силовой фактор. 


Ситуация с Косово — типичная иллюстрация классической атлантистской стратегии. После спонсирования распада СФРЮ дело доходит до развала новой Югославии, состоящей из Сербской Республики и Республики Черногория, а затем и самой Сербии. Атлантисты стремятся продемонстрировать свое геополитическое могущество в регионе и примерно наказать балканское православное государство, стремящееся сохранить свое социально-культурное и геополитическое своеобразие вопреки диктату Запада. На примере своего жесткого отношения к Югославии атлантисты стремятся продемонстрировать свою геополитическую мощь и стратегическую волю главному конкуренту — России, так как между бывшими СФРЮ и СССР, а сегодня между Сербией и РФ существует прямая геополитическая аналогия. Разница лишь в масштабе. Показательно, что Запад, активно поддержавший на первых порах только сепаратизм на уровне республик бывшей СФРЮ и не признававший легитимности сепаратистских требований автономных областей внутри Сербии (Косово, Македония), вскоре перешел к новому этапу своей стратегии и поддержал те силы, которые не обладали уже никакими предпосылками, могущими оправдать стремление к самостоятельной государственности. Эта геополитическая демонстрация является наглядным уроком, преподанным РФ в отношении ее собственного геополитического будущего. На геополитическом языке атлантисты хотят показать России, на какие меры она может рассчитывать со стороны Запада, если и дальше попытается жестко отстаивать свою территориальную целостность и государственный суверенитет. 


В этой ситуации России крайне необходимо всячески препятствовать разрешению ситуации по атлантистскому сценарию. При этом можно предлагать посредничество России в переговорах с Белградом, стараясь всячески их затянуть, так как никакого позитивного решения этой ситуации просто не существует. Также необходимо последовательно настаивать на сохранении государственной и территориальной целостности Югославии и Республики Сербия, упирать на отсутствие правовой базы албанских сепаратистов, упоминать о противоправности вмешательства другого суверенного государства — Албании — во внутреннюю сербскую ситуацию и требовать ответных санкций против Албании. Также России стоит указывать мировому сообществу на несоблюдение прав меньшинств (сербы и черногорцы) в самом Космете со стороны албанцев, требовать международного трибунала над албанскими экстремистами, денонсировать албанцев как главный движущий фактор. Кроме того, имеет смысл постоянно напоминать о двойном стандарте Запада в международной политике, особенно в случае Ирландии, басков и курдов. На курдах имеет смысл остановиться особо: курды в Турции, стране-члене НАТО, рассматриваются как зловредный, варварский элемент. В разговоре же с европейскими странами, уже признавшими Косово, следует подчеркивать малокультурный характер албанской политики в самой Албании, опасность перехода сепаратистской волны на другие балканские государства (македонский вопрос в Сербии, Болгарии, Греции), акцентировать хозяйственную недоразвитость региона Косово, которая может быть компенсирована только интеграционными процессами в рамках Сербии.


В любом случае после провозглашения независимости Косово России придется действовать быстро, жестко и решительно. Сербия — последняя крепость в наступлении США на Россию. Времени на раздумья практически не осталось. Отступать больше некуда, следующая цель атлантистской стратегии — Россия. Европа и мир в ожидании и тревоге взирают на Кремль.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK