Наверх
13 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2001 года: "Дни турбин"

Ведущая отрасль советской экономики — строительство оборудования для энергетиков — сейчас выживает только за счет зарубежных заказов. Хотя потенциально на одном только ведомстве Анатолия Чубайса энергомашиностроители могут заработать в ближайшие десять лет около $32 млрд.То, чему равен коммунизм

Электроэнергетика и все с ней связанное — можно сказать, «культовая» часть отечественной экономики. Тут и «советская власть плюс электрификация всей страны», и «течет вода Кубань-реки, куда велят большевики», и проект разворота сибирских водных артерий в Среднюю Азию и т.д.
С самого начала индустриализации в создание собственного энергетического машиностроения государство вкладывало колоссальные средства. В результате в СССР возникла, а России по наследству досталась мощная, хотя и оснащенная уже устаревающим оборудованием отрасль.
Сегодня энергетическое машиностроение России насчитывает около 50 предприятий, большая часть которых поделена между двумя крупными компаниями: концерном «Силовые машины» (принадлежит «Интерросу») и «Ижорскими заводами», входящими в состав группы «Объединенные машиностроительные заводы» (контролируется Кахой Бендукидзе — подробнее см. таблицу).
По экспертным оценкам, доля «питерского» энергостроения, доставшегося названным двум холдингам, в общем объеме производства отрасли составляет около 70%.
Оставшиеся 30% (вроде Подольского машиностроительного завода, Белгородского и Чеховского заводов энергетического машиностроения и еще ряда предприятий) находятся под контролем «Энергомашкорпорации» (учреждена Dream investment LTD, зарегистрированной на Британских Виргинских островах), созданной в 1993 году ее нынешним генеральным директором и фактическим владельцем Александром Степановым. На этих предприятиях выпускается в основном вспомогательная продукция (трубопроводы, котлы и т.д.)
По принадлежности к тому или иному холдингу российское машиностроение можно условно поделить на две части: оборудование для гидро- и теплоэлектростанций производится преимущественно на предприятиях «Интерроса», для атомных станций — на «Ижорских заводах» Кахи Бендукидзе.
Такое деление, повторим, весьма условно, поскольку все эти предприятия способны выпускать различное оборудование для всех типов энергопроизводства и зачастую при реализации проекта сотрудничают друг с другом.
Надо сказать, что все, что связано со строительством любых электростанций, будь то ГЭС, ТЭС и уж тем более АЭС, — все это вопросы большой политики. Это касается как внутреннего, так и внешнего рынка. Именно поэтому практически вся информация о нынешнем состоянии и перспективах развития отечественного энергетического машиностроения если не держится в строжайшей тайне, то и не афишируется. Слишком сильна внешняя конкуренция на этом рынке — а именно отсюда сегодня в основном и кормится наша энергомашиностроительная отрасль.
На коротком проводке

Емкость мирового рынка энергомашиностроения можно оценить лишь приблизительно. Вместе с услугами по модернизации, заменой оборудования и т.д. она, по мнению экспертов, составляет $40—50 млрд. ежегодно.
Еще 10—15 лет назад за эти суммы боролись около десятка компаний. Сегодня львиная доля рынка энергетического оборудования поделена между четырьмя крупнейшими мировыми концернами: General Electric (США, оборот за 2000 год $11 млрд.), Alstom (транснациональная корпорация со штаб-квартирой во Франции, $13 млрд.,), энергетическим подразделением Siemens (Германия, более $8 млрд.) и Vatech (транснациональная корпорация со штаб-квартирой в Швейцарии, $4 млрд.).
В последние годы серьезную конкуренцию транснациональным корпорациям составляют ряд фирм из развивающихся стран. Например, Индия и ее компания BHEL и Китай с Харбинским заводом по производству турбин.
На долю нашей страны в мировой торговле энергетическим оборудованием приходится около $400—500 млн. в год, то есть около 1%. Это очень скромный показатель, если учесть, что в свое время именно СССР оснастил более 100 ГЭС и ТЭС в десятках стран мира: Индии, Аргентине, Мексике, Финляндии, Канаде, Бразилии, в странах бывшего СЭВ и др.
Тем не менее, если говорить о сегодняшнем дне, отрасль выжила исключительно за счет экспорта, поскольку ни мизерное ее финансирование из госбюджета, ни столь же мизерные заказы со стороны энергетиков и прежде всего РАО ЕЭС не смогли бы сохранить ее. В структуре поставок практически всех крупных предприятий отрасли доля внутреннего рынка с начала 90-х годов не превышает 10—15%.
Силовые акции

Все крупные и интересные с точки зрения бизнеса предприятия энергомашиностроения к сегодняшнему дню, как уже было сказано, поделены между двумя основными игроками.
Первая — это группа «Интеррос» Владимира Потанина, при участии которой ровно год назад был создан концерн «Силовые машины».
Вторая — «Объединенные машиностроительные заводы» Кахи Бендукидзе, в состав которого входят «Ижорские заводы».
На период до 2005 года портфель заказов питерских машиностроителей оценивается в $1,4 млрд.
На сегодня в концерн «Силовые машины» входят «Ленинградский металлический завод», «Электросила», «Завод турбинных лопаток» и «Калужский турбинный завод», а также сбытовая компаний «Энергомашэкспорт».
Как считает Евгений Яковлев, генеральный директор ЗАО «Силовые машины», строительство концерна пока не завершено. В ближайшее время в его состав могут войти и другие предприятия энергетического машиностроения, в том числе украинские. Так, «Силовые машины» заинтересованы в приобретении харьковских заводов «Турбоатом» и «Электротяжмаш».
Сегодня, по словам Евгения Яковлева, стратегия развития концерна направлена на то, чтобы войти в пятерку крупнейших мировых лидеров энергетического машиностроения за счет активного продвижения наших товаров на мировой рынок. В числе приоритетов — Китай, Индия, Латинская Америка, Ближний Восток, Россия и страны СНГ. Но для этого необходимо, чтобы российские производители были конкурентоспособны на мировом рынке.
Евгений Яковлев: «Пока же конкурентоспособность России из года в год падает. Если наши западные конкуренты строят энергообъекты на сумму около $40 млрд. в год, то мы — $120—150 млн. Но главное, чего мы не можем предложить потенциальным заказчикам оборудования, — это выгодных условий финансирования. Скажем, тот же General Electric под постройку энергообъектов предлагает заказчику кредит. Исчисляемые миллиардами долларов оборотные средства компании позволяют ей пойти на такой шаг».
Поэтому сегодня отечественное энергомашиностроение — так считают его «генералы» — вряд ли сможет обойтись без поддержки государства. Это касается не только продвижения товаров на внешние рынки, но и помощи в создании конкурентоспособной продукции. Дело в том, что энергетическое машиностроение — производство с долгим циклом, окупаемость проектов составляет 8—10 лет. В России же банковские кредиты на длительный срок — дело исключительное. А своими средствами энергомашиностроителям недостаток в финансах не восполнить.
В результате уже в обозримом будущем наш внутренний рынок могут захватить западные конкуренты. И такие попытки уже предпринимаются. В начале нынешнего года консорциум, в который входит немецкая компания «Сименс», обратился к правительству России с предложением технического перевооружения и модернизации российских электростанций, работающих на газе. Проект предусматривает замену 44 паросиловых блоков на парогазовые установки. Суммарный объем инвестиций должен составить от $6,8 до $8,5 млрд. Предложение не нашло поддержки у наших властей. Но ведь и попытка эта не последняя.
Определенные надежды «Силовые машины» связывают с развитием сектора промышленной, или «средней», энергетики, где заказчиками строительства объектов являются крупные целлюлозо-бумажные комбинаты, нефтеперерабатывающие заводы и т.д. В частности, сейчас «ЛУКойл» ведет переговоры с РАО ЕЭС о приобретении нескольких электростанций в регионах, где расположены его крупнейшие НПЗ. Если эти планы будут реализованы, встанет вопрос о модернизации мощностей станций.
Тем же самым сейчас заняты «Норильский никель» и Новолипецкий меткомбинат. Сегодня, по словам Евгения Яковлева, в стране наконец появились собственники, которые стремятся вкладывать деньги в развитие своей энергетики. Однако для того, чтобы «Силовые машины» могли устойчиво развиваться, предприятия должны работать для «большой» энергетики. И прежде всего — для внутреннего рынка, где конкуренция пока достаточно слаба. О том, насколько реализуемы подобные надежды, мы еще поговорим ниже.
Смирный атом

В отличие от «Силовых машин», в большей степени ориентированных на производство оборудования для ТЭС и ГЭС, «Ижорские заводы» Кахи Бендукидзе специализируются на атомном энергостроении.
Интерес известного предпринимателя Кахи Бендукидзе к энергомашиностроению не был случайным. «Ижорские заводы» удачно дополняли «Уралмаш». Благодаря объединению этих двух гигантов возник самый крупный промышленный конгломерат в России с монопольным положением на двух рынках: атомных реакторов и горной техники.
На момент покупки «Ижорские заводы» находились на грани финансового краха. Администрация Петербурга настаивала на банкротстве предприятия, долги росли, зарплата не выплачивалась, готовились массовые сокращения специалистов. В феврале 1998 года предприятие выпустило третью эмиссию акций завода, которую в полном объеме выкупили «Уралмаш заводы» Кахи Бендукидзе (ныне «Объединенные машиностроительные заводы»), погасив долги «Ижорских заводов».
На сегодняшний день объем сформированного портфеля заказов «Объединенных машиностроительных заводов» по энергетическому оборудованию на ближайшие 3 года (без учета будущего заказа на строительство АЭС в Индии, о котором чуть ниже) оценивается в $180 млн.
Все атомные проекты, в которых наша страна сегодня принимает участие, были подписаны еще в 80-х годах бывшим СССР. Это относится и к строительству иранской АЭС «Бушер», и к «Тянь-Вань» АЭС (Китай) — каждый из этих контрактов оценивается примерно в $1 млрд.
В ноябре нынешнего года должен быть завизирован контракт с Индией о возведении атомной электростанции в Куданкуламе (южный штат Тамилнад). Его стоимость, как заявляет Минатом, составит $2 млрд. Начало строительства АЭС намечено на будущий год, а окончание — на 2008—2009 годы. 90% оборудования на станцию будут поставлять российские производители, а оставшиеся 10% — индийские предприятия.
Что же касается внутреннего рынка, то в последнее время крупных проектов в области атомной энергетики здесь не реализовывалось — за прошедшие 10 лет в России, кроме энергоблока Балаковской АЭС и 1-го блока Ростовской АЭС, не введено практически никаких новых генерирующих мощностей в атомной энергетике. Речь идет лишь об увеличении нынешних мощностей АЭС и продлении срока эксплуатации энергоблоков.
И тем не менее перспективы развития «Ижорских заводов» Кахи Бендукидзе, как и «Силовых машин» Владимира Потанина, связываются именно с внутренним рынком.
Минус электрификация всей страны

Понять надежды российских энергомашиностроителей можно, ведь потенциально наш рынок — один из самых перспективных. Достаточно сказать, что на сегодняшний день, по разным оценкам, износ энергетического оборудования в России составляет от 52% (данные РАО ЕЭС) до 70% (мнение независимых экспертов). Если оборудование не будет обновляться и дальше, то — и в этом сходятся большинство аналитиков, в том числе из ведомства Чубайса — к 2006 году Россия может стать энергодефицитной страной.
Чтобы этого не случилось, нужны деньги, и немалые. По расчетам самого РАО, до 2005 года на продление сроков службы оборудования ТЭС и ГЭС нужно затратить $3,8 млрд., на техперевооружение и реконструкцию — $3,65 млрд., а на новое строительство и расширение — $4,6 млрд. Если суммировать эти цифры ($12,05 млрд.), то получается, что ежегодные потребности энергетиков в различных агрегатах составляют около $2,4 млрд. В целом же с 2001-го до 2010 года потребности РАО ЕЭС оцениваются более чем в $32 млрд.
Похожая ситуация и в «атомном» секторе энергетики. В ближайшие 5 лет, по данным «Росэнергоатома», заканчивается проектный срок эксплуатации семи энергоблоков 1-го поколения. Для их обновления и реконструкции необходимо около $5 млрд.
Так что «медвежья шкура» для дележа у энергомашиностроителей есть. А вот убит или не убит сам медведь — станет ясно позднее.

Крупнейшие предприятия энергетического машиностроения в 2001 году

МестоГенеральный директорНазвание холдингаПредприятия, входящие в холдингОсновные виды продукцииСуммарный портфель заказов компании на 2001 год ($ млн.)*Объем заказов, выполняемых для российских потребителей в 2001 году ($ млн.)*Объем экспортных заказов в 2001 году ($ млн.)*Выручка от реализации продукции в 2001 году ($ млн.)*Страны-импортерыОсновные акционеры
1Евгений ЯковлевКонцерн «Силовые машины»«Ленинградский металлический завод», «Электросила», «Завод турбинных лопаток», «Калужский турбинный завод», сбытовая компания «Энергомашэкспорт», инжиниринговая компания «ЛМЗ-Инжиниринг»Паровые, газовые, гидравлические турбины, турбогенераторы, гидрогенераторы, крупные электрические машины, тяговые двигатели, механообработанные паровые и газовые лопатки и др.1218309Канада, США, Колумбия, Мексика, Бразилия, Аргентина, Куба, Швеция, Финляндия, Германия, Эстония, Латвия, Литва, Польша, Румыния, Венгрия, Словакия, Югославия, Турция, Болгария, Греция, Белоруссия, Украина, Молдавия, Грузия, Армения, Азербайджан, Казахстан, Киргизия, Узбекистан, Туркменистан, Таджикистан, Монголия, Китай, КНДР, Вьетнам, Бангладеш, Индия, Пакистан, Иран, Ирак, Сирия, Марокко, Алжир, Египет, Нигерия, АнголаХК «Интеррос» — 51% и др. инвесторы
2Каха БендукидзеОбъединенные машиностроительные заводы (группа «Уралмаш-Ижора»)«Ижорские заводы»**Водно-водяные реакторы первого контура для АЭС мощностью 440 и 1000 МВт (ВВЭР — 440, ВВЭР — 1000)681528153350Иран, Китай, Индия, Монголия, Словакия, Болгария, ГерманияИностранные инвесторы (GMO Emerning Markets, Alfred Berg ABN-AMRO, ING и др.) — 41%, топ-менеджмент — 32%, российские частные инвесторы — 10%

* Прогноз.

** «Ижорские заводы» даны в рамках «ОМЗ».

Прочерк — нет данных.

ЕКАТЕРИНА БОРИСОВА

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK