Наверх
14 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2006 года: "Дмитрий ШУМКОВ: «Мы не ограничиваемся временным горизонтом 2008 года»"

Деятельность общероссийской общественной организации «Ассоциация юристов России» (АЮР) привлекла значительное внимание СМИ после недавнего подписания между АЮР и Российским союзом промышленников и предпринимателей соглашения о сотрудничестве в правовом просвещении населения и борьбе с «правовым нигилизмом» в бизнесе.Это, по мнению наблюдателей, усиливает статус Ассоциации юристов как ведущего и наиболее влиятельного профессионального союза в стране, тем более что в нее входят многие руководители из высших структур власти РФ. После подписания соглашения на вопросы «Профиля» согласился ответить профессор кафедры государственного управления и правового обеспечения государственной службы РАГС при президенте РФ, зампред Правления АЮР доктор юридических наук Дмитрий Шумков. 

— В сообщениях СМИ особое внимание обращалось на планы открытия по всей стране 4 тыс. бесплатных юридических консультаций. Писали, что на финансирование этого «совместного проекта» РСПП будто бы согласилось выделять ежегодно порядка $100 млн. Это что, очередной предвыборный проект с целью поддержки одного из предполагаемых кандидатов в преемники Путина? Тем более что Медведев возглавил созданный РСПП Попечительский совет АЮР.

— На самом деле для программы правового просвещения общества, включающей, в частности, создание разветвленной сети центров правовой поддержки населения, такого временного горизонта, как выборы-2008, быть не может. Невозможно в такой огромной стране в течение года создать базу для того, чтобы реально хотя бы приблизиться к решению сложнейшей задачи — добиться качественного сдвига в правовом воспитании граждан. Это нерешаемая на короткой дистанции задача! Теперь о финансировании данной программы. О финансировании со стороны РСПП речи не шло и не идет. Да, в ассоциации создан Попечительский совет под председательством Медведева, куда входят Шохин, Миллер, Алекперов, Богданчиков, Казьмин и другие бизнесмены, но входят они в совет в личном качестве. РСПП как юридическое лицо в совет не входит, и участия в его формировании не принимал. 

— Когда будут открыты первые центры? 

— Это произойдет уже в ближайшее время — первые центры откроются в 7—9 пилотных регионах, в том числе на Дальнем Востоке, в Сибири, на Северном Кавказе. Проект должен быть либо масштабным, общенационального характера, либо его лучше совсем не начинать. Для галочки это никому не нужно! Центров должно быть столько, чтобы они действительно могли выполнять работу как по оказанию правовой помощи, так и по правовому просвещению всех слоев общества. 

— Как практически будет организована их работа? 

— Центры по оказанию правовой помощи населению в идеале должны работать в круглосуточном режиме. И обратиться туда может любой человек, сталкивающийся с проблемой, которая находится в плоскости права. Если мы будем способны помочь, это будет здорово, и это видится нами как важная составная часть усилий по построению гражданского общества. 

— Огромные пласты правового нигилизма придется поднимать… 

— Поэтому работа центров не должна сводиться только к предоставлению юридических услуг населению и малому бизнесу. Масштабная коррупция, ставшая угрозой национальной безопасности, целый «город» граждан, гибнущих ежегодно в ДТП на дорогах и улицах, рост ксенофобии и национализма — все эти проблемы не решаются принятием законов. Эта задача более глубинная, иного уровня залегания. Она в первую очередь касается воспитания и образования. И начинать надо со школ. Уроки правоведения и законопослушания, безусловно, должны быть введены уже с первых классов. Человек должен с юных лет знать, что такое Конституция, что такое государство, что предел его личных устремлений начинается там, где они сталкиваются с интересами других людей и общества. Без правового воспитания и пропаганды нам не обойтись. Есть «лечение» — это когда человек уже столкнулся с проблемой, а есть профилактика — когда усилия концентрируются на предотвращении проблем. И начинать заниматься этим надо, как я уже говорил, со школьной скамьи. 

Кстати, думаю, если бы такие центры уже существовали, может быть, кризисы в области межнациональных отношений, подобные тому, что случилось в той же Кондопоге, можно было бы предотвращать. 

— Можно ли это пояснить?

— Еще великий русский поэт Василий Жуковский сказал: «Люби и распространяй просвещение. Народ без просвещения — это народ без достоинства. Им легко управлять, но из слепых рабов легко сделать свирепых мятежников». Налицо резкий рост ксенофобских настроений в стране. Этот тренд смещает общество в сторону националистической пропасти, и это очень опасно. Некоторые представители властных структур явно пытаются «оседлать» ксенофобские настроения в обществе, использовать их в своих интересах, зная, что лозунг «Россия для русских» пользуется, как свидетельствуют опросы общественного мнения, поддержкой большой части электората. Но этот лозунг в нашей многонациональной стране — путь в никуда, вернее, путь в пропасть. 

— Но как могут помочь борьбе с ксенофобией центры правовой помощи населению? 

— Помимо непосредственно правового просвещения, центры, как нам видится, будут заниматься систематизацией информации о проблемах, которые существуют в различных регионах. Ведь туда граждане смогут обратиться по наболевшим вопросам, не только правоприменительного плана. Таким образом, мы сможем добиться диверсификации источников информации о состоянии общества. То есть наши центры могут играть роль дополнительных каналов взаимодействия между властью и обществом, а также получения объективной информации. Пока же сигналы о состоянии общества идут наверх по линии государственной власти, а это, как показали события в той же Кондопоге, не всегда эффективно. То есть по существующим каналам мы не всегда своевременно и в адекватной форме получаем сигналы о процессах, которые происходят на местах. 

— Под круглосуточным режимом работы центров что подразумевается? 

— В идеале приемные центров по оказанию правовой помощи населению должны работать по принципу скорой помощи в медицине. То есть они будут оказывать людям первую экстренную правовую помощь — у кого-то не приняли заявление, кого-то необоснованно задержали, у кого-то беда… Мы знаем, с чем сталкиваются простые граждане и в глубинке, и в Москве. Когда люди приходят в милицию, им говорят: идите в прокуратуру, а там — это не к нам, а в суд. И человек ходит по кругу. Если мы сможем этот круг разомкнуть, то, считаю, что достаточно большая задача уже будет выполнена. Кроме того, создав центры оказания правовой поддержки, мы разгрузим госорганы от огромного количества жалоб. 

То есть сфера деятельности общественных приемных будет гораздо шире, нежели консультирование представителей малого и среднего бизнеса. Это — возвращаясь к вашему предыдущему вопросу о РСПП. Как нам видится, программа затронет население всей Российской Федерации, ибо она задумана в контексте общенациональной задачи воспитания уважения к праву, преодоления правового нигилизма. Вы же знаете, какие у нас есть «оговорки», когда речь идет о законах… 

— «Закон что дышло» и т.д.?

— И хотя бы только поэтому запускаемая нами программа не может быть осуществлена в течение года, двух или трех лет. Горизонт ее достаточно широк, и я думаю, что первые результаты мы получим позже, чем хотелось бы. Ведь правовой нигилизм в стране укоренился очень глубоко. Хотя мы сейчас имеем в стране более 1200 вузов, выпускающих юристов, но это все в основном связано с коммерциализацией юридического диплома, и от роста их числа, к сожалению, уважения к закону не прибавляется. 

— А вы не боитесь, что ваши центры просто завалят ворохом проблем? 

— Уточню, что наша юридическая скорая помощь будет бесплатно оказывать лишь первичную поддержку, а вот, если дальше требуется «лечение», тогда, конечно, оно осуществляется за счет либо гражданина, либо государства. Тем более что на прошлой неделе по инициативе Генерального прокурора РФ Юрия Чайки правительство приняло постановление об оказании бесплатной юридической помощи малоимущим гражданам на 2007 год. Государством предусматривается с этой целью значительное финансирование. То есть малообеспеченные граждане смогут теперь получать бесплатную, подчеркну это, и квалифицированную юридическую помощь. Пока проект осуществляется в порядке эксперимента в 10 регионах, но если опыт окажется успешным, то будет распространен на всю страну. Что касается центров АЮР, то мы не собираемся брать на себя функции, например, сопровождения дел в судах. В каких-то случаях делом придется заниматься адвокатуре, в других — милиции или прокуратуре. Самое сложное — разобраться в первоначальном контексте, дать первичный «диагноз», правильно человека сориентировать. 

Кстати, лишь только конфликту придается публичный характер, когда какому-то органу известно, что о заявлении, поданном туда гражданином, осведомлен гораздо более широкий круг лиц, то ему, как правило, это заявление гораздо труднее проигнорировать. Мне недавно один высокопоставленный приятель рассказал такой случай. Знакомая женщина написала заявление в милицию, а его отказались принять. Тогда она ему пожаловалась, после чего заявление тут же приняли. Но дело даже не в том, что звонивший в данном случае в милицию человек занимает высокий пост, а в том, повторяю, что проблеме был придан публичный характер. Лицо, не принявшее сначала заявление, осознало, что это не только дело его и заявителя, а что теперь о нем знает более широкий круг лиц, а значит, «замылить» дело будет гораздо сложнее. Думаю, что наши центры могут, когда нужно, придавать общению граждан с правоохранительными органами недостающий элемент публичности. 

— Тем более что в АЮР чуть ли не половина высшего руководства страны состоит, а региональные отделения возглавляют руководители правоохранительных и силовых структур… 

— Если бы у нас была профессиональная организация строителей или медицинских работников, то, наверное, в ее руководящий состав входили бы ведущие специалисты и ответственные работники этих уважаемых профессий. Председателем АЮР является академик РАН, ректор МГЮА Олег Кутафин, а например, руководителем московского отделения АЮР — декан юридического факультета МГУ Александр Голиченков, санкт-петербургского — первый проректор Санкт-Петербургского университета Николай Кропачев. Так что мы действительно являемся профессиональным объединением юристов, а вовсе не «профсоюзом» силовиков и высших чиновников.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK