Наверх
15 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 1999 года: "Дорога к морю"

Но в нынешнем году началось строительство Балтийской трубопроводной системы (БТС). И после запуска ее первой очереди в 2001 году Россия получит дешевый выход на балтийские нефтяные рынки. О подробностях проекта рассказывает президент компании «Транснефть» Дмитрий САВЕЛЬЕВ.Несколько дней назад состоялось собрание акционеров НК «Транснефть». Были подведены основные итоги прошедшего года, одним из которых стало то, что нам удалось сдвинуть с мертвой точки проект Балтийской транспортной системы.
В результате его реализации Россия приобретет собственный выход к балтийским нефтяным рынкам и сможет экспортировать нефть в Северную Европу через портовый комплекс в Приморске (Ленинградская область) и санкт-петербургский морской порт. Трубопровод пройдет через территорию Республики Коми, Ненецкий автономный округ, Ярославскую, Тверскую и Новгородскую области к побережью Финского залива.
Значение этого проекта для нефтяного комплекса России и экономики в целом очень велико. Дело в том, что в результате распада СССР Россия потеряла несколько стратегически важных портов в Балтийском и Черном морях. Они отошли к Балтийским государствам (Литва, Латвия, Эстония) и к Украине. Фактически у нас остался лишь новороссийский порт. Но проблема заключается в том, что он не в состоянии «переварить» весь российский нефтяной экспорт. Сейчас через Новороссийск прокачивается около 32 млн. тонн нефти в год. А всего мы экспортируем около 120 млн. тонн из 305 млн. добываемых.
Кроме чисто технических ограничений, для экспорта через Черное море есть и ряд других препятствий. Одно из них — отсутствие гарантии в прохождении танкеров через Босфор и Дарданеллы, которые контролирует Турция.
Перекачка нефти через порты Украины и Прибалтики обходится намного дороже, чем через собственный порт в Новороссийске. Если российский тариф составляет около $2 за тонну, то украинский — $5,5, прибалтийский — $5 за тонну. Транзитные тарифы этих стран по перекачке нефти через их территорию также превышают российские в несколько раз (тарифы прибалтийских компаний больше в 4,3 раза, Украины — в 5,4 раза), хотя все мы пользуемся нефтепроводами, которые достались нам в наследство от СССР. Существуют межгосударственные соглашения о согласовании тарифной политики, которые, к сожалению, не соблюдаются. Примечательно, что до 25% ВВП Балтийских государств — это средства, полученные от перекачки через их территорию российской нефти.
Таким образом, необходимость строительства нового нефтепровода, который дал бы России возможность увеличить перекачку нефти через собственные порты, очевидна. Этот проект выгоден как частным нефтяным компаниям, так и государству. Для нефтяных компаний польза заключается в том, что существенно снижаются тарифы на транспортировку нефти. Соответственно, это уменьшает себестоимость и позволяет либо извлекать дополнительную прибыль, либо снижать цены. Наши нефтяные фирмы становятся более конкурентоспособными.
В свою очередь, государство, осуществляя строительство БТС, создает дополнительные рабочие места, совершенствует инфраструктуру такой значимой для России отрасли, как нефтедобывающая. Наконец, увеличивается налогооблагаемая база. Но и это еще не все. Известно, что государства, трубопроводами которых Россия сегодня вынуждена пользоваться, вступают или собираются вступить в союзы, причем не только торговые, но и военные, потенциально противостоящие России. Получив независимость от этих государств в транспортировке стратегического сырья, Россия обретет политические козыри.
Однако, продвигая проект, мы ощутили серьезное сопротивление тех российских деловых кругов, которые имеют экономические интересы в Прибалтике. Они извлекают прибыль из Вентспилсского терминала и активно противятся реализации проекта БТС. Но мы государственная компания, и я, как ее президент, должен обеспечить защиту интересов России. И мы ее обеспечим.
Реализация проекта Балтийской трубопроводной системы будет состоять из трех этапов.
Первый, рассчитанный на перекачку 12 млн. тонн в год, должен быть воплощен в жизнь за 2,5 года, то есть к концу 2001 года. Он потребует около $500 млн. инвестиций.
Принято решение о том, что $100 млн. на финансирование проекта БТС будет выделено уже в этом году за счет дополнительного инвестиционного тарифа компании «Транснефть» (то есть за счет увеличения существующего в настоящий момент тарифа на перекачку нефти по трубопроводам «Транснефти».— «Профиль»). Приблизительно такую же сумму «Транснефть» инвестирует в 2000 году за счет того же инвестиционного тарифа. Остальные $300 млн. мы рассчитываем покрыть, привлекая средства других инвесторов, прежде всего иностранных.
После реализации первого этапа БТС будет прокачивать до 12 млн. тонн нефти в год. На втором этапе его пропускная способность может быть увеличена до 18 млн. тонн, а на третьем — до 30 млн. тонн. Но их реализация целиком зависит от сырьевой составляющей: если объемы добычи будут увеличиваться, то процесс, естественно, пойдет быстрее.
Существуют два варианта формирования акционерного капитала БТС. При первом компания изначально является полностью государственной, а после реализации проекта часть ее акционерного капитала продается или распределяется на основании индивидуальных соглашений между частными российскими нефтяными фирмами.
При втором варианте частные компании становятся акционерами сразу, но контрольный пакет остается в собственности государства. Решение этого вопроса зависит от Мингосимущества и Минтопэнерго, которые пока не пришли к окончательному мнению.
Первое время нефтяные компании не проявляли особого интереса к проекту. Сейчас ситуация изменилась. Ряд компаний, которые раньше критиковали проект, сейчас проявляют к нему интерес и готовы участвовать в его реализации. Это прежде всего «ЛУКойл», «Сургутнефтегаз», ЮКОС, ТНК и другие.
Маршрут через балтийские порты более выгоден для них. Кроме того, проект стал совершенно реальным. Ясно, что в таком виде он более интересен, чем, например, полгода назад, когда это была некая туманная концепция без конкретных цифр и выкладок. Понятно, что тратить усилия и деньги на разработку и обоснование инвестиционной привлекательности проекта никому особенно не хотелось.
Как известно, проект подразумевает строительство нового трубопровода, который выведет российскую нефть к российским же портам в Санкт-Петербурге и Ленинградской области (Балтийское море). То, что балтийские порты замерзают, не очень влияет на рентабельность проекта. Во-первых, существуют ледоколы, которые способны вывести танкеры на незамерзающие пути. Кстати, использование ледоколов увеличивает себестоимость перевозок весьма незначительно. По нашим подсчетам, менее чем на $1 за тонну. Кроме того, наши западные партнеры готовы предоставить свой танкерный флот, который возит нефть из Норвегии и обратно идет порожняком. Все эти предложения рассматриваются. Конкретные решения будут приниматься ближе к моменту реализации проекта.
Нефть, которую будут прокачивать через БТС, пойдет на европейские рынки. Финляндия, в частности, готова покупать не менее 6 млн. тонн российской нефти в год. Сейчас они получают нашу нефть либо из латвийского порта Вентспилс, либо по железной дороге. Тарифы БТС будут значительно выгоднее прибалтийских. Разница, по нашим подсчетам, составит до $4 за тонну. Что значительно удешевит стоимость и поднимет конкурентоспособность российской нефти. При этом, по нашим оценкам, проект должен окупиться для участников, то есть опять же для государства и для компаний, за девять лет.
Тарифы БТС на отгрузку нефти из трубопровода в танкеры, безусловно, несколько выше, чем в Новороссийске. Но в Средиземноморских портах сейчас предложение нефти очень высоко за счет арабских стран. Там ее переизбыток, поэтому цена на нее ниже (приблизительно на на $1 за баррель), чем в портах на севере Европы и на прибалтийском направлении. Это делает выгоднее продажу нефти именно через БТС. Кроме того, добыча нефти в Северном море постепенно снижается. Ухудшается ее качество. А потребление, наоборот, растет. Так, больше стали потреблять нефти Германия, Польша, где сейчас собираются строить крупный нефтеперерабатывающий завод.
На презентации БТС в Лондоне, которая состоялась несколько недель назад, западные инвесторы проявили к проекту очень серьезный интерес. При этом их планы мало зависят от мировых цен на нефть. Им важно, чтобы нефтепровод прокачивал запланированные объемы нефти на протяжении всего срока эксплуатации. Ведь окупаемость проекта и возврат инвестиций зависят именно от тарифной выручки.
Мы всерьез рассчитываем на западные инвестиции, и, думаю, у нас есть все основания для этого. В частности, перед годовым собранием «Транснефть» получила аудиторское заключение по годовому отчету по международным стандартам PriceWaterhouseCoopers. Это означает, что европейские инвесторы, включая ЕБРР, готовы рассматривать участие во многих наших проектах, в том числе БТС.

ВЛАДИМИР ЗМЕЮЩЕНКО

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK