Наверх
15 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "Домашний Тигра."

Брак режиссера и продюсера Тиграна Кеосаяна и актрисы Алены Хмельницкой — исключение из правил. Творческие союзы часто распадаются из-за активного жизненного ритма каждого из супругов. А рецепт семейного благополучия от Тиграна и Алены, напротив, звучит так: «Как можно больше работы».Людмила Киселева: В таких творческих союзах, как ваш, непросто бывает определить, кто главный. То у мужа премьера, то у жены. А чью премьеру вы впервые отметили вместе?
Алена Хмельницкая: Наверное, первой нашей премьерой стала картина «Бедная Саша». Нервничал Тигран ужасно. Когда все осталось позади, даже слег в больницу. Дело в том, что эта новогодняя история снималась в совершенно нереальные сроки: помню, Тигран заходил домой только для того, чтобы переодеться. Кроме того, работа над этим проектом была слишком ответственной и долгожданной. Ведь после того, как режиссер Кеосаян снял фильм «Катька и Шиз», несколько долгих лет он снимал только музыкальные и рекламные ролики.
Л.К.: Благодаря которым он, собственно, и познакомился с актрисой Хмельницкой.
А.Х.: Точнее, подружился. Познакомились мы задолго до этого: здоровались, встречаясь на каких-то презентациях и в общих компаниях. Однажды случайно встретились на бензоколонке. Привет-привет, у кого чего происходит, ля-ля-ля. Слово за слово, Тигран предложил мне сняться в рекламном ролике. Разумеется, я согласилась. Кстати, в тот раз на бензоколонке Тигран был не один. Но спустя время так и не смог вспомнить, что за девушка сидела тогда в его машине. Мы договорились о съемках, я приехала на студию, начался нормальный съемочный процесс. Съемки рекламы длятся всего пару дней. Так что наши отношения развивались стремительно.
Л.К.: Тигран оказался галантным кавалером?
А.Х.: У меня не было возможности это прочувствовать. Все было замечательно и очень красиво. Но так быстро! Я даже с его родителями практически сразу познакомилась: мы с Тиграном забежали к ним домой перекусить. Конечно, он представил меня не как будущую жену, а как актрису, но тем не менее… Ни тебе романтических прогулок, ни волнительных свиданий. Даже обидно. Может, уговорить его хотя бы сейчас немного повстречаться?
Л.К.: Тигран соответствовал вашим девичьим мечтам о будущем избраннике?
А.Х.: На тот момент мне было уже 22 года, но я почему-то совершенно не задумывалась о замужестве. Хотя, если спросить у Тиграна, он наверняка скажет, что это я его охомутала. В этом смысле я совершенно не ханжа: зачем тянуть, если уже взрослые люди встречаются и понимают, что хотят быть вместе? Тем более в нашей ситуации быть вместе было несложно: мои родители, балетмейстеры, работали за границей, я жила с бабушкой, которая часто уезжала.
Почему-то мы сразу зациклились на свадьбе. Даже хотели устроить ее где-нибудь в теплых краях. Но в результате свадьба гуляла на теплоходе и прошла на высшем уровне. А платье, которое привезла мне мама, было такое красивое, что я храню его до сих пор, как-то раз даже надевала на съемки.
Л.К.: Ваши друзья одобрили ваш союз?
А.Х.: Некоторые удивились. Со стороны Тигран производит впечатление довольно резкого и вспыльчивого человека. Что ни говори — южный темперамент. Я сама поначалу немного его побаивалась. Но Тигран оказался совершенно не таким, каким выглядит. Гораздо более ранимым. А вспыльчивость — это напускное, детское, максималистское.
Л.К.: Когда вы познакомились, Тигран знал ваши актерские работы?
А.Х.: Конечно. Причем он видел меня не только в кино, например в «Сердцах трех», но и в театре: со второго курса ГИТИСа я играла Кончитту в спектакле Ленкома «Юнона и Авось».
Л.К.: И как будущий муж оценил ваше драматическое дарование?
А.Х.: А что он мог сказать? Ему только очень не понравилось, что в одной из сцен я появляюсь перед зрителями обнаженной.
Л.К.: Кстати, Тигран никогда не хотел, чтобы вы оставили профессию?
А.Х.: Поначалу он пытался заговаривать на эту тему, но никогда не настаивал. Тем более довольно быстро понял, что постоянно сидеть дома я не могу. После длительного пребывания в четырех, пусть и любимых, стенах просто лезу на потолок. Я с удовольствием нахожусь дома, только зная, что меня что-то ожидает: через час, завтра, на этой неделе. В противном случае начинается депрессия и истерика. Даже после рождения дочки я продержалась дома только год: начала раскисать.
Л.К. И пошли служить в магазин? Неужели не смогли устроиться по профессии?
А.Х.: К тому времени я уже ушла из Ленкома: несмотря на свою любовь к этому театру, я понимала, что он слишком густо населен и серьезных ролей в нем можно ждать всю жизнь. А в кино не приглашали. Друзья как раз искали человека, готового заняться их магазинчиком одежды. И хотя они опасались, что, стоит поманить меня ролью, я все брошу, мне удалось их уговорить.
Л.К.: Сколько вы продержались в сфере торговли?
А.Х.: Три с половиной года. Было очень здорово закупать одежду, привозить ее в Москву и наблюдать, как коллекция распродается. Но бухгалтерия!..
Л.К.: А вам не обидно, что муж не предложил вам тогда какую-нибудь роль? Да и сейчас он задействует вас далеко не во всех своих проектах.
А.Х.: Ни капельки не обидно. У меня нет желания сниматься только ради того, чтобы появиться на экране. Так получилось, что я могу позволить себе выбирать. И выбираю только то, что интересно. Тем более что статус мужней жены налагает на меня большую ответственность. Я понимаю, что на меня всегда будут смотреть более пристально, чем на других актрис. Ведь если роль получится, все начнут говорить: «Ну это она у мужа так сыграла». А в случае неудачи согласно закивают: «Да это же муж жену снимает, чего с нее взять». Думаю, такого же мнения придерживается и Тигран. Хотя сейчас ему, по-моему, уже почти все равно, кто что скажет.
Л.К.: Тем не менее Тигран не позвал вас участвовать в новом мюзикле «12 стульев», который он сейчас готовит. Или вам роль не понравилась?
А.Х.: Как это я не участвую? Еще как участвую. Обсуждаю, советую и критикую. Несмотря на то, что Тигран всегда точно знает, чего хочет, иногда ему необходимо знать мнение со стороны. Я его высказываю, Тигран ко мне прислушивается. Правда, периодически обзывает меня пятой колонной: мое мнение, как правило, весьма критично. Я не завожу глаз и не твержу: ах, как гениально!
Что касается «12 стульев,» то, несмотря на мою любовь к жанру мюзикла, я просто физически не смогла бы участвовать в этом проекте. Актеры будут работать по бродвейской системе, каждый день. А у меня сегодня и так безумно много работы.
Л.К.: Где вы сейчас снимаетесь?
А.Х.: Одновременно в двух сериалах. «Ундина» уже идет по телевизору, мы продолжаем снимать следующие серии: несмотря на «мыльный» формат, в ней нет ни картонной павильонности, ни шаблонных характеров. Но темп работы, что называется, мыльный. То есть сумасшедший. Кроме того, я играю в 12-серийном продолжении «Русских амазонок».
Л.К.: Со сторонними режиссерами работать труднее, чем с мужем?
А.Х.: Об этом можно было бы говорить, если бы я изначально снималась у Тиграна, а потом попала бы к другому режиссеру. Но это не так. Я очень люблю работать с Тиграном, хотя это и непросто. Он не делает поблажек родственникам. Более того, считает, что я должна все делать лучше, чем другие.
Л.К.: Дочь Саша уже знакома с папиной режиссурой?
А.Х.: Как-то Тигран предложил: «Давай-ка, дочка, я тебя сниму». А Саша отказалась. Мы, естественно, вцепились: «Почему»? «Вот когда вырасту — тогда снимешь», — ответила наша дочь. Все творческие споры, обсуждения и рождение новых проектов происходит у нас дома при Саше. Наверное, она понимает, что кино — это не хиханьки, не премьера и не банкет. Это место, где все кричат и ругаются.
Л.К.: Вы назвали Сашу в честь фильма «Бедная Саша»?
А.Х.: Совсем наоборот: когда фильм вышел, Саше было уже два с половиной года. Изначальное название этой картины — «Девочка и вор». А Сашу мы назвали Сашей, потому, что это единственное имя, которое нравится мне безоговорочно. Да и папа у меня Александр. Как-то раз, когда мы только-только познакомились с Тиграном, почему-то зашел разговор о детях. Я сказала: если у меня родится ребенок, назову его Сашей. Тигран начал чего-то бухтеть, но в ответ получил: «Секундочку, а при чем тут ты? Я говорю о своих детях».
Л.К.: И Тигран запомнил этот случайный разговор?
А.Х.: Нет, что вы. Когда мы только ждали ребенка, то вообще называли Это Павликом. Уже не помню, из какой цепочки шуток родилось подобное имя.
Л.К.: Наверняка не обошлось без Павлика Морозова.
А.Х.: Наверняка. Мы не знали, кто родится. В Москве сказали, что определить пол ребенка невозможно. А в Швеции, куда я уехала рожать, вышло еще смешнее. Дня за два до родов мне сообщили: «О! У вас будет бейби!» Я говорю: «Неужели? Что вы говорите!» Но пол ребенка мне не сообщили. Наверное, у шведов на этот счет какая-то особенная медицинская этика.
Родилась девочка. И Тигран по телефону объявил, что хочет назвать ее Сашей. Как вы понимаете, меня это вполне устроило.
Л.К.: Тигран сразу проникся к Саше отцовскими чувствами?
А.Х.: По-моему, поначалу он этого маленького существа немножко побаивался. Да и все мужчины, как правило, начинают общаться с детьми, только когда с ними можно поговорить, услышав в ответ что-то членораздельное. Но теперь, каким бы занятым Тигран ни был, для разговора с Сашей он всегда находит время.
Л.К.: Когда обстановка у вас дома благоприятнее: когда Тигран работает или в период между съемками?
А.Х.: Когда Тигран не работает, общаться с ним совершенно невозможно. Но этого практически не случается: ведь помимо непосредственных съемок, он руководит достаточно крупной телевизионной студией 2В. Так что не припомню какого-нибудь утра, чтобы он не уходил на работу. Но, безусловно, лучшее для нас время — процесс съемок. Ведь тогда он не просто работает, а постоянно ощущает ни с чем не сравнимое моральное удовлетворение и просто пребывает в эйфории.
Л.К.: Неужели вы никогда не ссоритесь?
А.Х.: К сожалению, ссоримся мы постоянно. Иначе не выходит. Слишком разные у нас темпераменты. Тигран мгновенно вспыхивает, но быстро отходит. Я пытаюсь сдерживаться, ношу все в себе и в результате накапливаю обиду, которая когда-нибудь да прорвется. Но в последнее время я изменилась: стала быстрее раздражаться и быстрее остывать.
Наши ссоры — это не принципиальные разногласия, а следствие усталости и нервозности. Когда Тигран приходит домой, ему необходимо освободиться от переизбытка дневного общения. А я по своей природе не умею служить буфером, сразу лезу с вопросами. Нет чтобы переждать! Но знаете, что я заметила? Чем больше я снимаюсь, тем реже мы ссоримся, тем лучше понимаем друг друга, тем спокойнее у нас в семье. Так что выходит, что рецепт семейного счастья от союза режиссера и актрисы — как можно больше работы.

ЛЮДМИЛА КИСЕЛЕВА, фото СЕРГЕЯ АВДУЕВСКОГО

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK